БЭАН/Суд, или судопроизводство у Израильтян

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Суд, или судопроизводство у Израильтян
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Смола — Ижица. Источник: вып. IV: Смо — Ѵ, с. 17—20
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Суд, или судопроизводство у израильтян (Втор. XVI, 18, I Цар. VII, 16, VIII, 1 и др.). Как в начале, во времена патриархальные, отец как глава семейства имел вместе право и власть судьи над всеми своими домашними, даже над их жизнью и смертью (Быт. XXXVIII, 24), так, с размножением семейств эта власть естественно перешла к главам колен и родов, которые как главы вместе с отправлением дел колен производили также и суд, исправляя должность судей над своими соплеменниками и сочленами своего народа, насколько это позволяло тогдашнее положение израильтян в Египте. Когда Моисей освободил свой народ от рабства египетского, тогда все искавшие правосудия, естественно, стали обращаться к нему, как избавителю народа, как чудесно уполномоченному Богом в качестве Его посланника, и он судил их (Исх. XVIII, 13). Но так как Моисей один не мог управлять судом такого множества людей, то по совету Иофора не без воли, конечно, Божией (Исх. XVIII, 23) он из всего числа старейшин израильских избрал мудрых, разумных и богобоязненных, правдивых и бескорыстных мужей и поставил их судьями в виде начальников над тысячами, сотнями и десятками и надзирателей для колен, предписав им правильно судить, невзирая на лица, ибо творят суд Божий, а дела трудные и неудоборешимые доводить до него (Втор. I, 9–18, Исх. XVIII, 14–26). Суд (БЭАН).pngРимская зала судебных учреждений. Подобно этому учреждению порядка судебной расправы по делам народным сделано было распределение и по управлению войском, т. е. и здесь учреждены были тысяченачальники, стоначальники, пятидесятиначальники и десятиначальники (Чис. XXXI, 14). Касательно отношения судей между собою нельзя понимать их как ряд ступеней судебных инстанций, чтобы от десятиначальника, напр., дела восходили к пятидесятиначальнику, от сего — к стоначальнику и т. д. — в Моисеевом законе не видно таких инстанций, напротив, каждый судья в своей области окончательно решал сам малые дела и только трудные представлял на решение Моисея. Эти общие постановления относительно судей оставались между израильтянами и в последующие времена, когда они обладали уже Обетованной Землей. Для этого Моисеем сделано было общее распоряжение: «Во всех жилищах твоих поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтобы они судили народ судом праведным, не извращая закона» (Втор. XVI, 18). Эти судьи, без сомнения, были учреждаемы из старейшин, потому что, говоря о разных судебных случаях, Моисей предоставляет суд старейшинам (Втор. XXI, 18–21, XXII, 13, 15, 18, XXV, 2, 8). Но для затруднительных дел, которые при жизни Моисея предоставлены были ему самому для решения, после него должен был устроиться высший суд, который должен был иметь свое заседание в Святилище и состоять из священников и судей, под председательством первосвященника и светского судьи во главе (Втор. XVII, 8–12, XIX, 16–19, XXI, 2, 5). Во дни Судей суд производили Судьи, как призванные к сему Господом (Суд. III, 9–10, IV, 4–5). После последнего Судьи, который был вместе первосвященником (I Цар. IV, 18), высшая судебная власть вместе с правительственной властью перешла к пророку Самуилу (I Цар. VII, 15, XII, 3 и дал.) и потом к царям. Доступ к царю был открыт всякому подданному, ищущему суда (II Цар. XV, 2, 6, XIV, 4, III Цар. III, 16). По окончании войн, когда приведены были в порядок устройство