БЭЮ/Ядринцев, Николай Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ядринцев
Большая энциклопедия Южакова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: т. 20: Чахотка легких — Ижица. Источник: т. 20: Чахотка легких — Ижица, с. 728—729 (индекс) • Другие источники: ЭСБЕ 
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Ядринцев, Николай Михайлович, этнограф и публицист, род. 1842 в Омске, ум. 1894, учился в томской гимназии, а с 1860 был вольнослушателем в петербургском университете. Очутившись в Спб. в кружке товарищей-сибиряков, Я. с энтузиазмом примкнул к тому общественному движению, которым была охвачена лучшая часть русского интеллигентного общества того времени; вместе с своими друзьями, он горячо обсуждал планы предстоявшей культурно-просветительной работы на далекой родине, остававшейся еще столь мало исследованной и обещавшей широкий простор для живого общественного дела. Пробыв три года в университете, Я. возвратился в Сибирь и с жаром принялся за осуществление своих планов. В 1863 он прочитал в Омске блестящую лекцию, в которой горячо призывал сибиряков к денежным пожертвованиям на основание сибирского университета. Эта лекция была напечатана в „Томских губ. Ведомостях“ в 1864, и с тех пор началась плодотворная литературная деятельность Я., как сотрудника местных и столичных изданий. Однако, правильное развитие его публицистической деятельности в самом же начале было нарушено известным делом о сибирском сепаратизме. Вместе с Потаниным и Щаповым и некоторыми другими, Я. был арестован и подвергнут суровой каре; отбыл два года тюремного заключения в Омске и затем был сослан в Архангельскую губ., где оставался до 1874. Но и в ссылке Я. не прерывал своих любимых занятий, продолжая работать над изучением Сибири, так что еще до своего освобождения успел зарекомендовать себя в литературе, как один из лучших знатоков сибирской окраины. Уже в 1872 Я. собрал свои статьи о сибирской ссылке, печатавшиеся в „Отеч. Записках“, „Деле“, „Неделе“ и др. изданиях, и выпустил их отдельной книгой: „Русская община в тюрьме и ссылке“, в которой изложены лнчные впечатления, вынесенные автором из времени двухлетнего пребывания в омском остроге, и сравнительно-исторический очерк систем наказания у нас и на Западе. Книга обратила на себя серьезное внимание как в обществе, так и в оффициальных сферах. В 1875 г. Я. принял деятельное участие в основанной в Иркутске В. И. Вагиным газете „Сибирь“, а в следующем году он был приглашен генерал-губернатором Зап. Сибири, Казнаковым, к себе на службу, где он имел возможность собрать много важных этнографических и статистических сведений о Сибири. В эти же годы Я. принимал деятельное участие в основанном в Омске западно-сибирском отделе Географического общества. В 1878 Я. был командирован в Алтайский горный округ для исследования переселенческого движения; в 1880 он совершил путешествие для изучения быта инородцев. Вскоре после этого Я. оставил службу и в 1881 переселился в Спб.; здесь в 1882 он издал свой основной труд: „Сибирь, как колония“, вышедший затем к трехсотлетнему юбилею завоевания Сибири в значительно дополненном издании; этот замечательный труд дает полный обзор всех областных вопросов сибирской жизни и историю обширного края и по достоинству оценен обществом и литературой; репутация автора, как выдающегося этнографа и публициста, была им окончательно упрочена. В 1882 Я. основал еженедельную газету „Восточное Обозрение“ с приложением книжек „Сибирского Сборника“; впоследствие издание это, доставлявшее обильный интересный матерьял для ознакомления с Сибирью, было перенесено в Иркутск. В 1886 Я. занимался изучением быта сибирских инородцев и результатом этого изучения была книга: „Сибирские инородцы, их быт и современное положение“ (1891). Наряду с географическими, археологическими и этнографическими исследованиями, Я. занимался также изучением экономического быта Сибири. Все эти исследования служили предметом целого ряда докладов как в местных, так и столичных ученых обществах. Большую сенсацию в ученом мире вызвало, между прочим, путешествие, совершенное Я. в Сев. Монголию, где им были открыты развалины знаменитой монгольской столицы Карокорума и найдены важные исторические надписи на могильниках по р. Орхону. Как ни велики были препятствия, которые стояли на пути ученой и публицистической деятельности Я., но в нем так же был велик и запас нравственных сил, позволявших ему успешно бороться с ними. Сильную поддержку он встречал и со стороны своей жены, Аделаиды Федоровны, которая была для него не только нежным и заботливым другом, но помощником, разделявшим с ним его труды особенно по газете „Восточное Обозрение“, где она вела хронику и отдел по народному образованию. Понятно поэтому, что неожиданная смерть жены была для Я. страшным ударом, на долгое время подкосившим его неутомимую энергию. Но мало-по-малу к пораженному горем писателю стала возвращаться его работоспособность. В 1893 г. Я. ездил в Америку для изучения колонизационного дела, а в следующем году он снова отправился в родную Сибирь в качестве заведующего статистическим отделением при начальнике Алтайского округа. На этом посту Я. и застала смерть; он скончался в полном расцвете своих умственных сил после приема сильного раствора опия. Я. влиял на общество не только печатным словом, но и живым примером своей нравственной личности. Воспитавшись на освободительных идеях шестидесятых годов, он навсегда остался непоколебимо верен лучшим традициям этой замечательной эпохи. Не смотря на суровые испытания личной жизни, на смену периода общественного оживления периодом политической реакции и упадка, Я. неизменно сохранял бодрую веру в торжество дорогого ему дела и по прежнему все свои силы отдавал служению на благо своей родины. Поэтому так велико было то уважение, которым он пользовался среди русской интеллигенции, особенно интеллигенции сибирской, ценившей в нем редкую по своей чистоте и бескорыстию преданность общественным интересам. По словам близких его друзей, вопросы общественные и умственные до такой степени поглощали все его мысли и чувства, что он совершенно не был способен позаботиться о своих личных интересах; он не мог даже вести обыденного разговора и с первых же слов переводил беседу на те общие вопросы, которые составляли предмет его постоянных забот и дум. Кроме упомянутых изданий, Я. помещал свои статьи в „Вестнике Европы“, „Историческом Вестнике“, „Мире Божием“, „Русском Богатстве“, в сибирских и столичных газетах, а также в „Трудах“ и „Записках“ специальных ученых обществ. О жизни и сочинениях Я. см.: Глинский Б., Н. М. Я. („Историч. Вестник“ 1894, 8); Пыпин А., „История русской этнографии“; Семевский В., „Памяти Н. М. Я.“ („Русская Мысль“ 1895, 1).