Выдержал, или Попривык и вынес (Твен; Панютина)/СС 1896—1899 (ДО)/Глава XV

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Выдержалъ, или Попривыкъ и вынесъ — Глава XV
авторъ Маркъ Твэнъ (1835—1910), пер. Н. Н. Панютина
Собраніе сочиненій Марка Твэна (1896—1899)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Roughing It. — Опубл.: 1872 (оригиналъ), 1896 (переводъ). Источникъ: Commons-logo.svg Собраніе сочиненій Марка Твэна. — СПб.: Типографія бр. Пантелеевыхъ, 1898. — Т. 8.

Редакціи

 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[217]
ГЛАВА XV.

Страна эта изобилуетъ ночными грабежами и смертоубійствами джентилей. Я не могу себѣ представить ничего пріятнѣе, какъ вечеръ, проведенный нами въ Соленомъ-Озерѣ, въ одномъ домѣ у джентиля; мы сидѣли и курили трубки, слушая разсказы, какъ Бертонъ прискакалъ къ беззащитнымъ и несчастнымъ «Morisites» и убилъ всѣхъ, какъ собакъ, мужчинъ и женщинъ, и какъ Биль Гикманъ, «Падшій Ангелъ», застрѣлилъ Дроуна и Арнольда за то, что они подали искъ на него, такъ какъ онъ имъ былъ долженъ, и какъ Портеръ Роквиль сдѣлалъ такія-то и такія-то ужасныя вещи, и какъ легкомысленные люди, пріѣзжавшіе въ Утахъ, позволяли себѣ дѣлать свои замѣчанія насчетъ Бриггэма, полигаміи и нѣкоторыхъ другихъ святынь, и на другое утро, на разсвѣтѣ, ихъ непремѣнно находили въ какомъ-нибудь глухомъ мѣстѣ убитыми.

