Вечером (Верлен/Анненский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вечером
автор Поль Верлен (1844-1896), пер. И. Ф. Анненский
Парнасцы и проклятые
(из сборника Тихие песни, 1904)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Pensée du soir. — Из сборника «Любовь». Опубл.: 1904[1]. Источник: И. Ф. Анненский. Избранные произведения. — Л.: Художественная литература, 1988. — С. 220—221..


Анненский:     Верлен:

Вечером


 

Пусть бледная трава изгнанника покоит,
Иль ель вся в инее серебряная кроет,
Иль, как немая тень, исчадье тяжких снов,
Тоскуя бродит он вдоль скифских берегов, —
Пока средь стад своих, с лазурными очами
Сарматы грубые орудуют бичами, —
Свивая медленно с любовию печаль,
Очами жадными поэт уходит в даль…
В ту даль безбрежную, где волны заклубились;
Редея, волосы седеющие сбились,
И ветер, леденя открытое чело,
Уносит из прорех последнее тепло.
Тоскою бровь свело над оком ослабелым,
И волосом щека подёрнулася белым,
И повесть мрачную страстей и нищеты
Рассказывают нам увядшие черты:
О лжи и зависти они взывают к свету,
И цезаря зовут, бесстрашные, к ответу.
А он всё Римом полн — и болен и гоним,
Он славой призрачной венчает тот же Рим.
На тёмный жребий мой я больше не в обиде:
И наг, и немощен был некогда Овидий.
 


<1901>

Pensée du soir


À Ernest Raynaud

Couché dans l'herbe pâle et froide de l'exil,
Sous les ifs et les pins qu'argente le grésil,
Ou bien errant, semblable aux formes que suscite
Le rêve, par l'horreur du paysage scythe,
Tandis qu'autour, pasteurs de troupeaux fabuleux,
S'effarouchent les blancs Barbares aux yeux bleus,
Le poète de l'Art d'Aimer, le tendre Ovide
Embrasse l'horizon d'un long regard avide
Et contemple la mer immense tristement.
Le cheveu poussé rare et gris que le tourment
Des bises va mêlant sur le front qui se plisse,
L'habit troué livrant la chair au froid, complice,
Sous l'aigreur du sourcil tordu l'oeil terne et las,
La barbe épaisse, inculte et presque blanche, hélas !
Tous ces témoins qu'il faut d'un deuil expiatoire
Disent une sinistre et lamentable histoire
D'amour excessif, d'âpre envie et de fureur
Et quelque responsabilité d'Empereur.
Ovide morne pense à Rome et puis encore
À Rome que sa gloire illusoire décore.

Or, Jésus ! vous m'avez justement obscurci :
Mais n'étant pas Ovide, au moins je suis ceci.


<1888>

Другие редакции и варианты

Автограф ЦГАЛИ

ст. 21-22
        Создатель! Жребий мой прикинувши, вы правы:
        Делю с Овидием судьбу его… без славы…

Черновые наброски 1898 г.

ст. 15-17
        И, точно траурный возмездия наряд,
        Зловещим языком улики говорят
        О гневе, зависти и пресыщеньи свету.

Примечания

  1. Впервые — в книге Ник. T—о. Тихие песни. С приложением сборника стихотворных переводов «Парнасцы и проклятые». — СПб.: Т-во художественной печати, 1904. — С. 65. в разделе «Парнасцы и проклятые». Три автографа в ЦГАЛИ, один под фр. и рус. загл., другой — без загл., третий — под фр. загл., с датой, с вар. Черновые наброски, под загл. «Из вечерних размышлений», без имени автора, в записной книжке 1898 г.; два списка, оба под фр. загл., один с вар.