Жития святых (Димитрий Ростовский)/Февраль/14

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Жития святых — 14 февраля
автор Димитрий Ростовский


Житие преподобного отца нашего Авксентия[править]

В царствование Феодосия Младшего[1] в Царьграде при дворе царском занимал важную должность один благочестивый муж, сын Адды персянина, по имени Авксентий. Он был всеми почитаем как вельможа, хорошо знающий Божественное Писание, а также и светские науки, и как человек, известный своими добрыми делами. Сей Авксентий был знаком с преподобным Маркианом[2], который был потом икономом в великой Церкви, знал также и добродетельного монаха Иоанна, который жил при церкви святого Иоанна Предтечи в предместье Царьграда, которое известно было под именем «Евдома», вел дружеские сношение и с другими благочестивыми мужами. Желая подражать их житию, Авксентий оставил суету, славу и волнение сего мира, и стал воином небесного Царя Христа, приняв иноческое пострижение. Сначала он служил Господу в диаконском чине, потом в пресвитерском, и такую сподобился получить власть над бесами, что мог прогонять злых духов из людей, за что и прославляли его все в Царьграде. Но не славы человеческой искал святой Авксентий: она тяжела была ему; стремясь к безмолвному житию, он оставил многолюдный город, отправился в Вифинию и пришел на одну пустынную гору, называемую «Оксия», которая находилась в десяти стадиях от Халкидона. Понравилось ему то место; он взошел на холм и, воздев свои святыя руки, стал там прославлять Бога, говоря: «ибо Ты, Господи, един даешь мне жить в безопасности» (Пс.4:9).

И вселился святой на той горе, которая потом по имени его была прозвана «Авксентиевой,» под каким названием упоминается гора сие в житии преподобного Стефана[3], пострадавшего от иконоборцев, который впоследствии жил на сей горе.

Жительствуя на сей горе, преподобный Авксентий был найден здесь пастухами; они искали своих заблудившихся овец, которых и разыскали по молитвам преподобного. С того времени и разнеслась молва о святом, так что много людей стало приходить к нему, — одни, чтобы получить телесное исцеление, ибо по молитвам святого выздоравливали от всяких болезней, другие же для пользы душевной. Потом благочестивые люди из окрестных селений, собравшись, построили для преподобного келлию на самой вершине горы. Заключившись в ней, святой через небольшое оконце беседовал с приходящими к нему, поучая добродетели и исцеляя недужных, ибо он был как бы целебный источник, исполненный Божией благодати, так что люди из разных городов приходили к нему, как к безмездному врачу. Однажды к Авксентию пришла из Никомидии жена некоего комита[4], потерявшая зрение, и стала молить его:

— Помилуй меня, раб Бога Вышнего!

На сие преподобный отвечал ей, обращаясь ко всем там присутствовавшим:

— Я грешный человек; как и вы, я также подвержен страстям. Если же вы веруете, что Исцеливший слепого от рождения не презрит и сей женщины, то с усердием помолимся о ней все Господу.

Когда все молились, святой прикоснулся очей ее и сказал:

— Исцеляет тебя Иисус Христос, свет истинный.

Тотчас прозрела та женщина, и все стали прославлять Бога. В благодарность за свое исцеление, она подала щедрую милостыню нищим, которые находились у подножия той горы и просили милостыню у приходящих к святому; и сам он заботился о них, раздавая им через своих учеников приносимый ему хлеб. Кроме дара подавать исцеление у преподобного был еще и другой дар — дар прозорливости. Так, к нему пришли однажды два человека, один православный, другой же последователь еретиков; православного святой принял с лаской и долго беседовал с ним о душевной пользе, а с еретиком он и слова не сказал, провидя его неверие. Когда они отошли от святого, тогда тот еретик начал хулить преподобного и порицать его, называя лицемером. Не успели они еще дойти до своих домов, как на пути встречает еретика слуга, который сообщил ему, что в дочь его вселился бес, который сильно ее теперь мучит. Весть сия сильно опечалила еретика; он раскаялся в своих грехах, отвел дочь свою, одержимую нечистым духом, к преподобному Авксентию и стал смиренно молить святого, чтобы он исцелил его дочь, — и она исцелилась от мучений беса, а ее отец от своего зловерия.

