Боги Греции (Гейне; Вейнберг)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Боги Греціи
авторъ Генрихъ Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнбергъ (1831—1908)
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die Götter Griechenlands («Vollblühender Mond! In deinem Licht…»). — Изъ цикла «Сѣверное море», сб. «Книга пѣсенъ». Опубл.: 1863[1]. Источникъ: «Русское слово», 1863, № 2, отд. I, с. 1—2 (Google). Боги Греции (Гейне; Вейнберг)/ДО въ новой орѳографіи


Боги Греціи.


[1]

О, полно, блистающій мѣсяцъ! Въ твоемъ величавомъ сіяньи,
Широкое море сверкаетъ, какъ золото въ быстрыхъ струяхъ;
Весь берегъ облитъ какъ бы утреннимъ свѣтомъ,
Но съ призрачно-сумрачнымъ, тихимъ оттѣнкомъ.
По свѣтло-лазурному своду беззвѣзднаго неба
Проносятся бѣлыя тучи,
Какъ лики боговъ-исполиновъ
Изъ ярко блестящаго мрамора…
Нѣтъ, нѣтъ, то не тучи!
10 То сами они, то могучіе боги Эллады,
Тѣ боги, что́ весело такъ заправляли когда-то вселенной,
А нынче забыты, безъ жизни,
Какъ сонмъ привидѣній громадныхъ,
Проходятъ по не́бу въ полуночный часъ.
15 Объятъ изумленіемъ чуднымъ, смотрю я
На этотъ воздушный, большой Пантеонъ,
На этихъ боговъ-исполиновъ,
Безмолвно и страшно свершающихъ по́ небу путь.
Вотъ онъ, вотъ Корніонъ, владыка небеснаго царства!
20 Узналъ я его бѣлоснѣжныя кудри,
Тѣ славныя, нѣкогда цѣлый Олимпъ потрясавшія кудри…
Въ рукѣ онъ потухшую молнію держитъ,
Въ лицѣ громовержца — несчастье и скорбь,
Но старая гордость съ него не исчезла донынѣ.
25 Да, славное время то было, о Зевсъ,
Когда ты себѣ на потѣху
Бралъ отроковъ, нимфъ, гекатомбы
И ими небесно себя услаждалъ!..
Но царствовать вѣчно нельзя и безсмертнымъ,
30 И новые старыхъ сгоняютъ,
Такъ нѣкогда самъ ты сѣдого отца своего
И дядей — титановъ согналъ,
Отцеубійца-Юпитеръ!...
Узналъ и тебя я, надменная Зевса супруга!
35 Ревнивой тоскою наполнено сердце твое,
И очи большія твои потускнѣли,
И нѣтъ уже силы въ лилейныхъ рукахъ,

[2]

. . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
40 Узналъ и тебя я, Паллада-Аѳина!
Ни щитъ твой, ни мудрость, какъ видно, спасти не умѣли
Отъ гибели гордыхъ боговъ!
Узналъ и тебя, Афродита,
Тебя, что была золотой и серебряной стала…
45 Хоть поясъ волшебный ты носишь еще и теперь,
Но съ ужасомъ тайнымъ гляжу на твою красоту я,
И если бы тѣломъ своимъ осчастливить меня
Ты вдругъ пожелала, какъ древнихъ героевъ, —
Я умеръ бы вѣрно отъ страха!..
50 Богинею труповъ ты кажешься мнѣ,
Венера-Любитина!
Не съ прежней любовью глядитъ тебѣ въ очи,
Безстрашный и гордый Арей.
И юноша Фебъ-Аполлонъ омрачился печалью:
55 Молчитъ его лира, та лира,
Что весело такъ на пирахъ олимпійскихъ звучала.
Еще молчаливо-грустнѣе Эфестъ. Да и какъ же
Не быть ему грустнымъ? Вѣдь онъ, хромоногій,
Не будетъ ужь Гебу cмѣнять на пирахъ
60 И въ кубки вливать торопливо
Спасителый нектаръ. — Давно ужь умолкнулъ
Когда-то немолкнувшій хохотъ боговъ…
Я васъ никогда не любилъ, олимпійскіе боги!
Затѣмъ, что мнѣ греки противны давно
65 И римляне миѣ ненавистны!
Но все жъ состраданье святое и горькая жалость
Сжимаютъ мнѣ сердце,
Когда я гляжу въ вышину
На васъ, позабытые боги,
70 Васъ, мертвыя, ночью бродящія тѣни,
Непрочныя, словно туманъ разгоняемый вѣтромъ.
Такія слова говорилъ я, и видимо глазу
Краснѣли воздушные образы въ небѣ,
Взглянули въ глаза мнѣ они умирающимъ взглядомъ
75 И вдругъ съ небосклона исчезли.
Сокрылся и мѣсяцъ за черною, новою тучей,
Запѣнилось бурное море,
И въ небѣ зажглись побѣдительно вѣчныя звѣзды.




Примѣчанія.

См. также переводъ Михайлова.

  1. Впервые(?) — въ журналѣ «Русское слово», 1863, № 2, отд. I, с. 1—2 (Google).


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.