БЭАН/Распятие, крестная казнь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БЭАН
Перейти к навигации Перейти к поиску

Распятие, крестная казнь
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Маадай — Смоковница. Источник: вып. III: М — Смо, с. 154—155 ( РГБ · репринт · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РСКД : РСКД : ЭСБЕ : ЭСБЕ : RE


Распятие, крестная казнь (Мф. XXIII, 34XXVII, 31 и др.). Распятие от древних времен служило самой жестокой и вместе самой позорной смертной казнью и доселе еще существует между индусами и китайцами. Римляне считали распятие самой позорной смертью, на которую осуждались только одни изменники и великие злодеи (Лук. XXIII, 2). Оно считалось проклятой смертью (Втор. XXI, 22, 23, Гал. III, 13). Ибо написано, говорит ап. Павел: проклят всяк, висящий на древе. Отсюда сила выражений в посланиях ап. Павла: к Коринфянам (I Кор. I, 23), к Филиппийцам (Флп. II, 8), Евреям (Евр. XII, 2). Как скоро произносился приговор: ты осужден на распятие, осужденный был обнажаем с оставлением только узкого препоясания вокруг чресл, привязываем до груди к крестному древу и затем его мучительно били прутьями, или бичами, сделанными из кожаных полос (Ис. LIII, 5), что уже одно нередко причиняло смерть. После бичевания преступника заставляли нести весь крест или часть оного к месту казни. Местом казни обычно служило какое-либо возвышенное место вне города и близ большой дороги. Кресты были различной формы: трехчастный, вроде греческой буквы тау – Т, четырехчастный – квадратный +, или продолговатый †, – и косвенный, вроде греческого X. Неопровержимое основание имеет для себя четырехконечная форма креста Христова, что только этот крест удовлетворяет показаниям всех евангелистов. Что касается до древа, из какого был сделан крест, то наиболее распространенное мнение, что он был сделан из 3 дерев: из кипариса, певга и кедра. Об этом повторяется и в песнях церковных и в молитвах (Ис. LX, 13). Крест врывали в землю, а в высоту иногда он простирался, как говорят, от 10 до 15 футов, так что ноги страдальца обыкновенно отстояли от земли на 4 фута. Поперечная перекладина обыкновенно бывала от 7 до 8 футов в длину. В середине или близ середины верхней части креста находилась перекладина, на которую преступника поднимали веревками; и вот, предварительно сняв с него одежды, его сначала привязывали к крестному древу и затем пригвождали к кресту его руки и ноги острыми железными гвоздями. Иные думают, что при распятии пригвождались только руки, а ноги просто привязывались веревками. Конечно, и веревки употреблялись для прикрепления ног, чтобы потом легче было их пригвождать. Но Сам Спаситель, уверяя учеников Своих в Своем воскресении, указывал им на язвы на руках и на ногах (Лук. XXIV, 39). Чтобы несколько облегчить страдания преступника, было в обычае давать ему вино, смешанное со смирной. Господь Спаситель не принял оное (Мар. XV, 23), возжелавши претерпеть в полном сознании до самого конца все мучения этой ужасной смерти. Уксус также служил освежительным питьем для римских воинов, и, когда подали оный Ему на кресте, Он вкусил несколько этот освежающий напиток. Жар, возбуждаемый гвоздиными язвами, причинял невыносимую жажду (Мф. XXVII, 18). Преступников обыкновенно пригвождали к кресту четыре римских солдата, назначенные для этой цели, которым обыкновенно отдавалась по жребию одежда распинаемого (Мф. XXVII, 35). Воины разделили между собою одежды Спасителя и бросили жребий относительно частей оного (Пс. XXI, 19). И об одежде Моей (Господа Иисуса), пророчески замечает псалмопевец, бросают жребий. По римскому обычаю, преступление распятого писалось кратко на дощечке, которая сверху прикреплялась к кресту. Она называлась у римлян titulus, или, в русской Библии, надпись (Иоан. XIX, 19–20). Растяжение членов после только что перенесенного мучительного бичевания, невозможность сделать малейшее движение без страшной боли, прободение рук и ног острыми гвоздями, и притом в частях тела, самых восприимчивых к мучительной боли, немаловременное висение на кресте с язвами на руках и ногах под лучами солнца, потеря крови и глубокое сознание незаслуженной позорной казни, понесенной Божественным Страдальцем, – все это усиливало до самой высшей степени крестные страдания, которые нередко продолжались до 3 дней и даже более. Вот почему Пилат удивился, узнавши, что Господь Иисус Христос предал дух Свой раньше означенного времени (Мар. XV, 44). У римлян осужденный на крестную смерть нередко оставался на кресте дотоле, пока тело его не падало на землю от собственной тяжести; но в провинции Иудейской иудеям было позволено в силу предписаний закона Моисеева (Втор. XXI, 22, 23) оканчивать страдания осужденных на крестную казнь и прежде солнечного заката. Это производилось различными способами: иногда подкладывали огонь к подножию креста, а иногда перебивали члены их молотом или прободали бок копьем (Иоан. XIX, 31, 37). При этом нужно заметить, что страдания осужденных на кресте были так велики и ужасны, что она считалась самой ужасной и позорнейшей из всех видов казни. Известный римский оратор Цицерон считал даже самое упоминание о крестной казни недостойным римского гражданина и свободного человека. Но Сын Божий, Божественный и неповинный Страдалец, проливший Свою кровь на этом позорном орудии мучения за грехи всего рода человеческого, через это самое сделал крест символом высочайшей чести и славы, символом искупительной благодати, спасения и вечной жизни. Крест часто упоминается в Свящ. Писании иносказательно вообще для обозначения умилостивительной крестной жертвы Господа Иисуса Христа и его повиновения Своему Отцу даже до смерти (Флп. II, 8). Как истинные последователи Господа Иисуса Христа, и все мы должны распинать свою плоть со страстями и похотями (Гал. V, 24). Распинать плоть свою со страстями и похотями мы можем главным образом воздержанием от страстей и похотей и действиями им противными: например, когда гнев побуждает нас злословить врага и делать ему зло, но мы противимся сему желанию и, воспоминая, как Иисус Христос на кресте молился за Своих врагов, молимся и мы за своего, то сим образом распинаем страсть гнева.