ВЭ/ВТ/Верещагин, Василий Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Верещагин, Василий Васильевич
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Верещагин — Воинская повинность. Источник: т. 6: Верещагин — Воинская повинность, с. 321—322 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ ВЭ/ВТ/Верещагин, Василий Васильевич в дореформенной орфографии


ВЕРЕЩАГИН, Василий Васильевич, (1842—1904), художник. Имя "баталиста" мало идет к В., не признававшему деления живописи на роды, но всё же наиб. слава приобретена им картинами на темы войны. С горячей убежденностью и смелой прямолинейностью он внес начало реализма в область батал. живописи и одновр-но с франц. новаторами Невилем и Детайлем содействовал утверждению этого начала в искусстве. Осмеивая шаблон и писание картин по реляциям, В. всю жизнь колесил по свету, осуществляя свои принципы: "ни одного мазка от себя, всё от природы", "художник д. б. впереди, в разгаре боя". Первые его батал. картины вызвали такое негодование, что из-за упреков ген. Кауфмана он уничтожил 3 из лучших своих произведений, а на берлин. его выставку прус. воен. нач-во рекомендовало оф-рам не ходить. Шокировало многих то, что в его картинах оказывались в армии "забытые", замерзшие, раненые и убитые. Даже в изображении имп. Александра II под Плевной сидящим на стуле, а не верхом перед войсками, усматривали нечто вредно-тенденциозное, опасное для патриотизма и воинств. духа армии и народа. Другие за его картины: "Побежденные", "Апофеоз войны", "Письмо к матери" и др., с их сгущенно трагич. содержанием, приветствовали его, как проповедника мира и антимилитарист. идей. Но В., как художник, не искал и не проводил тенденции, а боролся с нею. "Я никогда не видал, писал он, правдивых картин битв, и твердо решил представить всё так, как оно есть в действительности". Не стесненный заказами и официал. требованиями, он старался видеть всё не из дали штабов, а в передовой линии, не думая о личной безопасности, и не как пассивный зритель, а как активный участник. "Апостол мира" в картинах, он по своей натуре и воспитанию был далек от неприязни к войне. По отзыву его друга и поклонника В. В. Стасова, в В. было "много военного духа" и он был "урожденный военный". Vasili Vereshchagin.jpg Получив воспитание в Александр. малолет. и потом мор. к-сах, В. кончил курс фельдфебелем гардем. роты, и только страсть к рисованию да плохое перенесение им мор. плаваний заставили его, по окончании к-са в 1860 г., сейчас же выйти в отставку, к большому сожалению высшего мор. нач-ва. Уехав в Париж, он учился у Жерома, и в 1867 г. с радостью принял предложение Туркест. ген.-губ-ра ген. Кауфмана состоять при нём художником. Приехав в Самарканд после взятия его рус. войсками 2 мая 1868 г., В. получил боев. крещение, выдержав с горстью рус. воинов тяжелую осаду этого города взбунтовавшимися туземцами. Выдающаяся роль В. в этой обороне доставила ему Георг. крест, к-рый он с гордостью носил, хотя вообще отрицал всякие награды и отказался впоследствии от чина и звания профессора ак-мии художеств. В художеств. отношении впечатления этой обороны и личного участия В. в других воен. операциях при завоевании Туркестана, а также при втором его путешествии туда в 1869 г., дали ему материал для таких ярких картин, как "Пусть войдут", "Вошли", "Окружили", "Преследуют", "Нападают врасплох" и др., вошедшие в состав громад. туркест. серии, выполненной художником в Мюнхене в 1871—74 гг. и имевшей колосс. успех в Европе и России. В ряде этих картин с совершенной простотой выразилась чуждая всякой аффектации, непоколеб. стойкость рус. солдата под натиском превосходнейших сил ("Сдавайтесь! — Никогда", "Нападают врасплох. Ляжем костьми") и то философски спокойное, чисто "Каратаевское" отношение его к смерти и врагу, к-рое так контрастирует в нём с жестоким злорадством варвара-азиата ("Победители", "Побежденные"). Несмотря на это, контраст этих картин с привычной парадной