В другой раз к Авксентию пришли два прокаженных, с просьбой исцелить их. Святой спросил их:

— Какие же ваши согрешения, что на вас ниспослано такое наказание Богом?

Они же, поклонившись святому, просили:

— Помилуй нас, раб Христов, и помолись о нашем исцелении.

На сие святой отвечал им:

— Братия, вас постигла болезнь за то, что вы привыкли часто клясться и божиться, чем и воздвигли гнев Божий на себя.

Услышав сии слова святого, они сильно изумились тому, что святой знает их согрешения; пав пред преподобным на землю, они раскаялись в своем грехе. Авксентий сжалился над ними, помазал их священным елеем с головы до ног и сказал:

— Исцеляет вас Иисус Христос, а я сам — человек грешный.

Тотчас прокаженные исцелились от своего недуга.

Однажды привезли к святому на колеснице лежащего на одре расслабленного; родители сего человека, припав к преподобному, с плачем говорили ему:

— Нашего сына постигло расслабление по множеству грехов наших.

Тогда Авксентий спросил их:

— Веруете ли, что Бог может чрез меня грешного подать исцеление вашему сыну?

Они же отвечали:

— Воистину ты Ангел, ниспосланный на спасение наше, и мы верим, что Богу всё возможно.

На сие преподобный отвечал:

— По вере вашей буди вам.

И взяв священный елей, он помазал им всё тело расслабленного; последний тотчас же поднялся совершенно здоровым; все, видевшие это чудо, прославляли Господа Бога. Рассказывать же о всех тех случаях, когда святой прогонял бесов, нет возможности: великое множество людей были избавлены по молитвам святого от нечистых духов, так что к преподобному постоянно приходило из разных, даже отдаленных стран большое число бесноватых, а иных силой приводили к святому, и все они получали избавление от нечистых духов по его святым молитвам. Такую великую силу и власть над бесами получил от Бога сей блаженный подвижник.

Святой Авксентий был также призван на Четвертый Вселенский святых отцов собор, который был в Халкидоне[5]; здесь он много подъял трудов, противоборствуя Евтихиевой ереси и Несториеву зловерию, почему и потерпел много притеснений от еретиков. Но его сильно почитал благочестивый царь Маркиан и все святые отцы весьма любили его; и действительно, он был знаменитым членом собора, отличаясь своей мудростью и чудесами, своею правою верою; невозможно было переспорить его, так как он хорошо знал все Священное Писание. Одним словом, к нему применимо написанное: «Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом» (Лук.24:19).

Утвердив на сем соборе вместе с прочими святыми отцами истинную православную веру, святой Авксентий снова возвратился на свою пустынную гору в свою уединенную келлию. По дороге в Халкидон, как туда, так и обратно, он совершил много преславных чудес, изгоняя бесов из людей, исцеляя всякую болезнь и недуг. Даже находясь в своей келлии, он оказывал вселенной большую пользу, подавая пример добродетельного жития, а также своими духовными поучениями, которыми наслаждались все приходящие к нему из разных стран, равно как удивлялись и творимым им чудесам. Своими прозорливыми очами святой Авксентий и далекое видел с такой ясностью, как бы оно находилось пред ним, — мог видеть и бестелесных блаженных духов и души праведников. Так, однажды заключившись на ночь в своей келлии, он стал возносить свои обычные молитвы Богу, а ученики и пришедшие к святому находились вне его келлии и еще не успели отойти ко сну; вдруг преподобный неожиданно, против обыкновение своего, отворил свое оконце и произнес громким голосом:

— Благословен Господь Бог! Благословен Господь Бог! Благословен Господь Бог!

