Акты, относящиеся к истории южной и западной России/ДО/Том 4/44

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи : собранные и изданные Археографическою Комиссіею — Томъ 4
авторъ неизвѣстенъ
См. Оглавленіе. Источникъ: Commons-logo.svg Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи. Томъ 4. — Санктпетербургъ. Въ типографіи П. А. Кулиша. 1863. Акты, относящиеся к истории южной и западной России/ДО/Том 4/44 въ новой орѳографіи




[62] 44. — 1657, октября 18 — ноября 30. Статейный списокъ стряпчаго Дмитрія Иванова Рагозина, посланнаго изъ Москвы къ гетману Ивану Выговскому сь царскою грамотою о рожденіи царевны Софіи и для развѣдыванія о состояніи умовь вь Южной Руси.

Лѣта 7167-го, октебря въ 18 день, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца указу, велѣно стряпчему Дмитрею Иванову сыну Рагозину ѣхать Войска Запорожского къ гетману къ Ивану Выговскому и ко всему его царьского величества Войску Запорожскому съ его государевою радосною грамотою.

И стряпчей Дмитрей Рагозинъ поѣхалъ съ Москвы октебря въ 22 день. А въ Путивль пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ ноября въ 8 день. А изъ Путивля поѣхалъ ноября въ 9 день. А съ нимъ, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу и по грамотѣ изъ Путивля, бояринъ и воевода Микита Олексѣевичь Зузинъ послалъ до Чигирина дву человѣкъ: Путивльца сына боярского Дениса Семенова сына Мужецкова да Петра Рыжку.

И ноября въ 10 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ первое Черкаское село Хмылово въ ночи. И тое жъ ночи, перемѣня подводы и взявъ провожатыхъ, поѣхалъ изъ села Хмылова, а Путивльскія подводы отпустилъ въ Путивль.

Ноября въ 11 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ городъ въ Ромну и сталъ на ратушномъ дворѣ. И тогожъ часу пришли къ стряпчему сотникъ Кондратъ Войтенокь да отаманъ Яковъ Глущенокъ, и говорили стряпчему: какъ Богъ милуетъ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца и многихъ государьствъ государя и обладателя? И стряпчей Дмитрей Рагозинъ говорилъ: какъ онъ поѣхалъ отъ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Ведикія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, и многихъ государьствъ государь и обладатель на своихъ царьскихъ преславныхъ государьствахъ Російского царьствія далъ Богъ въ добромъ здоровьѣ.

И стряпчей Дмитрей Рагозинъ спрашивалъ у сотника и у отамана: гдѣ нынѣ гетманъ Иванъ Выговскій? И они сказали: гетманъ де въ Чигиринѣ. Да они жъ говорили въ розговорѣ про Татаръ, что подбѣгали у нихъ Татарове подъ городокъ подъ Кишеньку ноября въ 3 день, и подъ Кишенькою де взяли въ языкахъ Татарина, и онъ де сказывалъ въ роспросѣ, что кочуютъ Татарове подъ Сокольими Горами въ бояракахъ, и приходили де для языковъ и провѣдыванья, не станутъ ли де приходить на нихъ царьского величества ратные люди и козаки Войска Запорожского; да тотъ же де Татаринъ въ роспросѣ сказывалъ, что де ханъ Крымской съ козаками хочеть миритьца. Да они жъ въ розговорѣ говорили про государевыхъ ратныхъ людей, что съ окольничимъ и воеводою со княземъ Григорьемъ Григорьевичемъ Ромодановскимъ и съ товарыщемъ ево всякихъ служилыхъ людей тысечь съ тритцать, только де у нихъ нужно было запасами и стояли на полѣхъ, а нынѣ де нужно ль имъ и гдѣ они стоятъ и кормъ даютъ ли, или нѣтъ, того де мы не вѣдаемъ.

А говоря съ ними стряпчей и взявъ подводы и провожатыхъ, поѣхалъ тогожъ числа. А провожатые были съ Ромны козаки: Левко Витейкинъ съ товарыщи, четыре человѣка. А въ розговорѣ говорили тотъ Левко да села Хмылова козакъ Родка Сырова: До пріѣзду де стряпчева недѣли за три была у полковника у Грицка и у сотниковъ по городомъ рады, збирали козаковъ и чьли передъ ними пунты (sic) будто отъ царьского величества, а въ пунтахъ де написано: быть де только въ Запорогѣхъ [63]Запорожскимъ козакомъ десяти тысечамъ; а достольныхъ де въ дрогуны и въ солдаты, да съ нихъ же де имать со всево десятина, и рандомъ быть на великого государя; и допрашивали: хотите ли де приклонитьца куда къ иному? И они де, выслушевъ у нихъ, да крикнули; Мы де поддались и подклонились и крестъ цѣловали великому государю, что ему, государю, служить вѣрою и правдою и за нево помереть; а полковникъ де нашъ и сотники хотѣли израдить, а какъ де мы на ихъ волю здались, и у нихъ де было здумано, что де Войску нашему рушетца тотчасъ. А нынѣ де мы полковника и сотниковъ своихъ не послушаемъ, безъ государева указу никуда не пойдемъ; а будетъ де великій государь укажетъ куда итти, и мы де готовы тотчасъ.