официальностью в батал. живописи был всё же так резок, что толки об "оклеветании русской армии", "непатриотичности" и проч. вызывали недружелюбное отношение к В. не одних завистников, но и таких расположенных к художнику лиц, как ген. Кауфман. Чутко относясь к этим незаслуженным упрекам в тенденциозности, В. сам уничтожил такие вызывавшие особые нарекания картины, как "Забытый" (преследовалась даже музыка Мусоргского к этой картине), "Окружили", "Преследуют", "У крепостной стены", "Вошли", хотя в них не было ничего, кроме неприкрашенной правды. Покончив с этой серией картин, В. отправился в путешествие по Индии и Гималаям и начал было писать серию "Индийской поэмы", но не окончил её, т. к. с нач. воен. действий 1877 г. поспешил к армии. Прикомандированный к штабу гл-щего, он не ограничился наблюдениями из гл. кв-ры, а совершил с войсками поход до Дуная, а затем вместе с товарищем своим по к-су, Н. Л. Скрыдловым, шел в атаку тур. монитора на лодке "Шутка". Оправившись наскоро от раны, полученной в этом деле, В. поспешил к Плевне, оттуда со Скобелевым — к Шипке и с отрядом ген. Струкова — в набег к Адрианополю. Он не останавливается ни перед чем для художеств. наблюдений, залезая в обстреливаемые картечью барки на Дунае, набрасывая этюды под пулями, разбивавшими его палитру, свозя с полей сражений груды пропитан. кровью тряпья, одежды, обломков оружия, исполняя обяз-сти ординарца, участвуя в рекогносцировках и т. п. С началом мирн. переговоров В. покинул армию, отказавшись от "золотого оружия", и уехал в Париж, откуда через два года вышла его знаменитая "Поэма войны", вызвавшая еще большую сенсацию, чем Туркест. серия ("После атаки", "Транспорт пленных", "По дороге к Плевне", "На Шипке всё спокойно"). Но его раненые не кричат, часовые замерзают, не выпуская ружья, спокойно лежат "Перед атакой" и ждут сигнала серые ряды и преображаются в восторженном порыве, когда мимо них проносится "Белый генерал", "Именем отечества" благодаря за победу ("Шипка-Шейново"). Имп. Александр II, обозрев выставку, с грустью сказал: "Всё это верно, всё это так было", и даже Мольтке, запретив оф-рам бывать на выставке, всё же признал: "Точь в точь то же было и у нас". Закончив и эту серию, В. в долгий период мира 1880—90-х гг. не сидит на месте, знакомит с своими картинами Нов. Свет, перебрасывается в Палестину, Японию, на Филиппины, Кубу ("Взятие С.-Жуанских высот войсками Рузвельта"), пишет свои воспоминания "На войне в Азии и Европе" и отдается изучению эпохи 1812 г., для чего бросает свои загранич. мастерские, строит дачу на Серпуховской дороге и создает "опрощенного" Наполеона в подлинной обстановке суровой рус. зимы, зловещих пожаров и партизанских действий. С началом рус.-яп. войны В. уезжает на Д. Восток. Здесь 31 мрт. 1904 г. на бр-це "Петропавловск" он находит вместе с адм. Макаровым трагический конец своей кипучей, "боевой" жизни. Современная критика находит В. далеким от совершенства в художеств. отношении, но его яркий талант, красочность картин, поразит. трудоспособность, строгий реализм, добросовестность наблюдения, больш. личн. опыт боев. жизни, широта взгляда и глубина чувства, — ставят его в ряд крупнейш. художников с неотъемлемой личн. заслугой оригинального изображения войны во всей полноте её правды. (В. Верещагин, "Детство и отрочество", "На войне в Азии и Европе"; Ф. И. Булгаков, В. В. Верещагин и его произведения; В. И. Немирович-Данченко, Художник на боевом поле; В. В. Стасов, Биография и статьи).

Перед атакой[ВТ 1].
После атаки[ВТ 2].

Примечания редакторов Викитеки

  1. Оригинальная иллюстрация, опубликованная в источнике: Военная энциклопедия Сытина, была заменена более качественной репродукцией из другого источника. См. версию страницы с оригинальной иллюстрацией.
  2. Оригинальная иллюстрация, опубликованная в источнике: Военная энциклопедия Сытина, была заменена более качественной репродукцией из другого источника. См. версию страницы с оригинальной иллюстрацией.