«Пляши, куколка, пляши!» (Андерсен/Ганзен)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Пляши, куколка, пляши!»
автор Ганс Христиан Андерсен (1805—1875), пер. Анна Васильевна Ганзен (1869—1942)
Язык оригинала: датский. Название в оригинале: "Dandse, dandse Dukke min!", 1871. — Источник: Собрание сочинений Андерсена в четырёх томах. — 1-e изд.. — СПб., 1894. — Т. 2. — С. 434—435.. «Пляши, куколка, пляши!» (Андерсен/Ганзен) в дореформенной орфографии


— Ну, это песенка для самых маленьких ребятишек! — уверяла тётя Маллэ. — Я при всём своём добром желании не могу распевать её!

Зато это могла малютка Амалия. Ей было всего три года; она играла со своими куклами, занималась их воспитанием и старалась сделать их такими же умными, как тётя Маллэ.

В дом хаживал студент; он давал уроки братьям Амалии, но часто и подолгу беседовал и с самою крошкой Амалией, и с её куклами. Малютка находила эти беседы такими забавными, но тётя Маллэ утверждала, что студент совсем не умеет обходиться с маленькими детьми: их маленьким головкам не переварить его болтовни. А вот Амалия всё-таки отлично понимала его и даже заучила с его слов целую песенку: «Пляши, куколка, пляши!» и распевала её трем своим куклам; две были новые: барышня и кавалер, а третья старая, и звали её Лизой. Но и Лиза тоже слушала песенку и принимала участие в танцах.

"Пляши, куколка, пляши!
Веселись от всей души!
Разодета ты по моде,
Кавалер твой в том же роде!
В белом галстуке, в сапожках,
И с мозолями на ножках!
Как вы оба хороши!
Пляши, куколка, пляши!

Да и ты не отставай,
Лиза — свет мой, не зевай!
Хоть стара ты и чумаза,
Без волос стала, без глаза,
Паричок мы смастерили,
Щёчки, носик приумыли —
Вновь ты стала хоть куда!
Так поди ж и ты сюда!

Пляши, куколка, пляши,
Веселись от всей души!
Ручки в бок, вертись живее!
Вправо! Влево! Ну, бойчее!
Коль плясать, так уж на славу,
На здоровье, на забаву,
Веселиться от души!
Пляши, куколка, пляши!"

И куклы понимали песню, крошка Амалия тоже, и студент тоже. Он, ведь, сам сочинил её и сказал, что она очень удалась. Не понимала её только тётя Маллэ, — она уж давно вышла из пелёнок! Но крошка Амалия продолжала распевать песенку.

От неё-то мы её и переняли.