Ноября де въ 12 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ городъ въ Лофицу и сталъ въ городѣ; и того жъ часу пришли къ стряпчему сотникъ Василей Яковлевъ да отаманъ Андрей Михайловъ, и спрашивали о государевѣ здоровьѣ. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ говорилъ рѣчь, какъ и Роменскому сотнику и отаману. Да они жъ въ розговорѣ говорили про Татарскія вѣсти тожъ, что Роменской сотникъ и отаманъ. Да они жъ говорили про Польского короля, что де онъ въ Польши, а далъ де ему король Цысарской Нѣмецкихъ людей двѣнатцать тысечь, а король де Польской отдалъ ему за то Краковъ; а гетманы де въ войскѣ у Поляковъ старые. Да они жъ въ розговорѣ говорили про Кіевского митрополита: Хотѣлось де намъ въ Кіевъ въ митрополиты Болабона изъ Луцка. Да они жъ говорили про Ракоцу, что онъ у себя въ Венграхъ. А говоря съ ними стряпчей и взявъ подводы и провожатыхъ, поѣхалъ въ Лубны тогожъ числа. А провожатые были Лофицкія козаки Данилко Молофѣевъ съ товарыщи четыре человѣка, а говорили въ розговорѣ тожъ, какъ Роменской козакъ Левко Витейкинъ, что де у ихъ сотниковъ и у отамановъ была такая жъ рада и ихъ допрашивали, и они де выслушавъ имъ отказали и мѣщане де съ ними на нихъ кричали. А нынѣ де намъ отъ сотниковъ и отамановъ приказъ есть, чтобъ были готовы, и порохъ и свинецъ и пульки бъ готовили.

Ноября въ 13 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ городъ въ Лубны и сталъ на ратушномъ дворѣ, и того жъ часу пришли къ нему сотникъ Родіонъ Логвиновъ да отаманъ Павелъ Омельяновъ, войта Григорей Яковлевъ и спрашивали о государевѣ здоровьѣ. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ говорилъ рѣчь, какъ и Роменскому сотнику и отаману . И, взявъ провожатыхъ Лубенского козака Ивашка Иванова съ товарыщемъ, и поѣхаль изъ Лубны того жъ числа. И тотъ Ивашко съ товарыщемъ говорили въ розговорѣ: Всѣ де мы, козаки и чернь Войска Запорожского, великому государю служить ради всею правдою; а какъ де были мы въ войскѣ подъ Винницею, и нашъ де полковникъ Грицко призывалъ и говорилъ де намъ: Хотите ль де вы поддаться Лехомъ? И мы де на него всѣмъ войскомъ кричали, говорили де ему: Мы де цѣловали крестъ великому государю. И былъ де въ тое пору Московской посолъ, и мы де полковнику своему Грицку отказали и пошли по домомъ, а то де было насъ повелъ къ Полякомъ.

Того жъ числа пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ сего Березники въ ночи, и тое жъ ночи, взявъ подводы и провожатыхъ, поѣхалъ. А провожатые были: Ивашко Семеновъ, Кондрашко Лавровъ, Герасимко Кузминъ. А въ розговорѣ говорили: Писалъ де листъ гетманъ Иванъ Выговской въ Крымъ и съ нимъ де всѣ полковники, а только де съ нимъ написались Плотавской полковникъ Пушкарь, да Переясловской Тетеря.

Ноября въ 14 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ мѣстечко Жолнино, и того жъ часу пришли къ нему сотникъ Степанъ Матвѣевъ да отаманъ Ѳедоръ Ивановъ. И [64]стряпчей Дмитрей Рагозинъ, взявъ подводы и провожатыхъ, поѣхалъ въ ночи того жъ числа и пріѣхалъ къ Нѣпру, и стоялъ у Нѣпра за погодою день да ночь.

Ноября въ 16 день, переѣхавъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ Нѣпръ, и пріѣхалъ въ мѣстечко въ Бужино, и стоялъ у мѣщенина у Оврама Скарины. И того жъ часу пришли къ стряпчему сотникъ Лукьянъ Ивановъ,отаманъ Власъ Ивановъ, и говорили въ розговорѣ про Татарскія вѣсти, что околъ Умони Татаровя поймали козаковъ Запорожскихъ и торговыхъ многихъ людей; а нынѣ де подбѣгають подъ городы отъ Бужина миляхъ въ пяти, и для де того велѣно въ Чигиринъ придти Кіевскому полку. Да они жъ въ розговорѣ говорили: Изъ Запорогъ де пошли къ великому государю посланцы безъ гетманского вѣдома, а въ Запорогахъ де многія голяки востали и худыя людишка полковниковъ и сотниковъ и есауловъ не слушаютъ и говорятъ де: мы де ихъ побьемъ и животы ихъ поберемъ. Того жъ числа говорилъ въ розговорѣ Бужинской мѣщанинъ Оврамъ Скорина: Въ Запорогахъ де козаки шетаютца и бунтуютъ и не слушаютъ начальныхъ людей, и безъ гетманского вѣдома послали къ великому государю посланцевъ; а въ Запороги де послалъ гетманъ, чтобы къ нему прислали бунтовщиковъ, а будетъ де не пришлютъ, и гетманъ де велѣлъ сбиратца полкомъ; а хочетъ де итти въ Запороги на нихъ и хочетъ высѣчь; а полковники и сотники и есаулы съ нимъ, гетманомъ, заодно и въ совѣтѣ. Да онъ же сказывалъ, что посла Польскова Биневского гетманъ отпустилъ, а отпущенъ ни съ чѣмъ; а нынѣ де посланиикъ Польской у гетмана Вороничъ.