царства и в особенности богослужение, Давид назначил шесть тысяч левитов судьями и писцами в разных городах для наблюдения и расправы как в делах религиозных, так и в мирских (I Пар. XXIII, 4, XXVI, 29–32). Еще более для благоустройства суда сделал Иосафат. Он не только поставил судей по всем укрепленным городам из старейшин, конечно, и священников (II Пар. XIX, 5 и дал. Втор. XXI, 5, XVI, 18), но устроил еще в Иерусалиме верховное судилище из левитов, священников и племенных начальников, чтобы творить суд Иеговы и разрешать судебные тяжбы. В этом суде председательствовали — первосвященник для дел Иеговы и князь дома Иудина для дел царя; к нему же были определены левиты как писцы. Это судилище имело своим назначением давать приговор по всем трудным делам, которые будут поступать к нему от местных судов (II Парал. XIX, 8–11, Втор. XVII, 8–18, XIX, 16, 18, Псал. CXXI, 5). Около времен Иисуса Христа и апостолов у евреев было три судилища: 1) Верховный совет, или синедрион, в Иерусалиме, состоящий из 71 члена, во главе которого был председатель, коим мог быть первосвященник и вице-президент. Здесь решались самые важные дела. 2) Средний суд состоял из 23 членов и был в главных городах. 3) Низший суд состоял из 3-х членов (Мф. V, 22). Самое судопроизводство и порядок суда были очень просты. Судьи должны были во всякое время судить народ (Исх. XVIII, 22). Во время Моисея суд происходил пред Скинией, где он заседал с Аароном и князьями общества, чтобы давать решение о праве и законе (Числ. XXVII, 2, сн. Исх. XIII, 19). Судьи в городах, по обычаю древнего Востока, имели свое седалище у ворот (Втор. XXI, 19, XXII, 15, Притч. XXII, 22, Амос. V, 14, 15), на открытом месте города, где также была базарная площадь (IV Цар. VII, 1). Сюда пред них являлись тяжущиеся, принося свои жалобы устно (Втор. I, 16, XXI, 20, XXV, 1), а подсудимый, если он сам не являлся, был призываем (XXV, 8). Адвокатов или поверенных в Ветхом Завете не встречается. Даже самые высшие судьи народа решали дела публично: Девора — под пальмой (Суд. IV, 5), цари — в воротах и во дворе дворца (II Цар. XV, 2, 6), сн. XIV, 4 и дал. III Цар. III, 16). Соломон при своем дворце устроил притвор для судилища с престолом, с которого судил (III Цар. VII, 7). Позднее князья Иудины производили суд в зале царского дворца (Иер. XXXVI, 12), но при этом из дома царя переходили в храм, при входе в новые ворота, судить Иеремию (Иерем. XXVI, 10 и дал.). Судье поставляется в обязанность тщательно расследовать и строго испытывать обвинения и объяснения (Втор. I, 16, XIII, 14). Для удостоверения в истине довольствовались иногда простыми признаками (Исх. XXII, 13, Втор. XXII, 25), даже словом отца и матери, обвиняющих непокорного сына (Втор. XXI, 18–21). Обыкновенным средством дознания истины служили свидетели. Закон при этом требовал не менее двух или трех свидетелей (Втор. XIX, 15, Мф. XVIII, 16, II Кор. XIII, 1, I Тим. V, 19), особенно в уголовных делах (Втор. XVII, 6, Числ. XXXVI, 30). Притом предписывалось строгое испытание свидетелей, и кто обличался в ложном свидетельстве, тот сам подвергался тому же наказанию, какое угрожало виновному (Втор. XIX, 18). Где недоставало свидетелей, напр. при воровстве, должна была решать дело клятва (Исх. XXII, 10–11, Евр. VI, 16). Иногда, за неимением доказательств и средств к открытию истины, бросали жребий (Нав. VII, 14, I Цар. XIV, 40). Жребий употреблялся как непосредственное Божественное решение (Притч. XVI, 33, XVIII, 19). Принудительные средства, пытки, заключение в темницу чужды были закону Моисееву; они явились поздно, под чужим владычеством (сн. Лук. XII, 58).