Бега по НОТ'у (Е. Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бега по НОТ'у
автор Евгений Петрович Петров
Из сборника «Радости Мегаса». Опубл.: 1925. Источник: Илья Ильф, Евгений Петров. Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска / сост., комментарии и дополнения (с. 430-475) М. Долинского. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 126-128. • Впервые: Красный перец. 1925. № 5.


В Госбанке, в связи с научной организацией труда машинисток, служащие заключают пари на скорость их работы.

Бухгалтер Урдоналов пришел со службы домой поздно вечером и молча лег на диван.

Жена в отчаянии заломила руки.

— Опять проигрался на бегах, сатана?

«Сатана» молчал.

— Что же ты молчишь, убийца своих детей?! Говори… Не томи! Опять проигрался?

— Опять! — вздохнул Урдоналов.

— На бегах?

— На бегах.

Жена схватила пресс-папье и привычным жестом запустила его в провинившегося мужа. Урдоналов вдвинул голову в плечи и замер.

— Дурак я, дурак, — тоскливо думал он, подставляя спину под бешеное пресс-папье. — Идиот я, идиот Если бы я поставил на фаворитку Сонечку, я бы имел три червя[1], как пить дать… Эх!..

Утром возле подъезда банка толпился народ.

— Куда прешь?! — хрипел швейцар. — Нет местов. И так уже полон банк. Негде повернуться. Ос-с-сади!..

— Пустите, гражданин! — кричали из толпы. — Нам нужно срочно взносы делать!

— Знаем мы ваши срочные взносы. Как эти бега завели, будь они трижды прокляты, нет отбою от посетителев!

— Пусти-и-и! — надрывалась толпа.

— Не пущу-у-у! — ревел швейцар.

Урдоналов проскользнул к двери и, лихорадочно потирая руки, стал подыматься по лестнице.

— Ну что? — спросил он регистратора Бедряго. — еще не начали?

— Скорей бегите! — посоветовал Бедряго, — уже и инструктор по НОТу приехал[2]. Сейчас начнут.

Урдоналов слегка вскрикнул и, расталкивая игроков, стал пробиваться к кассе.

Над вывеской «Касса» висел большой плакат: «Тотализатор», а над скромным объявлением «Прием вкладов» — большая красивая афиша:

«Сегодня!!! — БЕГА — Сегодня!!!
Список участников
I заезд
1. Сонечка Мажор (фаворитка), на «Ундервуде».
2. Катя Косоглядова (фаворитка), на «Ремингтоне».
3. Н. И. Ананасова, на «Мерседесе».
4. А. И. Шестипальцева, на «Двойном Ремингтоне».
Дистанция — 3 листа.
II заезд
1. М. А. Кислородов, на «Смис-Премьер».
2. Манечка Работягина (фаворитка), на «Двойном Ундервуде».
3. Д. Е. Тустепс, на «Ремингтоне» (с закрытым шрифтом).
4. Л. Ф. Живоглотова, на «Адлере».
Дистанция — 2 листа.
Анонс — !!! — Анонс
После 4-х часов
Сверхурочные бега при электричестве.

Урдоналов посмотрел афишу и заволновался:

— На кого теперь ставить? — мучительно думал он. — Если поставить на фаворитку, — маленькая выдача, а если на простую — большой риск!.. Эх, была не была, поставлю на Ананасову… Пожалуйста, товарищ кассир, я ставлю на Ананасову в первом заезде… Два рубля… Пожалуйста… Спасибо…

Урдоналов вытер распаренную лысину и вприпрыжку побежал к месту ристалища.

В комнате пишмаш в две шеренги стояли банковские служащие.

Уж выводили? — спросил Урдоналов свистящим шепотом, втискиваясь в толпу.

— Нет еще. Сейчас выведут.

— Ведут, ведут! — раздались взволнованные голоса.

К месту состязаний приближалась пышная процессия.

Впереди — инструктор по НОТу с хронометром в руке. За ним — гуськом — участницы состязания.

Смотрите, смотрите… Сонечка! Фаворитка!..

— А вот Ананасова… Рыжая… Попомните мое слово — обставит их всех.

— Ну, не скажите. Шестипальцева тоже… Глядите, глядите, как она руку закидывает!..

— А заезд для малолеток сегодня будет?

— В четверг.

— Да что вы, батенька, чушь порете! Всем известно, что в четверг — гандикап машинисток статбюро…

— А малолетки-то, малолетки когда?

— Отстаньте вы с вашими малолетками!

— Тише, тише, начинают! Машинистки наскоро попудрились и взяли старт.

Толпа замерла.

Урдоналов впился глазами в Ананасову.

— Раз, два, три!..

Игроки мгновенно вспотели и впились глазами в машинисток.

— Нажимай, нажимай! — шептал Урдоналов, наступая на чью-то ногу. — Вывози, матушка Ананасова!

— Хромает, хромает! — раздался чей-то истерический вопль.

— Кто, кто хромает?

— Верхний регистр у «Ремингтона» Косоглядовой… Боже, боже!..

Состязание приходило к концу.

— Валяй, Ананасова! — хрипло кричал Урдоналов. — Валяй! Нажимай!..

И вдруг произошло нечто ужасное. Ананасова остановилась, вынула из ящика зеркальце и попудрилась. Хотя эта необходимая операция продолжалась не более пяти секунд, но во время финиша это было большой неосмотрительностью.

— Перешла в галоп! — сказал чей-то злорадный голос.

Урдоналов хотел что-то сказать, но не смог. Стены, игроки, машинистки запрыгали перед его глазами и понеслись карьером, к черту.

Урдоналов потерял сознание.

— Довольно, — сказал сам себе Урдоналов, — довольно азарта. Этак можно и здоровье окончательно расстроить и проиграться в пух… Нужно переходить на службу в какой-нибудь другой банк и начать новую, трезвую жизнь.

Так он и сделал.

Получив перевод, Урдоналов побрился, почистил ваксой портфель и отправился к месту новой службы.

Протиснувшись сквозь толпу у подъезда, Урдоналов поднялся по лестнице и окаменел.

Над окошечком кассы висел плакат: «Тотализатор», а над скромным объявленьицем «Текущие счета» — пышная афиша: «Сегодня!!! — СКАЧКИ — Сегодня!!! С препятствиями. Лучших, высококвалифицированных счетчиков на арифмометрах. 12 заездов».

Урдоналов собрался было умереть от разрыва сердца, но вовремя опомнился и… поставил последнюю пятерку на фаворита.

Примечания[править]

  1. Три червонца, то есть банкноты по десять рублей.
  2. Скорее всего, инструктор этот был из Центрального института труда, организованного А. К. Гастевым в 1920 г. Часто слепая чиновничья исполнительность доводила НОТ до абсурда, о чем писали многие газеты.