Страница:Lobachevsky (Syn otechestva).djvu/4

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск
Эта страница выверена


кое тяжелое, такое темное и непроницаемое ученіе, если бы самъ онъ отчасти не надоумилъ насъ, сказавъ, что его Геометрія отлична отъ употребительной, которой всѣ мы учились, и которой, вѣроятно, ужъ разучиться не можемъ, и есть только воображаемая. Да, теперь все очень понятно. Чего не можетъ представить воображеніе, особливо живое и вмѣстѣ уродливое? Почему не вообразить наприм. черное бѣлымъ, круглое четыреугольнымъ, сумму всѣхъ угловъ въ прямолинейномъ треугольникѣ меньшею двухъ прямыхъ, и одинъ и тотъ же опредѣленный интегралъ равнымъ то \tfrac{\pi}{4}, то \infty? Очень, очень можно, хотя для разума все это и непонятно.

Но спросятъ: для чего же писать, да еще и печатать такія нелѣпыя фантазіи ? — Признаюсь, на этотъ вопросъ отвѣчать трудно. Авторъ ни гдѣ не намѣкнулъ на то, съ какою цѣлію онъ напечаталъ сіе сочиненіе, и мы должны слѣдовательно прибѣгнуть къ догадкамъ. Правда, въ одномъ мѣстѣ онъ ясно говоритъ, что будто бы недостатки, замѣченные имъ въ употребляемой доселѣ Геометріи, заставили его сочинить и издать эту новую Геометрію; но это, очевидно, несправедливо, и по всей вѣроятности, сказано для того, чтобы еще болѣе скрыть настоящую цѣль сего сочиненія. Во первыхъ это противорѣчитъ тому, что сказалъ самъ же Авторъ о своей Геометріи, т: е: что она въ природѣ во все не существуетъ, а мог-



Тот же текст в современной орфографии


кое тяжёлое, такое тёмное и непроницаемое учение, если бы сам он отчасти не надоумил нас, сказав, что его геометрия отлична от употребительной, которой все мы учились, и которой, вероятно, уж разучиться не можем, и есть только воображаемая. Да, теперь всё очень понятно. Чего не может представить воображение, особливо живое и вместе уродливое? Почему не вообразить, например, чёрное белым, круглое четырёхугольным, сумму всех углов в прямолинейном треугольнике меньшею двух прямых, и один и тот же определённый интеграл равным то \tfrac{\pi}{4}, то \infty? Очень, очень можно, хотя для разума всё это и непонятно.

Но спросят: для чего же писать, да ещё и печатать такие нелепые фантазии? — Признаюсь, на этот вопрос отвечать трудно. Автор нигде не намекнул на то, с какою целию он напечатал сие сочинение, и мы должны следовательно прибегнуть к догадкам. Правда, в одном месте он ясно говорит, что будто бы недостатки, замеченные им в употребляемой доселе геометрии, заставили его сочинить и издать эту новую геометрию; но это, очевидно, несправедливо, и по всей вероятности, сказано для того, чтобы ещё более скрыть настоящую цель сего сочинения. Во-первых, это противоречит тому, что сказал сам же автор о своей геометрии, т. е. что она в природе вовсе не существует, а мог-