Ноября въ 17 день поѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ изъ Бужина въ Чигиринъ, и на дорогѣ съ нимъ встретился полку окольничево и воеводы князь Григорья Григорьевича Ромодановского стряпчей Григорей Косоговъ; ѣдетъ отъ гетмана изъ Чигирпна. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ у нево спрашивалъ: гдѣ нынѣ окольничей и воевода князь Григорей Григорьевичъ Ромодановской и товарыщъ ево Левъ Лепуновъ, и какъ государевы ратные люди стоятъ, и нѣтъ ли имъ какія нужи, и кормъ имъ даютъ ли, или нѣтъ? И стряпчей Григорей Косоговъ сказалъ: Окольничей де и воевода князь Григорей Григорьевичъ Ромодановской стоитъ въ Переясловлѣ, а съ нимъ де дворяне да пѣхота; а сотенныя люди стоятъ около Переясловля въ мѣстечкахъ и въ селехъ; а кормы де государевымъ ратнымъ людемъ и ихъ лошадемъ указаны , гдѣ кто у кого стоитъ. Да онъ же сказывалъ, что многія де государевы ратныя люди изъ Переясловля розбѣжались; а топерво де только чаетъ тысечь съ петцадцать; а товарыщъ де окольничево и воеводы князь Григорья Григорьевича Ромодановского Левъ Лепуновъ стоитъ въ Чернухахъ, а полку ево ратные люди стоятъ съ нимъ и около Чернухи въ мѣстечкахъ и въ селехъ, а кормы де имъ указаны также.

Да не доѣзжая жъ Чигирина версты за двѣ, стрѣтили отъ гетмана стряпчева Дмитрея Рагозина есаулъ Миско, а съ нимъ человѣкъ съ десять, и, ссѣдъ съ лошадей, витались; и говорилъ есаулъ стряпчему: Велѣлъ де гетманъ тебя стряпчева встретить и о здоровьѣ спросить.

И тово жъ числа стряпчей Дмитрей Рагозинъ пріѣхалъ въ Чигиринъ, и поставили у служивово козака у Василья Клементьева. И того жъ часу гетманъ Иванъ Выговскій прислалъ къ стряпчему есаула Ковалевсково, а съ нимъ лошадь, а за лошадью пять человѣкъ; и говорилъ стряпчему: Гетманъ де Иванъ Выговскій велѣль ему, стряпчему, быть у себя съ государевою грамотою. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ съ государевою царевою и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, грамотою къ гетьману къ Ивану Выговскому поѣхалъ того жъ часу. А пріѣхавъ къ гетману на дворъ, стряпчей Дмитрей Рагозинъ ссѣлъ у сѣней; а у сѣней [65]стряпчева стрѣчали полковники и сотники и есаулы, человѣкъ съ десять, а въ сѣнѣхъ стрѣтили человѣкъ же съ десять. А гетманъ Иванъ Выговскій стряпчево встрѣтилъ въ хоромѣхъ, не много не доходя дверей, а въ хоромѣхъ стояли по обѣ стороны полковники и сотники и есаулы. А вшедъ въ хоромы, стряпчей Дмитрей Рагозинъ гетману говорилъ, а молылъ: Божіею милостію великій государь царь и великій князь Алексѣй Михайловичь, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержецъ и многихъ государьствъ и земель восточныхъ и западныхъ и сѣверныхъ отчичь и дѣдичь и наслѣдникъ и государь и обладатель, прислалъ къ тебѣ, своего царьского величества Войска Запорожского къ гетману къ Ивану Выговскому, и ко всему его царьского величества Войску Запорожскому свою царьского величества грамоту, жалуя тебя, гетмана, и все Войско Запорожское, велѣлъ спросить о здоровьѣ. И государеву грамоту подалъ.

И гетманъ Иванъ Выговскій, принявъ государеву грамоту, поцѣловалъ, и на государьской милости гетманъ и полковники и сотники и есаулы били челомъ и про его государево здоровье спрашивали. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ говорилъ, а молылъ: какъ онъ поѣхалъ отъ великого государя царя и великого князя Алексѣя Михаиловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, отъ его царьского величества, и великій государь, его царьское величество, на своихъ великихъ и преславныхъ государьствахъ Російского царьствія далъ Богъ въ добромъ здоровьѣ. А послѣ того стряпчей Дмитрей Рагозинъ гетману говорилъ рѣчь, а молылъ: великій государь царь и великій князь Алексѣй Михайловичь, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержецъ и многихъ государьствъ и земель восточныхъ и западныхъ и сѣверныхъ отчичь и дѣдичь и наслѣдникъ и государь и обладатель, жалуя тебя гетмана Ивана Выговского и все Войско Запорожское, велѣлъ тебѣ свою государьскую радость объявить: въ нынѣшнемъ во 166-мъ году, сентября въ 17 день, Богъ подаровалъ ему великому государю царевну и великую княжну Софью Олексѣевну; и тебѣ бъ гетману Ивану Выговскому и всему Войску Запорожскому тое его государьскую радость вѣдать. А какъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ гетману про государьскую радость объявилъ, и гетманъ молылъ: Божіею милостію великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, и съ государынею царицею и великою княгинею Марьею Ильичною и съ сыномъ своимъ, съ государемъ царевичемъ и великимъ княземъ Алексѣемъ Алексѣевичемъ всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи, и съ государынеми царевнами и съ новорожденною государынею царевною съ Софею Алексѣевною, чтобъ имъ государемъ здравствовать и Богъ бы имъ государемъ подалъ многія лѣта.

Да стряпчей же Дмитрей Рагозинъ объявилъ гетману про бой стольника и воеводъ, князь Ивана Ондреевича Хованского съ товарыщи, что онъ побилъ Нѣмецъ Свейского короля генораловъ Магнуса Далегардга съ товарыщи.

И гетманъ, выслушевъ рѣчи, говорилъ, а молылъ: Дай, Господи, великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, и сыну его государеву, государю царевичю и великому князю Алексѣю Алексеевичю всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи, вездѣ имъ Господь Богъ помогалъ и милость свою подавалъ, и ихъ бы государьская счастья поспѣшала (sic) и рука бъ ихъ государьская высока была надъ непріятели.