С сими словами он тяжко вздохнул и склонил свою голову к земле. Когда все стояли и не смели вопросить его, он сказал:

— Чада! светило на востоке, отец наш Симеон, отошел ко Господу[6].

Промолвив это, он сильно заплакал; потом, спустя некоторое время, он опять сказал:

— Святой отец наш, столп и утверждение истины, — Симеон Столпник опочил; его непорочная и чистая душа, проходя мимо, не возгнушалась приветствовать меня грешного и скверного.

Слыша сии слова, все изумились и дивились силе его прозорливости и запомнили час, когда святой сообщил им сие известие; потом весть о кончине святого Симеона Столпника пришла и к благочестивому царю Льву, который вступил на престол после Маркиана, и слух этот распространился повсюду. Тогда и ученики Авксентия, узнав о смерти преподобного, могли еще раз убедиться в истинности слов своего святого наставника: время смерти его действительно совпало со временем предсказания святого.

Вскоре после преставления блаженного Симеона Столпника приблизилась и блаженная кончина святого Авксентия, который уже достиг преклонной старости; тогда с миром отошел ко Господу и сей угодник Божий, который вёл благочестивую и богоугодную жизнь, своим благословением устроил по разным местам много монастырей, был начальником духовным всей Вифинийской области и многих наставил на путь спасения[7].


Тропарь, глас 1:
Пустынный житель, и в телеси ангел, и чудотворец явился еси богоносе отче наш Авксентие, постом, бдением, молитвою небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.


Житие преподобного Исаакия, затворника Печерского[править]

Человеку не возможно избежать искушений; если искуситель дерзнул приступить в пустыне к Самому Господу (Мф.4:3), то тем более дерзает он искушать раба Господня; но подобно тому, как золото, очищенное огнем, светится перед людьми как солнце, так и человек, искушенный напастями врага, преданного вечному огню, просветится пред Богом своими добрыми делами, как яркое дневное светило. Сия истина ясно сказалась на преподобном отце нашем Исаакии, затворнике Печерском. Сей преподобный отец в миру был богатым купцом Торопецким[8]; задумав стать иноком, он роздал все свое имение нуждающимся и монастырям, пришел в пещеру к преподобному Антонию[9], и просил его принять его в число иноков. Преподобный Антоний, предвидя, что сей муж будет подобно Ангелам подвизаться в добродетелях и сам уподобится Ангелам, исполнил его желание. Сделавшись иноком, преподобный Исаакий возлюбил суровую жизнь: он не только надел на себя власяницу, но велел еще купить себе козла и снять с него кожу; из этой кожи, еще сырой и мокрой, он сделал себе одеяние и носил его сверх власяницы, так что кожа та высыхала на его теле. Тогда же Исаакий затворился в одной тесной пещере, которая была размером всего около четырех локтей[10], и там молился Богу со слезами; пищей ему служила одна лишь просфора, но и ту он вкушал через день; жажду он утолял водой, и то лишь в небольшом количестве. И пищу и питье приносил ему преподобный Антоний и подавал чрез столь узкое оконце, что в нем могла поместиться одна только рука; кроме того, преподобный Исаакий никогда не ложился на одр, но сидя, подкреплял себя кратковременным сном. Так, среди великих подвигов, он пробыл семь лет, не выходя из своей тесной келлии.

Однажды, при наступлении вечера, он по своему обычаю начал творить коленопреклонения, воспевая псалмы до полуночи; когда же он утомился, то, погасив свечу, сел на месте своем. Внезапно пещеру озарил великий свет, яркий как солнечный, и к преподобному подошли два беса, в образе прекрасных юношей; лица их светились как солнце; они сказали святому:

— Исаакий! Мы — ангелы, а вот грядет к тебе Христос с небесными силами.

