Аракчеев под следствием (Аракчеев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Аракчеев под следствием
автор Алексей Андреевич Аракчеев
Опубл.: 1800. Источник: az.lib.ru

Аракчеев под следствием.[править]

Страничка из биографии гр. А. А. Аракчеева.
(1800 г.).

Внешняя история графа А. А. Аракчеева достаточно известна. Прекрасно известны и обстоятельства двукратных отставок без лести преданного графа. Однако доселе не был известен факт состояния Аракчеева под следствием вслед за вторичной своей отставкой. Ниже приводится мною любопытный в этом отношении документ, почерпнутый из дел Главного Военно-Судного Управления, бывшего Генерал-Аудиториата и Аудиториатского Департамента. Документ любопытен тем, что над Аракчеевым, человеком в общем мелочным и строго следившим за казенным интересом, тяготело подозрение именно в причииении ущерба казне. Дело до суда, однако, не дошло и ограничилось расследованием.

Мих. Соколовский.

I.[править]

Письмо Д. Неплюева кн. С. И. Салагову.

Государь Император, выслушав всеподданнейше представленную мною у сего прилагаемую выписку из дела о неисправностях, оказавшихся в гвардейском артиллерийском баталионе после отставленного от службы генерал-лейтенанта графа Аракчеева, так как ваше сиятельство по сему делу нашли, что казна, как в покупке лошадей, так и в исправлении казенных строений никакого убытка не имеет, утверждая мнение вашего сиятельства, высочайше повелеть изволил: дело сие оставить. О чем сообщая вашему сиятельству, честь имею быть с совершенным почтением и т. д.

СПБ. Апреля 16 дня 1800 г.

II.[править]

Выписка из следствия, произведенного при С.-Петербургском ордонанс-гаузе.

По всевысочайшему Вашего Императорского Величества повелению от генерал-адъютанта графа Ливена минувшего 799-го года декабря от 6 дня прислан в генерал-аудиториат всеподданнейший рапорт генерал-лейтенанта Амбразанцева, вступившего в должность артиллерии инспектора, после отставленного генерал-лейтенанта графа Аракчеева, о ненсправностях, оказавшихся в гвардейском артиллерийском баталионе, с тем, чтоб по рассмотрении должное взыскание учинено было с тех, кои о описанных в нем неисправностях не доносили.

Генерал-лейтенант, кой ныне в отставке, Амбразанцев всеподданнейше от 4 декабря 799 года доносил:

1) Что по принятии им упомянутого баталиона от генерал-майора Булыгана так, как от старшего тогда в баталионе, нашел конскую аммуницию, построенную из глянцевой кожи, а не из сыромятной, каковая в полевых артиллерийских полках состоит, и что генерал-лейтенант граф Аракчеев объявил ему, что о построении конской аммуниции из глянцевой кожи было всевысочайшее Вашего Императорекого Величества повеление.

По исследованию оказалось:

На 1) генерал-лейтенант граф Аракчеев объяснился: что сию конскую аммуницию, построенную из глянцевой, а не из сыромятной кожи, переменять ему и никому другому не дозволяло всевысочайшее Вашего Императорского Величества повеление, когда в гвардейском артиллерийском баталионе утверждена глянцевая, каковая и прежде всегда состояла и которой прочность, при первых учреждениях артиллерии в Гатчине при всегдашнем движении оной в высочайшем Вашего Императорского Величества присутствии утверждена же.

Следственная комиссия за сим отзывом заключения своего положить не могла.

Донесение Амбразанцева:

2) Лошадей нашел в взрослых летах, а которые и молодых лет, но большею частью разбиты и за разными болезнями на дальнейшее служение не прочны и следует переменить другими годными, и что о всех оных лошадях генерал-лейтенант граф Аракчеев уведомил его, что как о состоянии оных, которые приняты от генерал-лейтенанта Базина, так и о поступивших чрез покупку в баталион 242 лошадях в командование его графа Аракчеева, донесено им было и Вашему Императорскому Величеству, но отчего сии последние оказались разбитыми, ему ненавистно; если ж лошади поступили бы таковыми в баталион, то должны от ротных команднров в то ж время быть о том письменные донесения; ротные ж командиры ему, Амбразанцеву, отозвались, что в каком состоянии тогда находились лошади, в таком были оные и в командование генерал-лейтенанта графа Аракчеева; прошедшего ж 799 года, осенью, граф Аракчеев по представленным от рот о лошадях с показанием их годностн и пороков описям оных осматривал и некоторых отмечал в продажу; а от генерал-майора Булыгина в представленных лошадям описях означено: взрослых лет — 64, разбитых и за разными болезнямн неспособных на службу — 75 лошадей; посему он, Амбразанцев, сим донесением и испрашивал Высочайшего повеления о перемене неспособных лошадей другими, годными, купив оных на ремонтную сумму, кою вытребовать из комиссариата, ибо оной за три года в баталион требовано не было, прибавя к тому оставшую сумму от купленных в баталионе в 779-м году в командование графа Аракчеева 242 лошадей ж вырученную сумму при продаже неспособных лошадей.