Да онъ же гетманъ Иванъ Выговской говорилъ, что онъ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, и сыну [66]его государеву, государю царевичю и великому князю Алексѣю Алексѣевичю всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи, служить и добра хотѣть съ полковники и сотники и съ есаулы и со всѣмъ его царьскою величества Войскомъ Запорожскимъ надъ ихъ государьскими непріятели промышлять и за нихъ, государей, головы свои склыдавать ради.

И помотчавъ не многое время, гетманъ Иванъ Выговскій, роспечатавъ государеву цареву и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, грамоту, отдалъ честь подписку Герасиму Борисову. И подписокъ государеву грамоту гетману и полковникомъ и сотникомъ и есауломъ до услышанія челъ. А выслушевъ гетманъ и полковники и сотники и есаулы государеву грамоту, говорилъ гетманъ тое жъ рѣчь, какъ ему объявилъ стряпчей про государьскую радость словомъ.

Ноября въ 20-й день приходилъ къ стряпчему отъ гетмана обозничей граматной Семенъ Марковъ, и говорилъ стряпчему: Гетманъ де меня прислалъ къ тебѣ и велѣлъ спросить о здоровьѣ; да гетманъ же де велѣлъ говорить тебѣ, будетъ де похошь съ Польскимъ посломъ повидатьца и съ нимъ поговорить, и ты де съ нимъ повидайся и поговори.

И стряпчей Дмитрей Рагозинъ ему сказалъ: Видѣтьца де мнѣ съ нимъ не для чево; хотя де съ нимъ видѣтьца, и онъ де мнѣ правды не скажетъ.

Тогожъ числа прислалъ гетманъ Иванъ Выговскій товожъ Семена съ лошадью, и велѣлъ стряпчему къ себѣ быть. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ къ гетману поѣхалъ и пріѣхалъ на дворъ, и ссѣлъ у сѣней, и встрѣтили стряпчева человѣкъ съ пять, есаулъ Ковалевской съ товарыщи. И стряпчей пошелъ въ хоромы, и гетманъ его встрѣтилъ среди свѣтлицы и витался и посадилъ подлѣ себя, и говорилъ стряпчему: посылалъ де я къ тебѣ обозничево, чтобы тебѣ видѣтца съ Польскимъ посломъ и говорить.

И стряпчей Дмитрей Рагозинъ гетману говорилъ: видѣтца де мнѣ съ нимъ и говорить не о чемъ, потому что онъ правды не скажетъ; а пріѣхалъ де онъ къ тебѣ гетману отъ короля, или отъ гетмановъ, и съ нимъ листъ къ тебѣ есть, и тебѣ то все вѣдомо, — съ чемъ онъ и о чомъ къ тебѣ пріѣхалъ; и ты де, гетманъ, о томъ вѣдомо учини и тотъ листъ пошли къ великому государю и къ ево царьскому величеству къ Москвѣ, чтобъ великому государю было вѣдомо, отъ ково онъ пріѣхалъ и съ чѣмъ?

И гетманъ стряпчему сказалъ: присланъ де тотъ посланникъ отъ короля безъ листа, а у нихъ де вѣдомо учинилось, какъ де Запороги забунтовали и хотѣли приходить царьского величества на Черкаскія городы грабить, а про меня де, гетмана, вѣдомо имъ учинилось, что меня убили, и ево де король прислалъ про меня и про Запорожскихъ козаковъ провѣдать. А приказъ де ему словомъ: будетъ де я живъ, и онъ де велѣлъ у меня и у Черкасъ просить миру, чтобъ мы съ ними помирились и опять подъ Польскимъ королемъ были, а лутчи бъ де намъ было съ Турскимъ или съ Крымскимъ воеватца, анежели съ вами. И онъ де, гетманъ, ему, Польскому посланнику, сказалъ: какъ де король вашъ съ великимъ государемъ станетъ миритца, въ тое пору и мы де пошлемъ пословъ своихъ съ вами де миритца съ послами царьского величества, помиритца, а не поддатца.

Да онъ же, гетманъ Иванъ Выговскій, стряпчему Дмитрею Рагозину говорилъ: что де у меня вѣстей ни есть, и я де къ великому государю и къ ево царьскому величеству о томъ обо всемъ отпишу съ тобою, стряпчимъ, и вѣдомо ему государю о всемъ будетъ. Да гетманъ же сказывалъ: Биневского де я отпустилъ за крестнымъ цѣлованьемъ, что было Лехомъ на Черкаскія городы не збиратца и не [67]приходить и Татаръ не подымать. И Сапѣга де и Гонсевской, съ войскомъ собрався, хотятъ приходить на Черниговъ да на Чернобыль; а Польскія де гетманы и Крымской ханъ — на Брасловь, а ханъ де топерво съ ордою за Уманью; и мнѣ де, гетману, до ихъ приходу полки бъ изъ-за Нѣпра перевесть. Да гетманъ же стряпчему сказывалъ: сказывалъ де мнѣ Польской посланникъ, что де съ королемъ Польскимъ Шведцкой король миритца, а съ Бундебурскимъ королемъ помирились на томъ, что де ему Польскому королю дать шесть тысечь Нѣмецъ на своихъ грошехъ и съ граматы и съ порохами; а цысарскихъ де Нѣмецъ у короля пятнатцать тысечь; а какъ де помиритца и (съ) Шведцкимъ королемъ, и онъ де ему дать хотѣлъ Нѣмецъ. Да тотъ же де Польской посланникъ сказывалъ, что и съ великимъ государемъ Польской король хочетъ миритца, а хочетъ де просить по Смоленескъ.