Поднявшись, Исаакий увидел множество бесов; лица их светились как солнце; один же среди них сиял более всех, и от лица его исходили лучи; тогда бесы сказали Исаакию:

— Исаакий! Вот — Христос; пади пред Ним и поклонись Ему.

Не поняв бесовской хитрости и забыв ознаменовать себя крестным знамением, преподобный поклонился тому бесу, как бы Христу.

Тотчас же бесы подняли великий крик, возглашая:

— Исаакий — ты наш теперь!

Посадив его, они и сами сели вокруг него; вся келлия и пещерная улица около той келлии наполнились бесами. Тогда один из бесов, мнимый Христос, сказал:

— Возьмите сопели, гусли и тимпаны и играйте на них, а Исаакий пусть пляшет перед нами.

Тотчас бесы стали ударять в сопели, тимпаны и гусли; схватив Исаакия, они стали скакать с ним и плясать в течение долгого времени; утомив преподобного и оставив его едва живым, и таким образом надругавшись над ним, бесы исчезли.

На следующий день, при наступлении времени, когда обыкновенно Исаакий вкушал свою пищу, преподобный Антоний подошел по своему обычаю к оконцу и сказал:

— Благослови, отец Исаакий.

На сие не было никакого ответа; изумившись Антоний подумал, уж не преставился ли святой Исаакий? Тогда послал он в монастырь за преподобным Феодосием и за прочей братией. Придя, братия откопали пещеру и вынесли Исаакия, думая, что он умер и положили перед пещерою; но тут заметили они, что Исаакий еще жив. Тогда игумен, преподобный Феодосий[11], сказал:

— По истине, происшедшее с ним — дело бесовское.

Затем Исаакия положили на одре, и сам святой Антоний ухаживал за ним. В то время случайно князь Киевский Изяслав возвращался в Киев из Польши; князь Изяслав начал гневаться на преподобного Антония из-за Всеслава, князя Полоцкого, который при жизни преподобного занимал некоторое время киевский престол. Тогда князь Черниговский Святослав прислал ночью из Чернигова за святым Антонием; последний, придя к Чернигову, полюбил место называемое горой Болдынской; выкопав пещеру, преподобный поселился там, где и ныне стоит монастырь. Узнав, что святой Антоний ушел к Чернигову, преподобный игумен Феодосий, взяв Исаакия, перенес его в свою келлию и ухаживал за ним, — а был Исаакий расслаблен умом и телом, так что не мог ни сидеть, ни стоять, ни даже перевернуться на другую сторону, но лежал только на одном боку, так что часто под ним заводились черви. Сам преподобный Феодосий собственными руками омывал и оправлял его и служил ему таким образом целых два года, пока Исаакий лежал. Удивительно то, что в течение двух лет, Исаакий не вкушал ни хлеба, ни воды, ни овощей, и никакой другой пищи, но все-таки оставался живым, лежа на одре своем немым и глухим. Преподобный Феодосий творил молитву над ним, день и ночь, до тех пор, пока на третий год Исаакий не стал говорить; тогда он стал просить поставить себя на ноги и начал ходить как бы ребёнок; но не стремился он идти в церковь, так что его силою туда приводили, а потом он и сам стал приходить в церковь. Начал он затем посещать и трапезу, где его сажали отдельно от братий; пред ним клали хлеб, но он не хотел прикасаться к нему; братия стали было вкладывать ему хлеб в руки, но преподобный Феодосий сказал:

— Положите перед ним хлеб, но не влагайте его в руки ему, чтобы сам он ел.

Так целую неделю он не давал братии вкладывать хлеб в руки Исаакию; последний, смотря на других, стал сам вкушать хлеб и таким образом научился есть. Так преподобный Феодосий избавил его от козней и прельщения диавольского.

