БСЭ1/Гарди, Джемс Кир

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гарди, Джемс Кир
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Высшее — Гейлинкс. Источник: т. XIV (1929): Высшее — Гейлинкс, стлб. 576—578 ( скан )


ГАРДИ (Hardie), Джемс Кир (1856—1915), основатель и вождь англ. независимой рабочей партии (НРП). Род. в небольшом шотландском городке, в очень бедной рабочей семье, и уже на девятом году жизни был вынужден снискивать себе пропитание в качестве мальчика па побегушках, а затем подносчика в угольных шахтах. Впоследствии стал забойщиком. Школы он так и не посещал и свое скудное домашнее образование пополнял самостоятельным чтением; позднее сблизился с «евангелистами» и из атеиста, каким он был в родительском доме, стал верующим. Г. было тогда двадцать два года. Верующим на шотландский, ханжески-сентиментальный лад, с изрядной примесью хитрецы, Г. оставался всю свою жизнь. В 1878 Г. стал секретарем местной организации горняков и оставался на этом и аналогичных профсоюзных постах до 1882, когда он пристроился сотрудником небольшой местной газеты. К этому времени Г. через этико-эстетические учения Карлейля и Рескина пришел к социализму. Марксизм вызывал в нем отвращение своим материализмом, к-рый он называл «грубо-животным» (grossly animalistic), и требованием классовой борьбы, которую он считал противоречащей христианству. Но Г. все же стоял за политическую борьбу рабочего класса, рассчитывая путем завоевания парламента и муниципалитетов осуществить огосударствление земли и орудий производства. На этой платформе Г. и выставил впервые свою кандидатуру в парламент в 1888 в одном из шотландских округов, но потерпел поражение. Через год Г. на этой же платформе основал шотландскую рабочую партию, а в 1893, в Бредфорде, создал независимую рабочую партию. Считая, что неуспех марксистской с.-д. федерации был вызван ее революционными и материалистическими «догмами», Г. даже в названии своей партии избегнул упоминания слова «социализм» и сделал ставку на интеллигентную часть рабочих, изверившихся в лозунгах обеих буржуазных партий, но далеко еще не отрешившихся от веры в парламент и мирно-конституционные способы борьбы. В 1892 Г. все-таки попал в парламент, благодаря помощи либералов, снявших в его пользу своего кандидата и отдавших ему свои голоса в расчете на соответствующую «толерантность» с его стороны. Но при всем своем оппортунизме Г. лично был неподкупен, и его «социалистические» выступления в парламенте, хотя и носили преимущественно декларативный, а отнюдь не революционный характер, были все же разочарованием для либералов; в результате на выборах 1895 Г. опять провалился. Созданная Г. партия в первые годы имела значительный успех, собрав вокруг своего знамени несколько десятков тысяч членов и проникнув в ряд городских, попечительских и др. местных советов. Этому успеху содействовала, однако, не столько личная популярность Г., сколько великолепная агитационная и организационная деятельность секретаря партии, талантливого Тома Манна (см.). Сам Энгельс одобрительно относился к инициативе Г., считая классовую мобилизацию рабочих масс важнее всяких программ. Но на деле успех партии был иллюзорным: даже этический социализм, сдобренный оппортунизмом, оказался недостаточным для отвлечения рабочих масс от либерализма, и рост НРП к концу столетия остановился. В 1900 Г. вновь удалось попасть в парламент, но опять-таки с помощью либералов, отдавших ему свои голоса взамен голосов, отданных партией Г. в том же округе второму либеральному кандидату, крупнейшему шахтовладельцу. Но возникшее в это же время среди самих профсоюзов (в результате реакционных решений суда по профсоюзным процессам с предпринимателями) движение за собственные рабочие кандидатуры дало Г. и его товарищам новое, хотя и более скромное, поле деятельности. Они примкнули на федеративных началах к вновь образованной «рабочей партии», к-рая уже не содержала социализма ни в своем названии, ни в своей программе, и даже политическую, т. е. парламентскую, борьбу допускала в рамках сотрудничества с либеральной партией, в надежде играть в ней руководящую роль и постепенно перевести ее на социалистические рельсы. Но ни того, ни другого, как известно, не произошло. Хотя члены организации Г. и заняли в повой партии главные посты и сам Г. стал во главе ее в качестве председателя, но организационное и тактическое руководство на деле перешло к секретарю рабочей партии Джемсу Рамзею Макдональду (см.), также члену НРП, человеку гораздо более ловкому и сильному, чем Г., превосходившему его даже в оппортунизме. Благодаря этому не рабочая партия приспособилась к «социализму» НРП, а наоборот—социализм НРП приспособился к «рабочедельчеству» рабочей партии. Фактически Г. превратился в новой партии в чисто репрезентативную фигуру, к-рая выпускалась в торжественных случаях для произнесения социалистических речей; подлинная же власть перешла к Макдональду (с к-рым на первых порах соперничал Сноуден), постепенно переведшему партию на либеральные рельсы. Преисполненный обиды и разочарования, Г. неоднократно делал слабые и неудачные попытки к восстанию, но в общем и целом ограничивался молчаливой покорностью. Г. сам чувствовал, что ему не совладать ни с более сильным и амбициозным Макдональдом, ни с неудержным карьеризмом других лидеров рабочей партии, к-рых он сам научил смотреть на парламентский мандат как на верх политического счастья. Он довольствовался охотно уступавшейся ему его более счастливыми соперниками ролью моралиста и «пророка» своей партии и находил утешение в героической легенде, создававшейся вокруг него горсточкой его сентиментальных поклонников. Политическая деятельность Г. фактически закончилась в 1906, когда рабочая партия, очутившись в парламенте в числе 29 депутатов, окончательно оформилась. Г. выступал еще более или менее активно на международных социалистических конгрессах в качестве пацифиста, а в 1910 в Копенгагене внес известное предложение об объявлении, в случае войны, всеобщей забастовки военнопромышленных и связанных с ними предприятий. Когда же империалистская война действительно разразилась, Г. воочию убедился, что не только о всеобщей забастовке, но и о каком бы то ни было сопротивлении ей не могло быть и речи: подавляющее большинство его соратников переметнулось в лагерь, воинствующих патриотов, главный лидер партии Макдональд занял двусмысленную позицию нейтрального пацифиста, и лишь двое—трое таких же пацифистов, как Гарди, остались с ним, чтобы вести литературную борьбу против войны. Это политическое банкротство «социализма», как понимал его Гарди, несомненно окончательно сломило его, и смерть Гарди от воспаления легких лишь запечатлела физически его моральное крушение.

Лит.: Smith F.. From Pit to Parliament, L., 1919; Stewart W., J. Keir Hardie, L., 1925; некрологи в «Labour Leader», органе независимой рабочей партии от 30 сент, и окт. 1915.