Да гетманъ же сказывалъ, что посылаетъ онъ полкъ въ Запороги для береженья отъ Татаръ.

Да гетманъ же сказывалъ: Къ великому государю, къ его царьскому величеству, вѣдомо учиню про Польского посланника, а ево де стану держать до тѣхъ мѣстъ на рубежи, пока мѣсто отъ великого государя указъ будетъ; да у меня де посланы въ Польшу къ королю нанетые лазучники, и какъ де они будутъ, и у меня де вѣсть въ тое пору премая будетъ, и я де къ великому государю вѣдомо учиню тотчасъ, что у нихъ дѣетца.

Товожъ числа сказывалъ стряпчему Дмитрею Рагозину Чигиринской козакъ Василей Клементьевъ: Къ Шведу де посланъ посланникъ Ѳедоръ Коробка послѣ похороновъ Хмельницкого.

Да онъ же сказывалъ, что Шведъ ещо съ Поляки бьетца, переходя черезъ Вислу, и побиваютъ Поляковъ; а самъ де король Шведцкой воюетъ около Гданска. А про митрополита сказывалъ: хотѣлось де намъ всѣмъ въ Кіевъ въ митрополиты изъ Волынской земли изъ Луцка Болабона, и онъ де ни вись живъ, ни вись не живъ; чаемъ де, станутъ наши старшія просить милости у великого государя царя и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, и у великого государя святѣйшаго Никона, патріарха Московского и всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи. Да онъ же сказывалъ про Ракоцу, что онъ у себя въ Венграхъ. Да онъ же сказывалъ: гетманъ де Иванъ Выговской розослалъ по всѣмъ по дорогамъ для Запорожскихъ козаковъ, что поѣхали изъ Запорогъ къ великому государю къ Москвѣ, чтобъ де ихъ переимать. Да онъ же сказывалъ, что де гетманъ отпущаетъ въ Крымъ къ хану отъ себя посланниковъ Ѳедора Бута да Офонасья Процуню для миру. Да онъ же Василей сказывалъ: пріѣхалъ де къ гетману посланникъ отъ короля Вороничь, а пріѣхалъ де онъ безъ листа. Да онъ же Василей Клементьевъ сказывалъ, что въ Запорогахъ были заводчики Якушко Клишенокъ; и пріѣхалъ изъ Запорогъ въ Кременчюкъ, и ево де въ Кременчюку поймавъ, привели къ гетману; да заводчикъ же Дмитряшко Сѣченая-щека пріѣхалъ къ гетману въ Чигиринъ изъ Запорогъ съ листомъ, и гетманъ де ихъ сковавъ, посадилъ въ тюрму.

Тогожъ числа приходилъ къ стряпчему къ Дмитрею Рагозину Чигиринской мѣсной есаулъ Андрей и говорилъ въ розговорѣ про Польскова посланника Воронича, что онъ пріѣхалъ отъ короля безъ листа, и гетманъ де было ему корму давать не велѣлъ, да и опять велѣлъ давать не по-велику.

Тогожъ числа приходилъ къ стряпчему къ Дмитрею Рагозину отъ гетмана со здоровьемъ есаулъ граматной Семенъ Марковъ, и въ розговорѣ говорилъ про короля Польскова, что де есть вѣсть, что онъ нынѣ въ Торнѣ; а Поляки де присылаютъ къ гетману и просятъ миру, чтобъ намъ быть подъ Польскимъ [68]королемъ, а сами на насъ Черкасъ они збираютца и Татаръ подымаютъ по первомъ земнемъ пути. А у Леховъ де старой гетманъ Потоцкой, а збираютца де около Лвова и на Тернѣ-полѣ.

Товожъ числа приходилъ къ стряпчему къ Дмитрею Рагозину отъ гетмана челядникъ ево Ерошка съ виномъ, а сказывалъ въ розговорѣ: Збираютца де съ войскомъ гетманъ Потоцкой Польской около Лвова на Тернѣ-поли; а про Ракоцу сказывалъ, что Ракоца у себя въ Венграхъ, а у Шведа съ королемъ миру нѣтъ, а Шведъ де воюетъ около Гданска.

Ноября въ 21-й день приходилъ къ стряпчему къ Дмитрею Рагозину есаулъ Миско: гетманъ де Иванъ Выговскій велѣлъ ему, стряпчему, быть у себя на отпуску. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ къ гетману поѣхалъ тогожъ часу, и пріѣхалъ на дворъ и ссѣлъ у сѣней. А у сѣнныхъ дверехъ у гетмана стряпчева встрѣчали есаулъ Ковалевской да полковники и есаулы, а гетманъ Иванъ Выговскій встрѣтилъ не много не дошедъ дверей. А какъ вшедъ въ хоромы, гетманъ велѣлъ стряпчему за столъ сѣсть подлѣ себя.

И стряпчей Дмитрей Рагозинъ у гетмана сидѣлъ, а говорилъ, что, по царьскому величеству указу, велѣно ему ѣхать къ ево царьскому величеству къ Москвѣ не мѣшкая у тебя, гетмана, и ты бъ, гетманъ, отпустилъ ево къ царьскому величеству не задержавъ, и къ царьскому величеству послалъ бы листъ противъ государевы грамоты.

И гетманъ говорилъ: къ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, къ ево царьскому величеству, противъ его государьскія милостивыя грамоты, пошлю съ тобою, стряпчимъ, листъ и отпущу тебя безъ задержанья.