По следствию оказалось:

На 2) по самоличному комиссии всех лошадей в баталион осмотру найдено годных на службу: строевых — 29, артиллерийских — 181, подъемных и вьючных 43; — взрослых лет, но по крепкому сложению и хоропшм телам также на службу годных: строевых — 26, артиллерийских — 108, подъемных и вьючных — 15, а всего на службу годных — 402; негодных за старостью, болезнями и худыми телами: строевых — 10, артиллерийских — 106, подъемных и вьючных — 35, а всего 161 лошадь; в числе сих негодных состоит 75 таких, кои поступили в баталион разными случаями из разных казенных мест и купленные до командования еще баталионом генерал-лейтенанта графа Аракчеева [до] стальные затем 76 состоят из числа 242 лошадей, купленных и поступивших в баталион при бытности уже графа Аракчеева; в числе сих последних оказалось покупки фурштата обозного Андреева — 65 и фурштата фурмейстера Тимофеева — 11.

Отставной генерал-лейтенант граф Аракчеев комиссии объяснила что купленных во время его командования обозным Андреевым лошадей смотрел он сам, при всех штаб- и обер-офицерах и хотя было из них несколько ниже меры 1 арш. 14 вершк., но поелику доброта лошади не от одного зависит роста, а при том имея тогда всевысочайшее повеление быть в готовности к выступлению в Финляндию и баталион имел в них крайнюю надобность, наполнить же его из других мест лошадьми не было никаких средств, ибо тогда повсеместное было движение артиллерии, по каковым причинам и помещены они в баталион, а паче потому, что большую часть из оных лошадей видел 4-х лет и полагал, что, будучи присмотрены им, чрез время по молодости своей сделаются и будут способными; в доказательство ж тогдашней их доброты поставляет он, граф Аракчеев, то, что во время отдачи их в баталион по ротам и после о негодности от ротных командиров рапортов не имел, а выбранные ими во время осмотра и на том же месте из всех обозным Андреевым привезенных лошадей неспособный быть в числе артиллерийских 13-ть оным Андреевым проданы и ни одна лошадь в баталион таковая не поступила, в чем свидетельствует и артиллерии полковник Воронин, присутствовавши в комиссии, сие следствие производившей.

Ротные командиры показали, что сии лошади и тогда таковы же были, каковыми оказались при приеме генерал-лейтенантом Амбразанцевым баталиона; рапортов же о негодности их не подавали графу Аракчееву потому, что о сем предписания им не было известно, и при том же и лошади все находились по ротам с апробации его, следственно, годность оных и не принадлежала к их отчету, который однакож по словесным их донесениям графом Аракчеевым в сентябре месяце 799 года свидетельствованы, и многие назначены были в продажу.

Генерал-лейтенант граф Аракчеев против сего объяснил, что во всем количестве хотя и есть лошади на службу неспособные, но они (ежели-б не получил он отставки) до истребовании ремонта были переменены другими годными; в прочем же худоба лошадей и неспособность произошла после его отставки до приезда в Петербург генерал-лейтенанта Амбразанцева в течение месяца, да по приезде его до осмотра комиссиею более двух месяцев от употребления оных штаб- и обер-офицерами в партикулярную свою, равно и самим Амбразанцевым, как по городу, так и за город езду и для возки воды, дров и снега при занимаемом им, Амбразанцевым, казенном доме.

