Переулочки (Цветаева)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Переулочки
автор Марина Ивановна Цветаева (18921941)
Дата создания: 1922, опубл.: 1923. Источник: «Наследие Марины Цветаевой»



ПЕРЕУЛОЧКИ


Поэма-сказка

Алексею Александровичу
Подгаецкому-Чаброву
на память о нашей последней Москве

А не видел ли, млад, — не вемо-што,
А не слышал ли, млад, — не знамо-што
В белохрущатых громких платьицах
В переулочках тех Игнатьевских.

Свет до свету горит,
Должно, требу творит,
Богу жертву кадит,
С дуба требоваит.

А звоньба-то отколь? — Запястьица!
А урчба-то отколь? — Заклятьице!
Попытай молодецка счастьица
В переулочках тех Игнатьевских!

Две колдобины. Пень.
Развалённый плетень,
Без следочку — да в темь,
Всех окошечек — семь.

Пока дома сидишь — подумывай,
А шестое пройдёшь — послеживай:
С бережочку рыбачка юная
В полглазочку косит: не клюнуло ль?

Дунет — костром загарит,
Плюнет — рублём подарит,
Ох, башковит-красовит,
Дальше — язык не велит!

Оттого-то и в полглазочку-то
Сверх крутого плеча покатиста.
На пустые слова не тратятся
В переулочках тех Игнатьевских!

А войти-то как? — Выходом.
А речи́-то как? — Выкрутом.
А на што мне креститися?
Все Христы-то где ж? — Вышедши.

На плёт-паутиночку
Крестись без запиночки!
Смекай, мол, детинушка,
Своя здесь святынюшка.

Занаве́с-мой-занаве́с!
Мурзамецкий мой отрез!
Часть-рябь-слепь-резь!
Мне лица не занавесь!

Погоди, молодец, успеется!
Чай, не диво како под пологом!
На князьке вороные голуби
В ползобочка воркуют до-люби:

Про белые плечи,
Которых не смети,
Про сладкие смеси —
Потом не жалети…

Про неги, про лести,
Зелёные листья,
Про яства — не сети,
Орешки — не грызти.

А ещё, молодец, не тупиться!
Али к чаше-идёшь-причастьицу?
Прямо в очи глядят, — но застятся
В переулочках тех Игнатьевских!

Уж как плотно-наплотно
Те платки запахнуты!
Яблочками, яхонтами
Улещает, шахматами.

(От моих горячих губ —
Лихоманочки идут!
От моих горячих губ —
В теле жилочки гудут!)

Шахматами, яхонтами…
Уста мои сахарные,
Совсем ещё матушкиным
Молочишком пахнете!

(Разрумяниста моя
Знобь-Тумановна!
Лихоманочка моя
Лихомановна!)

= = =

А — и — рай!
А — и — вей!
О — би — рай!
Не — ро — бей!

Яблок — яхонт,
Яблок — злато.
Кто зачахнет —
Про то знато.

Яблок — лесть,
Яблок — ласть.
Рук за пазуху
Не класть.

Зорким — слепость,
Чутким — глухость.
Голубей вверху
Не слухать.

Робким — плеть,
Дерзким — ласть.
Глазком яблочка
Не красть!

Как за праву-то рученьку
Хлёст да плёск!
Вместо белой-то рученьки
Ящеров хвост!

Как за леву-то рученьку
Схватит — хляст!
Ошалелой гадюченькой
В левый глаз!

Пояском через плечико
Хочет — клёк:
Раю-райскою реченькой
Шёлк потёк.

А — ю — рай,
А — ю — рей,
Об — ми — рай,
Сне — го — вей.

Чеснок — яблочку
Неровня.
Аю-раюшки
Раевна.

Речка — зыбь,
Речка — рябь,
Рукой — рыбоньки
Не лапь…

Не то на кривь,
Не то на бок,
Раю-радужный
Кораблик.

Речка — хлип,
Рыбка — плёск.
От всей рыбоньки —
Лишь хвост.

Уж и странствьице —
Любота для глаз!
Шемаханские
Паруса у нас!

(Что за дурость-така-соплячество
Башкой русою в юбки прятаться?)

Райской слюночкой
Между прочих рек
Слыву, — вьюношам
Слаще, бают, нет.

(Шепоточки-мои-смеюнчики,
Сладкослюнчаты, сладкострунчаты!)

Как за те шепота —
Брыком-рёвом душа,
Как за те шепота —
Турьим рогом башка!

На корме вороные голуби
В ползобочка воркуют до-люби:

Про рёбра, про дёсны,
Голодную вёсну,
Про лён-тот-нечёсан,
Поклон-тот-непослан.

А на што нам лён,
Зелена башка?
Твой земной поклон —
В широки шелка:

Кланяйся,
Кланяйся!

Под расчёсочку
Подставляй ленок,
Чтоб и спросыпу
Не сказал сынок:

К маменьке,
К маменьке!

Река — радужну
Широту струит.
Видишь — матушка
На лужку стоит:

Кланяйся,
Кланяйся!

Ещё кланяйся
На восток-ковыль.
Волеваньице,
Дорогая быль —

С памяти!
С памяти!

Ой! — Молния!
Ой! — Жжёт!
Но — молния:
Конь — ржёт!

Раз — на ноги,
Два — за косы,
Три — славу петь.
Ан —

Ни косы-ни руна,
Ни реки-ни челна,
Две вожжи,
Ямщичок, жги!