Да гетманъ же въ розговорѣхъ говорилъ, чтобъ великій государь, ево царьское величество, воровъ Запорожскихъ козаковъ, которые поѣхали бить челомъ къ нему, великому государю, изволилъ ихъ держать, или бъ пожаловалъ, къ нему, гетману, изволилъ прислать, чтобъ впредь ссоры не было; а они де себѣ выбрали инова гетмана. А будетъ ихъ великій государь не изволитъ держать и ко мнѣ не изволитъ прислатъ и отпустить ихъ великій государь въ Запороги, и у меня де для ихъ поставлены заставы по всѣмъ дорогомъ, что ихъ переимать; да я жъ де къ нимъ не велю зъ запасомъ торговыхъ людей пропущать, и имъ будетъ и ѣсть нечево.

Да при стряпчемъ же, при Дмитреѣ Рагозинѣ, изъ Запорогъ пріѣхали козаки съ листомъ къ гетману и били челомь ему, чтобъ онъ въ Запороги не ходиль съ козаками на нихъ и никово бъ не яосылалъ: которыя де были воры заводчики бунтовшики, и они де всѣ розбѣжались. Да они жъ гетману били челомъ, чтобъ гетманъ къ нимъ велѣлъ пропущать торговыхъ людей съ запасы. И гетманъ сказаль тѣмъ Запорожскимъ козакомъ: какъ де мнѣ пришлете Барбошенка, и я де на васъ не пошлю козаковъ и торговыхъ людей съ запасы пропущать велю.

Да гетманъ же сказывалъ стряпчему: милостію Божіею и государя царя и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, и сына его государева, государя царевича и великого князя Алексѣя Алексѣевича всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи, счастьемъ, взяль де сотникъ Ѳедоръ Волошенинъ съ Запорожскими козаки княини Синявской городъ Межибоже; а тотъ де городъ великому государю и его царьскому величеству надобенъ тотъ городъ Войска Запорожского для береженья и вѣстей отъ Поляковъ; а городъ де Межибоже крѣпокъ и въ немъ де нынѣ на залогѣ сотникъ Ѳедоръ Волошенинъ съ козаками.

Да при стряпчемъ же пришелъ сотникъ изъ Межибоже Ѳедоръ Волошенинъ, и говорилъ гетману, чтобъ онъ въ Межибоже [69]козаковъ прибавилъ на залогу. Да онъ же сказывалъ про гетмана Польскова про Станислава Потоцкова , что де онъ съ Лехами стоитъ подъ Гайцомъ.

А сидѣвъ гетманъ Иванъ Выговской, говорилъ рѣчь, а молылъ: Великій государь царь и великій князь Алексѣй Михайловичь, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержецъ и многихъ государьствъ государь и обладатель, жалуючи меня гетмана и все свое царьского величества Войско Запорожское, прислалъ къ намъ свою государьскую радосную грамоту; и онъ, гетманъ, противъ его государьскія грамоты посылаетъ къ царьскому величеству свой листъ, да два листа, что къ нему присланы.

Да подалъ листы. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ, принявъ листы, поѣхалъ отъ гетмана тогожъ часу.

Тово жъ числа приходилъ къ стряпчему къ Дмитрею Рагозину подписокъ Герасимъ Борисовъ, а съ нимъ человѣкъ съ пять, и говорилъ онъ: гетманъ де Иванъ Выговской, обрадуючись государьской милости и всемірной радости, прислалъ къ нему, царьского величества къ стряпчему къ Дмитрею Ивановичю, лошедь. И стряпчей Дмитрей Рогозинъ на гетманской присылкѣ билъ челомъ, а людемъ ево учинилъ почесть; и пошли съ двора тогожъ часу.

Ноября въ 22-й день стряпчей Дмитрей Рагозинъ изъ Чигирина поѣхалъ, а провожатые были Чигиринскіе козаки Ивашко Петровъ сынъ Кравецъ съ товарыщи. И въ розговорѣ Ивашко говорилъ про гетмана: не само де ево наша братья долюблеваютъ, больши де любетъ Хмельниченка; а то де съ нимъ за одно полковники и сотники и есаулы и козаки богатые, и хотятъ де въ гетманы Хмельниченка, и много потерпятъ что года три или четыре, а то де оберутъ Хмельниченка.

Тогожъ числа пріѣхалъ стряпчей въ мѣстечко въ Бужинъ, и въ Бужинѣ ночевалъ за погодою, что Нѣпра переѣхать было нельзя.

Ноября въ 23 день поѣхалъ стряпчей изъ Бужина, и пріѣхалъ къ Нѣпру. Стоялъ день у Нѣпра за погодою, и перевезся Нѣпръ тогожъ числа ввечеру, и пріѣхалъ въ ночи въ мѣстечко на Еремѣевку; а провожатые были Бужинскія козаки Микифоръ Сидоровъ съ товарыщи, три человѣка. А въ разговорѣ говорили тожъ, что и Чигиринскія козаки Ивашко Кравець съ товарыщи.

А изъ Еремѣевки стряпчей Дмитрей Рагозинъ поѣхалъ той же ночи; а провожатые были Еремѣевскія козаки два человѣка, Игнатко Ивановъ съ товарыщемъ, и говорили: мы де всѣ ради быть подъ государевою высокою рукою и ему, великому государю, служить правдою; да лихо де, наши старшія не станутъ на мѣрѣ, мятутся; только де чернь вся къ великому государю всею правдою, и ради быть за великимъ государемъ.

Ноября въ 24 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ мѣстечко Буромлю, и перемѣня подводы и взявъ провожатыхъ двухъ человѣкъ козаковъ, Овдокимка Микифорова съ товарыщемъ, а въ розговорѣ говорили тожъ, что и Еремѣевскія козаки.