Генерал-лейтенант Амбразанцев отозвался, что на казенных подъемных шести лошадях один раз только по неотысканию наемных ездил в Гатчино и сие единовременное употребление им тех 6-и лошадей было гласное, в чем и ответ дать может пред Вашим Императорским Величеством; а сверх сего ездили туда ж в маскарад штабс-капитаны Третьяков, Поль и поручнк Арапетов 1-й, на 8 лошадях, по неотысканию ж наемных, с позволения полковника, что ныне генерал-майор, Булыгина, о чем согласно показали и оные офицеры; более ж сего, чтоб кто еще на оных лошадях ездил, по следствию не открылось; ремонта ж в баталион не требовано и не получено с 797 года, о котором граф Аракчеев объяснился, что не требовал оного в ожидании наступления положенного по уставу для перемены неспособных лошадей осеннего времени, полагая, что сумма по истребовании до оного времени должна лежать без обращения своего, когда комиссариатская экспедиция, имея ежечасно в деньгах надобность, могла сделать свои обороты, о чем известно ему, яко бывшему военной коллегии члену; а, во-вторых и потому, что артиллерийскою экспедициею ремонт и на всех артиллерийских лошадей, по всем бывшим тогда артиллерийским баталионам еще не был принят из комиссариата по рассчетам, то и полагал: сего гвардейского баталиона ремонт причислить в тот же рассчет; в третьих, по принятии им над артиллерией начальства в скором времени получил он Высочайшее повеление увеличить штат реченного артиллерийского баталиона, то и по сему случаю располагала что артиллерийской экспедиции с комиссариатскою способнее сделать будет в одно время рассчет.

По справке следственною комиссиею найдено: что в упоминаемом баталионе против штата Высочайше конфирмованного 798 года июля в 10 день не будет доставать лошадей строевых — 20, артиллерийских — 274, подъемных 49, на покупку коих (как инспектор артиллерии Корсаков комиссию уведомил) имеются суммы в баталионе столько, что все показанное недостающее число совершенно искуплено будет, и баталион к будущей осени в рассуждении лошадей приведется в совершенную исправность, а при том и из тех, кои по свидетельству комиссии оказались неспособными к службе за худобою, почти половина так поправились, что служить еще могут, особенно же те лошади, кои оказались неспособными из поступивших при графе Аракчееве по причине той, что они молоды, да и те, кои состоять в баталионе, немного менее установленной меры, в рассуждении, что они еще лет также молодых и здоровы, на службу употреблены быть могут.

Следственная комиссия в мнении пишет: что о оказавшихся неспособными к службе 151 лошадях того, чтоб оные пришли в сие состояние от употребления их в непринадлежащую до службы езду, заключить не можно, ибо на сие кроме вышеписанного других доказательств нет; касательно ж того, что граф Аракчеев не истребовал на лошадей ремонта, чрез что часть оных оставалась худыми, то как сие сделано им в соблюдение казенного интереса и что ожидал положенного по уставу на перемену лошадей времени, в кое конечно в оный и истребовал, но в сие время отставлен от службы, почему и неисправным его почесть не может, а равно и в том, что не переменил негодных лошадей, но оные в баталионе остались, ибо сего эа отставкою его от службы действительно сделать ему было не можно, а так как генерал-от-артиллерии Корсаков объяснил, что на лошадей суммы в баталионе имеется достаточно и из неспособных половина уже поправилась и сделались на службу годными, то в сем случае и взыскание с него, графа Аракчеева, положить комиссия не может; впрочем же таких еще неисправностей, за кои бы следовало сделать какое-либо взыскание, не открылось, равно и за употребление генерал-лейтенантом Амбразанцевым и офицерами, подъемных лошадей в вышеизъясненную езду взыскания положить также не может, ибо сии лошади по закону находятся в собственном распоряжении командиров баталионных.

Донесение Амбразанцева:

3) Что на исправление казарм и прочих строений гвардейского артиллерийского баталиона, которые в 799 году по приказанию графа Аракчеева были исправляемы находящимся в артиллерийской экспедиции за архитектора коллежским ассесором Демерцовым, сверх употребленных им 5.000 р., отпущенных от баталиона на то исправление, требует он, Демерцов, еще 6.975 р., на заплату за забранные им на те строения в долг разные припасы и материалы и за работу работникам по приказанию графа Аракчеева, которой сумме и представил он, Демерцов, счет, кому и за что сколько заплатить следует, но при всем том исправляемые им строения не все еще окончены и требуют еще некоторых починок, а весной и более оных откроется.