Красен тот конь,
Как на иконе.
Я же и конь,
Я ж и погоня.

Скачка-то
В гру — ди!
Жарок огонь!
Жги!

В обе вожжи!
Гей, мои рыжи!
Лжей-то в груди
Семь, да семижды
Семь, да ещё —
Семь.
Жги, ямщичок,
В темь!

Тьмищами — в тыл!
Не перетопать!
Щёк моих пыл,
Жил моих про́пад!

Заревом в лоб — ржа,
Ры — жая воз — жа!

Сласть-то одна!
Мук-то двенадцать!
Брось повода!
Рученьки настежь!

— На́! — На века́-дни
Царствьица хлеб — ни!

Льни,
Льни,
Черны
Котлы смоляны!

Не лги: смоляны,
То льны зелены.

Клонись,
Кренись,
Ресницами льни.
Ложись под свист
Стрелы калены.
Ай, льны!

Ай, льны льняны,
Царицыны льны!
Ручьи с земли
Помин привезли:

Ресницами шли,
Глазницами шли,
Землицею шли, —
Солоны!

Солоницами — глазницы
У ржаной земли.
Что ж вы, гости имениты,
Мало по — были?

Солоницею — землица,
Сколько хошь — соли!
Что ж вы, плоти румянисты,
Мало по — жили?

Мало ль, много ли —
Дроги поданы!
Проходи со мной
Муку огненну!

Ой — молния!
Ой — гром!
Не — молния:
Конь — в дом!

Раз — выступом,
Два — выскоком,
Три — искры в лоб!
Ан:

Ни огня-ни котла,
Ни коня-ни седла,
Два крыла,
Да и в ла —
зорь!

Лазорь, лазорь,
Крутая гора!
Лазорь, лазорь,
Вторая земля!

Зорь-Лазаревна,
Синь-Ладановна,
Лазорь-лазорь,
Прохлада моя!
Ла — зорь!

Во останный во разочек
Затянись, замри!
То последний ветерочек
С аржаной земли:

Горбы, бороды, да борозды,
Да зеленя.
Дух навозенный, забористый,
— Моя земля!

Котёл без дна!
Ладонь-глубизна!
Лазорь, лазорь,
Синь-Озеровна:
Ла — зорь!

Во останный во последний
Через всю-от-синь:
Не за раннею обедней
Молодцу — помин…

В кузне — славу куют,
К устам — чару несут,
Другу — славу поют
В ла — зорь.

Лазорь, лазорь!
Златы стремена!
Лазорь, лазорь,
Куды завела?

Высь-Ястребовна,
Зыбь-Радуговна,
Глыбь-Яхонтовна:
Лазорь!

Звончей, звонницы-бессонницы,
Во весь-от-звон!
Здесь головушки не клонятся:
И так взойдём!

Синей, дымницы-кадильницы,
Во весь-от-дым!
На груди моей — одиннадцать
Ещё с одним!

Аминь,
Помин,
Морская Хвалынь,
Синь-Савановна,
А —

Весь-от-и мир,
Маревом — дни!
Без вести — мир,
Без вести — мы.

Синь-ты-Хвалынь,
Сгинь-Бережок!
Звёздная синь —
Наш положок.

Но через весь
Морок — взгляни! —
Лестницею —
Ризы мои!

Глух пуховик:
Дна не достанешь,
Каменем крик
Панет — и канет.

Поволевав,
Пошалевав:
Синь — в сапогах,
Синь — в головах…

Пасть — не упасть,
Плыть — не доплыть.
Дарственными —
Душу насыть!

Милый, растрать!
С кладью не примут!
Дабы принять —
Надо отринуть!

Первая цвель,
Пригород лишь!
Этих земель —
Тридевять их!

Но через весь
Пропад — взгляни! —
Пригоршнями —
Земли мои!

Милый, не льни:
Ибо не нужно:
Ибо не лжи:
Ибо не мужа

Здесь, ни жены.
Раны не жгут,
Жатвы без рук,
Клятвы без губ.

Не удержав,
— Всё раздари! —
Жаворонком
Рана моя

В ла —

Лазорь, лазорь,
Круты рамена!
Лазорь, лазорь,
Куды завела?

Туды-завела,
Сюды-завела,
Концы залила,
Следы замела

В ла —

В лазорь-в раззор
От зорь — до зорь
На при — вязи
Реви, заклят:
Взор туп,
Лоб крут,
Рог злат.

= = =

Турий след у ворот,
От ворот — поворот.


Апрель 1922, Москва


Примечания

  • Впервые — Цветаева М. Ремесло. Книга стихов. (Берлин: Геликон, 1923). Приводится по тексту первой публикации.
  • Поэма написана по мотивам известной былины «Добрыня и Маринка». По былине, её героиня Марина Игнатьевна, живущая на киевской Игнатьевской улице, — колдунья, чародейка и безнравственная женщина. Сжигая следы Добрыни, она пытается всеми способами приворожить его; однако, после недолгого торжества своей победы, погибает от его карающей руки. У Цветаевой герои поэмы безымянны. Герой абстрактен и пассивен. Героиня не только одерживает победу, она выведена совсем иною — мудрой и сильной, хоть и грешной. Она завораживает «доброго молодца» не только и не столько земными соблазнами, сколько небесными, райскими.
  • Чабров А. А. (настоящая фамилия Подгаецкий; ок. 1888 — ок. 1935) — актёр и музыкант, друг композитора Скрябина; впоследствии уехал за границу, перешёл в католичество и стал священником.