Тогожъ числа пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ къ мѣстечко Горошну, и въ томъ мѣстечкѣ великого государя стоять ратные люди полку Льва Леаунова, Тульскія Нѣпровыя драгуны полку полковника Ариста Фамелдина, рота капитана Ивана Бехтерева. И стряпчей Дмитрей Рагозинъ у драгуновъ спрашивалъ: какъ они стоятъ и какъ кормятся? И драгуны стряпчему сказали: какъ де стояли они на полѣ, и у нихъ де было нужно всѣмъ, а какъ де поставили по дворомъ, и намъ де указано самимъ и лошадемъ кормъ, гдѣ кто стоитъ, и топерво де нужи намъ большой нѣтъ. И говоря съ ними стряпчей и перемѣня подводы и взявъ провожатыхъ, тогожъ числа поѣхалъ изъ Горошина и пріѣхаль въ ночи въ Березники.

Ноября въ 25 день поѣхалъ стряпчей изъ [70]Березниковъ въ городъ въ Лубны, и на дороги съѣхался съ нимъ Лубенского уѣзду деревни Крыловы козакъ Григорей Ивановъ сынъ Бѣлоцерковецъ, и въ розговорѣ говорилъ и стряпчему сказывалъ: ноября въ 24 день ѣздилъ де я на поле искать животины, и со мною съѣхались два козака Нѣжинского полку: ѣдутъ изъ войска домовь; и они де мнѣ расказывали: поставлены де два полка, Нѣжинской полкъ да Прилуцкой, да Ляховъ хоруговъ на заставу около Кременчюки и подъ Максимовскою и подъ Переволочною и подъ Кобыленомъ и подъ Гофою и подъ Ѳедгривкого и подъ Хоролемъ и подъ Потокомъ для Запорожскихъ козаковъ, которыя изъ Запорогъ посланы къ царьскому величеству къ Москвѣ, чтобъ ихъ переимать; а какъ де ихъ переимаютъ, и ихъ де отослать къ гетману. Да онъ же, Григорей, сказывалъ: была де рада у полковника ихъ у Грицка въ Миргородкѣ, до пріѣзду стряпчева недѣли за три или за четыре, и на той де радѣ тотъ полковникъ говорилъ и пунты челъ тѣжъ, что сказывали козаки Роменскія Левко Витейкинъ съ товарыщи. И на радѣ де полковнику сказали: намъ де безъ черни что дѣлать? И онъ роздалъ листы всѣмъ сотникомъ и отаманомъ, и велѣлъ полковникъ рады учинить по городомъ и по мѣстечкомъ. И у насъ де въ Лубнахъ была рада, и тѣжъ пунты чьли на радѣ; и выслушевъ пунтовъ, козаки и мѣщане и чернь всѣ крикнули и отказали: мы де великому государю поддались и ему, великому государю, всѣ служить ради, а къ иному де ни къ кому не хотимъ передаватца, ни къ хану, ни къ Лехомъ. И на томъ дали съ рады листы полковнику, что де «мы государьскія». Да онъ же, Григорей, сказывалъ: топерво де отъ гетмана къ полковнику листы присланы, что Миргородцкому полку итти за Днѣпръ, и Миргородцкой де полкъ пойдетъ весь до Яблонова, а далѣ тово не пойдетъ: станутъ стоять, а за Нѣпръ не пойдетъ. Будетъ великого государя и его царьского величества окольничей и воевода князь Григорей Григорьевичь Ромодановской съ товарыщемъ и съ ратными людми пойдетъ за Нѣпръ, то де пойдетъ и нашъ полкъ; а будетъ великого государя полкъ не пойдетъ, и нашъ де полкъ безъ государева указу и безъ грамоты и безъ государьскихъ воеводъ не пойдетъ. Да онъ же, Григорей Бѣлоцерковецъ, сказывалъ: какъ де мы были и лѣтось съ полковникомъ своимъ съ Грицкимъ въ войскѣ, и у нево де была и въ войскѣ рада, и росказывалъ де намъ на радѣ: хотите ль де поддатца Лехомъ? и мы де всѣмъ войскомъ крикнули и вернулись назадъ, и насъ де за то за-днѣпрскія козаки и ружье и лошеди и платья все пограбили, что де мы полковника своего не послушали.

И товожъ числа стряпчей Дмитрей Рагозинъ пріѣхалъ въ Лубны въ городъ и сталъ на ратушномъ дворѣ. И въ ночи приходилъ къ стряпчему наказной войтъ и буймистръ Петръ Ивановъ сынъ Котляръ, и росказывалъ про раду тожъ и про Мирогороцкой полкъ, что и Григорей Бѣлоцерковецъ. Да онъ же сказывалъ: будетъ де сойдутца полки, чаямъ де, что на старшихъ нашихъ будетъ крикъ, что ихъ напрасно забиваютъ. Да онъ же Петръ говорилъ: мы де всѣ были ради, какъ намъ сказали, что царьского величества будутъ бояре и воеводы съ ратными людми; да и нынѣча де государевымъ бояромъ и воеводамъ и ратнымъ людемъ мы ради. А про гетмана говорилъ: не само де мы ево долюблеваемъ , а мы де, мѣщане, съ козаками и съ чернью за одно. Да онъ же говорилъ: нынѣ де будетъ ярмонка объ Николинѣ дни, и мы де станемъ совѣтывать съ своею братьею, чтобъ намъ послать къ великому государю и къ его царьскому величеству бить челомъ о воеводехъ, чтобы у насъ были царьского величества воеводы; и какъ де договоримся, и мы де по зимнемъ пути будемъ къ царьскому величеству къ Москвѣ.

[71]

Ноября въ 26 день поѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ изъ Лубны, и тогожъ числа пріѣхалъ въ село Тишки и стоялъ у мѣщенина у Максима Захарьева. И тогожъ часу пришелъ къ стряпчему отаманъ Мухайло Захарьевъ, и въ розговорѣ говорили мѣщанинъ и отаманъ тоже, что и Лубенской наказной войтъ и буймистръ, про гетмана и про полковника и про раду и про полкъ.