По следствию оказалось:

На 3) Генерал-лейтенант граф Аракчеев комиссию уведомил, что о построении всего оного испрашивано было всевысочайшее Вашего Императорского Величества благоволение, по которому случаю и имел счастие гвардейский артиллерийский баталион получить бывшие лейб-гвардии Вашего Императорского Величества полка каменный и деревянный дома, а от военного губернатора места для построения конной роте казарм, но по случаю его отставки строение еще не было окончено, а собственное его рассуждение клонилось только к тому, дабы в одно время поместить весь баталион в свои казармы, как для лучшего да оным присмотра, равно и для облегчения города от постоя и что сделано оное по повелению Вашего Императорского Величества с тем, дабы на докончание баталионных казарм и содержание оных на тот 799 год взять сумму из артиллерийской зкспедидии до получения на будущие годы положенной в баталион ежегодно к отпуску; сметы же тем перестройкам не только им пересматриваны, но и утверждены, которые и в комиссию представил оригиналом и по коим полагалось на починку и все построения казарм 13.295 р. 25 к.; употреблено архитектором Демерцовым всего 11.975 р., то и осталось на докончание оных 1.320 р. 25 к.; но генерал-лейтенант Амбразанцев доставил в комиссию счет, что на поправление всех тех строений потребно сверх употребленных Демерцовым помянутых денег еще 6.319 р. 44 к., из коего комиссия усмотря, что полагает в оном Амбразанцев такие исправления, коих по данным Демерцову сметам вовсе положено не было, требовала от него, Амбразанцева, по сему объяснения; по доставлении ж оного вышло, что на недоконченное Демерцовым строение потребно до 280 р. 50 к.; следовательно, вычтя их из остающейся суммы противу смет Демерцову данных, останется еще прибыли 1.039 р. 75 к.

Следственная комиссия полагает, что Демерцов за сии исправления, кои ему поручены не были, отвечать не должен, требуемая ж им на заплату за забранные у подрядчиков в долг разные припасы и материалы сумма 6.975 р. от баталиона уже просителям заплачена, как о сем оной и справкою комиссию уведомил. Графом же Аракчеевым строений исправлено столько, сколько в его бытность возможно было исправить на имевшееся число денег и в сем случае излишнего противу смет ничего не употреблено, прочее ж неисправленное строение остается приводить в исправление на будущее время, на отпускаемую в баталион для сего предмета годовую сумму.

Донесение Амбразанцева:

4) По ведомости, представленной при вышепрописанном генерал-лейтенанта Амбразанцева донесении, показано, что упоминаемому баталиону следует получить от артиллерийской экспедиции 6.000 р. вместо отпущенных из оного на покупку для гвардейского ж баталиона на строевых лошадей, ибо сия сумма 6.000 р. принята была в сей баталион из комиссариата на покупку недостающего по новому штату числа лошадей, и сверх сего по той ведомости показано за бранных баталионом на разные покупки лошадей и прочего денег из сумм артиллерийской экспедиции принадлежащих всего 12.063 р. 46 к., кои следует доставить в эту экспедидию.

По следствию оказалось:

На 4) следственная комнссия в мнении пишет: касательно показанных в долгу на артиллерийской экспедиции денег 6.000 р., то об оных сам генерал-лейтенант Амбразанцев комиссию уведомил, что оные в баталион уже возвращены, а по объявлению генерала-от-артиллерии Корсакова и куплено уже из сей суммы строевых 9 лошадей, прочую ж показанную по той ведомости к отдаче в артиллерийскую экспедицию сумму, действительно, когда получить баталион из комиссариата, во оную возвратить должно, о чем баталион сообщил комиссии копию с того требования, какое от той экспедиции во оный было прислано; из сего комиссия видит, что на те вещи, за кои платятся в артиллерийскую экспедицию деньги, баталион брал от экспедиции заимообразно.

Генерал-аудитор по сему делу находит, что казна, как в покупке лошадей, так и в исправлении казенных строений, никакого убытка не имеет, почему и взыскания согласно с мнением следственной комиссии не полагает. В прочем всеподданнейше предает на всевысочайшее Вашего Императорского Величества благосоизволение.

Генерал-аудитор князь Салагов.

Апреля 14 дня 1800 г.

Сообщил М. К. Соколовский.

Текст воспроизведен по изданию: Аракчеев под следствием // Русская старина, № 5. 1908

сетевая версия - Thietmar. 2015
OCR — Андреев-Попович И. 2015