Когда преставился преподобный Феодосий и блаженный Стефан стал игуменом вместо него, Исаакий снова стал вести суровую жизнь, сказав искусителю:

— Ты прельстил меня, диавол, когда я находился в уединении в пещере, но теперь уже я не затворюсь, но постараюсь при Божией помощи, победить тебя, трудясь в монастыре.

Тогда Исаакий снова облекся в власяницу, поверх власяницы он надел толстую свиту[12] и начал помогать поварам, работал на братию, входил в церковь на утреню прежде всех и неподвижно стоял на своем месте в церкви. Когда же наступила зима, он стоял в церкви, не взирая на сильный мороз, в сильно разорванной обуви, так что ноги его часто примерзали к камню, но он не переступал ногами до тех пор, пока не оканчивалась служба. После утрени он прежде всех шел на поварню, приготовлял огонь, дрова и воду; только тогда приходили и прочие иноки, на коих было возложено сие послушание. Однажды один из сих иноков, по имени также Исаакий, сказал, подсмеиваясь блаженному:

— Исаакий! вот сидит ворон, иди и поймай его.

Поклонившись до земли, смиренный инок подошел и взял ворона и принес его в поварню к инокам. Удивились все такому делу и рассказали о том игумену и братии; и начали братия с тех пор уважать его. Но не желая славы от людей, блаженный принял на себя юродство и стал оскорблять то игумена, то братию, то мирян, так что многие даже били его. Сделавшись юродивым, он снова вселился туда, где был прежде, — в пещеру преподобного Антония, который уже преставился. Собрав к себе детей, он возлагал на них чернеческое одеяние. За сие он принимал наказание от бывшего тогда игумена блаженного Никона, а иногда принимал побои от родителей тех детей; но он претерпевал всё то с радостью, перенося и побои, и наготу, и холод.

Однажды ночью блаженный Исаакий затопил печь в пещере; печь была худая и когда огонь разгорелся, то пламень начал подниматься кверху чрез трещины; не имея чем прикрыть эти скважины, Исаакий стал босыми ногами на пламень и стоял до тех пор, пока не прогорела печь; тогда он сошел, не испытав никакого повреждения. Много и другого удивительного творил Исаакий. Он получил, наконец, над бесами такую власть, что не страшился их и не боялся их угроз и наваждений; а бесы часто причиняли ему досаждение и говорили:

— Ты наш, Исаакий, потому что поклонялся нашему князю.

Он же отвечал им:

— Князь ваш бесовский — веельзевул; я же боюсь его, как идола мух (так толкуется имя его)[13]; не страшусь я и вас, рабов его; если вы раньше и прельстили меня, потому что я не знал ваших козней и лукавства вашего, то ныне силою Господа моего Иисуса Христа и молитвами преподобных отцов Антония и Феодосия я одержу победу над вами.

При сем он ознаменовывал себя крестным знамением и так отгонял их. Иногда бесы старались тем навести ужас на блаженного, что приходили к нему ночью, многочисленной толпой, с мотыгами[14] и заступами, и говорили:

— Раскопаем мы пещеру твою, и погребем тебя под развалинами.

Другие же из них говорили ему:

— Выйди, Исаакий: тебя хотят засыпать в пещере.

На сие блаженный отвечал им:

— Если бы вы были людьми, то ходили бы днем; но вы сыны тьмы, посему и ходите во тьме.

При этом он осенял себя крестным знамением, как и при всех наваждениях, и бесы тотчас же исчезали. Иногда, желая устрашить его, они являлись в образе медведей или львов и других лютых зверей, то приползали к нему в виде змей, жаб, мышей и других гадов, но ничего не успев сделать, сказали наконец:

— Исаакий, ты победил нас!

Он же отвечал:

— И вы некогда победили меня, явившись в образе Иисуса Христа и ангелов, не будучи достойны такого образа; теперь являетесь вы в подлинном своем виде, в образе зверей и скотов, змеев и гадов, так как таковы вы и сами.