Тогожъ числа пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ городъ въ Лофицу и сталъ на подворкахъ у мѣщанина у Ждана Маркова сына Кіевленина. И мѣщанинъ Жданъ тожъ росказывалъ, что и Лубенской наказной войтъ и буймистръ про все.

Ноября въ 27 день поѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ изъ Лофицы, взявъ подводы и провожатыхъ Лофицкихъ козаковъ Михайла Остафьева съ товарыщемъ. И въ розговорѣ говорили: была де рада въ Миргородкѣ у полковника у Грицка, а на радѣ были ево полку всѣхъ городовъ и изъ мѣстечковъ сотники и отаманы и есаулы и козаки, человѣкъ по пяти изъ города и изъ мѣстечковъ; и онъ де, Михайло, на той радѣ былъ тутъ же; и полковникъ де имъ челъ пунты, а въ пунтахъ де написано: отъ царьского величества будто въ Запорогахъ быть козакомъ только десяти тысечамъ, а что за тѣмъ въ остаткѣ будетъ козаковъ, и тѣмъ быть въ драгунѣхъ и въ солдатѣхъ, и съ рандъ збирать все на великого государя; да съ насъ же де, написано въ пунтехъ, взять со всево десятина. И полковникъ де намъ говорилъ: хотите ль де поддатца къ хану Крымскому, или къ Ляхомъ? И козаки де узнали, что тѣ пунты неправыя, и сказали полковнику: мы де что здѣлаемъ безъ черни? И онъ де розослалъ по всѣмъ городомъ листы къ сотникомъ и къ отаманомъ, чтобъ у нихъ были рады и пунты бъ чьли. И козаки де и мѣщане на радѣ сказали: мы де поддались и хотимъ служить великому государю и за нимъ де хотимъ жить и ему, государю, хотимъ радѣть, а къ иному ни къ кому не хотимъ, ни къ хану, ни къ Ляхомъ; и куда де намъ онъ, великій государь, укажетъ итти, тотчасъ всѣ готовы; на томъ де мы послали, договорясь, къ полковнику листы; а то де наши старшія непостоянны, шетаютца; а и гетмана де мы не само долюблеваемъ; а полкъ де нашъ безъ государевыхъ воеводъ за Нѣпръ не пойдетъ.

Товожъ числа стряпчей Дмитрей Рагозинъ пріѣхалъ въ городъ Ромну и сталъ на ратушномъ дворѣ, и въ ночи къ стряпчему приходили буймистръ Давидъ Ильинъ да ключникъ Григорей Леонтьевъ, и сказывали тожъ, что и Лофицкой козакъ Михайло. Да буймистръ же сказывалъ: былъ де я въ Миргородкѣ у полковника, отвозилъ къ нему за ранду гроши; и у него была рада, а на радѣ здавалъ онъ полковничество, и булаву де положилъ передъ ними; и за него де уфатились соттники и отаманы и есаулы и почели ему говорить, чтобы онъ у нихъ былъ опять полковникомъ; и онъ де отъ нихъ сталъ отговариватца, и они де ему почели говорить, чтобъ онъ былъ опять полковникомъ; и онъ де булаву свою взялъ опять и говорилъ: нѣчто де немногое время побуду у васъ. А чернь де, около ево стоя, лаели матерны, и онъ де и самъ слышитъ все: а чернь де ево вся не любитъ.

Товожъ числа въ ночи стряпчей Дмитрей Рагозинъ поѣхалъ изъ Ромны, взявъ подводы и провожатыхъ Роменскихъ козаковъ Василья Ѳедорова съ товарыщемъ; а въ розговорѣ говорилъ тотъ Василей: отецъ де ево былъ на радѣ въ Миргородкѣ, какъ де пунты чьли, и какъ рада была въ Ромнѣ; и онъ тожъ все сказывалъ, что и буймистръ и ключникъ.

Ноября въ 28 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рогозинъ въ мѣстечко Смѣлоя, и тогожъ числа взялъ провожатыхъ и подводы, поѣхалъ.

[72]

Ноября въ 29 день пріѣхалъ стряпчей Дмитрей Рагозинъ въ Путивль, а изъ Путивля Черкаскихъ провожатыхъ и подводы отпустилъ въ мѣстечко Смѣлоя тогожъ числа.

Да съ стряпчимъ же съ Дмитреемъ Рагозинымъ были изъ Путивля посланы, по государеву цареву и великого князя Алексѣя Михайловича, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержца, указу и по грамотѣ, Путивльцы сынъ боярской Денисъ Мужецкой да Петръ Рыжка; и они въ Черкаскихъ городѣхъ и въ мѣстечкахъ на торгѣхъ и въ рандѣхъ бывали и про всякія вѣсти провѣдывали, и козаки и мѣщаны съ ними розговаривали вездѣ въ городѣхъ и въ мѣстечкахъ и въ Чигиринѣ, что они великому государю служить ради правдою и подъ ево государевою высокою рукою быть и жить ради жъ. А про ближнева боярина и намѣсника Казанского про князь Алексѣя Никитича Трубецкого съ товарыщи и про государевыхъ ратныхъ людей гетманъ и полковники и сотники и есаулы не спрашивали, и разговору не было. А Крымскія Татаровя изъ Польши вышли въ Крымъ отъ Поляковъ по Семенѣ дни, а иные и до Семенѣ дни.

Ноября въ 31 день стряпчей Дмитрей Рагозинъ изъ Путивля поѣхалъ.

Подлинный.




PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.