И с тех пор бесы не могли причинить святому никакой напасти; он вел с ними борьбу три года с тех пор, как сам вселился вторично в пещеру, по его собственному свидетельству о том. После сего он начал вести еще более суровую жизнь, являл еще большее воздержание, усиленнее стал он поститься и подвизаться. Среди таких подвигов наступило время его кончины; он сильно занемог в своей пещере. Братия перенесли болящего в монастырь; здесь он болел до восьми дней и в добром исповедании отошел ко Господу[15]. Игумен Иоанн, и вся братия, опрятав тело преподобного, погребли его честно в пещере, где находились и другие святые отцы. Так сей добрый воин Христов, побежденный сначала врагом, после сам победил диавола и сподобился получить небесное Царствие. Святыми молитвами его да сподобимся и мы, победив врагов души нашей, царствовать с победителем ада, Иисусом, Царем славы, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение со безначальным Его Отцом и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и в бесконечные веки, аминь.


Память преподобного Марона[править]

Преподобный Марон избрал себе подвиги беспокровного жития. С этою целью он взошел на вершину одной горы, которая чтилась когда-то некоторыми из язычников, нашел там оставленный уже языческий храм и, посвятив его Богу, стал жить в нем[16]. Впоследствии он соорудил для себя небольшой шалаш, но мало пользовался им. По природе болезненный сам, он уступал его другим больным, которые во множестве приходили к нему. И Подвигоположник Бог благодатью Своею подкреплял святого подвижника и по молитвам его исцелял приходивших к нему для исцеления. Вскоре преподобный стал известен тем, что одною только молитвою исцелял горячку, лихорадку и многие другие болезни, а также изгонял бесов, В течение своей жизни он основал множество обителей и подвигами поста многих иноков сделал угодными Богу. Таким образом, усердно подвизаясь в добродетели, святой Марон врачевал в то же время и тела, и души людей. Перенесши множество различных недугов, преподобный после кратковременной болезни оставил эту жизнь и с миром отошел ко Господу[17].


В тот же день память святого равноапостольного Кирилла, учителя Словенского[18].


Память святого Авраама, епископа Каррийского[править]

Преподобный Авраам жил в царствование императора Феодосия Великого[19]. Местом его рождения и воспитания был остров Кипр[20]. Пришедши в совершенный возраст, он роздал на монашеские обители свое имущество, принял в одной из них монашество и предался иноческим подвигам. Бодрствованием, молитвенным стоянием и постом он до того изнурял свое тело, что на долгое время терял способность двигаться, и совершенно не в состоянии был ходить. Узнав, что на Ливанских горах[21] есть одно удобное для уединенных подвигов место, преподобный Авраам оставил обитель и пришел туда. Он соорудил небольшую келлию и стал проводить время в подвигах отшельнической жизни. В строгом молчании он три дня проводил в келлии, и только на четвертой день так же безмолвно выходил из нее. Много страданий претерпел на этом месте преподобный. Язычники, узнав о нем, сперва засыпали его песком, а потом стали причинять ему и другие насилия, с целью заставить его уйти подальше из этого места. Кроме того и бедные земледельцы из ближнего селения сильно досаждали ему тем, что часто приходили к нему и просили подаяния. Но преподобный терпеливо переносил всё, и чтобы избавить себя от мучительных издевательств, отдавал просившим подаяние всё то, чем снабжали его некоторые благочестивые посетители. Такое человеколюбие преподобного до того поразило жителей селения, что они построили церковь, и так как были христианами, то стали настойчиво просить его принять иерейский сан и быть их пастырем. Святой Авраам исполнил их желание и, утвердив свою паству в благочестивой жизни, оставил ей вместо себя другого иерея, а сам снова поступил в монастырь. Вскоре он прославился великими подвигами и, как муж высокого благочестия, был поставлен епископом города Карра[22]. Примером своих строгих подвигов и боговдохновенными наставлениями он в короткое время привел свою паству к богоугодной жизни. Во все время своего пребывания в священном сане, святой Авраам никогда не вкушал ни хлеба, ни приготовленного на огне кушанья, ни вареных или квашенных в воде овощей; его пищею были только сырые овощи, дикие ягоды и прочее, сему подобное. Когда слух о преподобном Аврааме дошел до императора Феодосия Младшего[23], то последний пригласил его к себе. Преподобный отправился в Константинополь и, прожив в нем недолгое время, предал душу свою Господу. Тело его, по повелению благочестивого императора, торжественно было перенесено из Константинополя в город Карр и там предано погребению.


Примечания[править]

  1. Феодосий Младший царствовал от 408 до 450 года.
  2. Память преподобного Маркиана — 10 января.
  3. Память его 28 ноября.
  4. Комитами назывались первоначально спутники высшей чиновной особы в провинции, а позднее спутники императоров, составлявшие их приближеннейшую свиту. Со времен Константина Великого это наименование стало титулом всех придворных и государственных чинов, хотя бы они и не принадлежали к императорской свите.
  5. 4-й Вселенский собор происходил в 451 году.
  6. Святой Симеон Столпник скончался в 459 году; память его — 1 сентября.
  7. Святой Авксентий скончался в царствование Льва Великого, около 470 года.
  8. Торопец — уездный город Псковской губернии.
  9. Преподобный Антоний Печерский, первоначальник монахов в России, и основатель Киево-Печерской Лавры. Преподобный Антоний подвизался 46 лет в пещере; преставился 90 лет, в 1073 году 7 мая. Мощи преподобного Антония почивают под спудом в той самой пещере, где подвизался он. Память преподобного Антония — 10 июля.
  10. Локоть или лакоть — мера длины, равная 10,5 вершкам.
  11. Преподобный Феодосий, игумен Киево-Печерский, на 24 году вступил в монашество в Киево-Печерском монастыре, где впоследствии, по избранию братии и благословению преподобного Антония, был поставлен игуменом. Он первый ввел в своем монастыре устав общежития Константинопольского Студийского монастыря; преставился 3 мая 1074 года.
  12. Свита или свитка — верхняя простая грубая одежда.
  13. Веельзевул — идол Аккаронский в Палестине, начальник над житницами и съестными припасами, который отгонял мух и других гадов. В Еванг. (Матф.12:24 и Луки 11:15) называется он князем бесовским.
  14. Мотыга — кирка, заступ, железная лопатка.
  15. Преподобный Исаакий преставился в XII веке. Мощи его открыто почивают в пещерах преподобного Антония, а часть их перенесена из Киева в Торопец игуменом Кудина монастыря в 1711 году.
  16. Гора эта находилась недалеко от города Кирра в Сирии, на два дня пути от Антиохии в Евфратской епархии.
  17. Скончался в IV веке. — Ученики Марона были: Иаков Отшельник — 26 ноября, Лимний — 22 февраля, Домнина — 1 марта.
  18. Скончался 14 февраля 869 года. (Житие его — под 11 числом мая, когда он вторично воспоминается вместе с братом своим Мефодием).
  19. Феодосий I Великий царствовал с 379 по 395 год. Он управлял восточною частью римской империи.
  20. Остров Кипр находится в восточной части Средиземного моря; это — гористый, в древности весьма плодородный остров. Во время благовестнических путешествий Апостола Павла о. Кипр первый удостоился слышать его и Варнаву (Деян. 13: 4—12). С 16-го века остров находится во власти турок.
  21. Ливанская горная цепь тянется по берегу Средиземного моря от северных границ Палестины на север.
  22. Город Карр находился в Месопотамии в верховьях реки Евфрата, на берегу одного из его притоков (Ховаре), несколько южнее города Едесы.
  23. Император Феодосий II Младший царствовал от 408 до 450 года.