Потомъ, какъ интересно сидѣть и слушать разсужденія этихъ джентилей о полигаміи; о томъ, какъ толстая, старая лягушка изъ старшинъ, или изъ ихъ епископовъ, женится на дѣвушкѣ — любитъ ее, женится на ея сестрѣ — любитъ ее, женится на другой ея сестрѣ — любитъ ее, беретъ другую дѣвушку — любитъ ее, женится на ея матери — любитъ ее, женится на ея отцѣ, на дѣдѣ и прадѣдѣ и, несмотря на все это, ему все мало и требуетъ еще. Какъ одиннадцати-лѣтняя вострушка вдругъ дѣлается любимою женою, а ея родная почтенная бабушка должна отступить на [218]задній планъ въ чувствахъ ихъ общаго мужа и волей-неволей должна спать на кухнѣ, и какъ ужасно это общее сожитіе нечестиваго гнѣзда — матери съ дочерьми, и превосходство дочери надъ своею матерью; все это мормонскія женщины переносятъ и допускаютъ потому, что ихъ религія учитъ, что чѣмъ больше у человѣка женъ на землѣ и чѣмъ больше онъ производитъ дѣтей на свѣтъ, тѣмъ выше мѣсто онѣ всѣ займутъ въ грядущемъ мірѣ, а можетъ быть и теплѣе, но онѣ объ этомъ ничего не говорятъ. По словамъ нашего знакомаго джентиля, въ гаремѣ Бриггэма Юнга было двадцать или тридцать женъ. Нѣкоторыя изъ нихъ уже состарились и не считались на дѣйствительной службѣ, но ихъ хорошо содержали и о нихъ заботились въ ихъ птичникѣ или Львиномъ домѣ (Lion House), какъ оно странно называлось. Съ каждой женой жили ея дѣти, всѣхъ 50 человѣкъ. Домъ всегда былъ въ чистотѣ и порядкѣ; когда дѣти вели себя смирно, они всѣ ѣли въ одной комнатѣ, и это считалось счастливою и уютною семейною жизнью. Никто изъ насъ не имѣлъ случая обѣдать съ м-ръ Юнгомъ, но джентиль Джонсонъ однажды завтракалъ въ Львиномъ домѣ. Онъ разсказалъ намъ потомъ, какъ бранились изъ-за булокъ другъ на друга и какъ подрались за гречневые сухари, но, я полагаю, все это сильно преувеличено. Онъ говорилъ, что м-ръ Юнгъ разсказывалъ ему смѣшныя выходки его малолѣтокъ, и съ гордостью объявилъ, что въ теченіе многихъ лѣтъ онъ былъ крупнымъ данникомъ спеціально въ магазинѣ дѣтскихъ вещей; потомъ онъ хотѣлъ показать м-ру Джонсону одну изъ своихъ любимицъ-малютокъ, которая недавно отличилась остроумной выходкой, но онъ не могъ найти ребенка. Онъ внимательно осматривалъ лица всѣхъ дѣтей и никакъ не могъ рѣшить, которая это была; наконецъ, онъ оставилъ поиски, вздохнулъ и сказалъ: «Я думалъ, я узнаю малютку, но нѣтъ». Далѣе м-ръ Джонсонъ сказалъ, что м-ръ Юнгъ находилъ жизнь тяжелою, очень тяжелою, потому что радость каждаго новаго супружества легко могла омрачиться смертью предыдущей жены, и м-ръ Джонсонъ разсказывалъ, что пока онъ и м-ръ Юнгъ вели между собой пріятный разговоръ, вошла одна изъ мистриссъ Юнгъ и стала просить себѣ брошку, такъ какъ узнала, что онъ уже подарилъ брошку «№ 6-му, и она не намѣрена спокойно переносить такое пристрастіе. М-ръ Юнгъ напомнилъ ей, что здѣсь находится посторонній человѣкъ, мистриссъ Юнгъ отвѣтила, что если постороннему человѣку не нравится присутствовать при ихъ семейномъ объясненіи, то онъ можетъ уйти. М-ръ Юнгъ обѣщалъ ей купить брошку, и она ушла. Черезъ минуту или двѣ другая мистрисъ Юнгъ вошла и просила себѣ тоже брошку. М-ръ Юнгъ началъ было ей возражать, но она его быстро обрѣзала и сказала, что № 6 [219]уже получилъ брошку, а № 11-му она уже обѣщана, и что «онъ отъ нея не отвертится, она знаетъ хорошо свои права». Онъ ей пообѣщалъ, и она ушла. И вдругъ ввалились еще три мистриссъ Юнгъ, набросились на своего супруга и разразились слезами и упреками. Онѣ все знаютъ про № 6, № 11 и № 14. Еще три брошки было обѣщано. Не успѣли онѣ выйти, какъ девять новыхъ мистриссъ Юнгъ заступили ихъ мѣсто, и опять буря разразилась надъ бѣднымъ пророкомъ. Еще девять брошекъ было обѣщано и Парки вылетѣли. Еще одиннадцать — плачъ, вой, скрежетъ зубовъ. Одиннадцать брошекъ купили спокойствіе.

— Вотъ вамъ образчикъ, — сказалъ м-ръ Юнгъ. — Вы видите, какова моя жизнь. Человѣкъ не можетъ дѣйствовать всегда безъ ошибокъ. Въ минуту увлеченія я далъ моему милому № 6, простите, что я ее такъ называю, но я не могу вспомнить сейчасъ ея имени, я далъ ей брошь, которая всего-то стоила 25 долларовъ, но ультиматумъ остальныхъ женъ сдѣлалъ то, что она стала гораздо дороже. Вы сами слышали, какъ понемногу цѣна ея дошла до 650 долларовъ, и, увы, это еще не конецъ, потому что мои жены живутъ по всей территоріи Утаха. У меня цѣлыя сотни женъ, нумера которыхъ я даже и не помню, не справившись съ фамильной Библіей. Мои жены разсѣяны далеко по горамъ, по долинамъ моего королевства, и замѣтьте, каждая изъ нихъ узнаетъ про эту проклятую брошку и каждая изъ нихъ захочетъ имѣть такую же, или умереть. Брошка № 6 будетъ стоить мнѣ 2.500 долларовъ, и я даже не предвижу конца расходамъ. Къ тому же онѣ станутъ сравнивать ихъ и если одна изъ нихъ покажется лучше другихъ, онѣ всѣ бросятъ мнѣ ихъ въ лицо, и я долженъ буду заказать новую серію брошекъ, чтобы сохранить спокойствіе въ семьѣ. Сэръ, вы, конечно, не знали, но все время пока вы были съ моими дѣтьми, каждое ваше движеніе было замѣчено моими бдительными слугами, и если бы вы предложили одному изъ дѣтей 10 центовъ или сахарный леденецъ, или какой-нибудь пустякъ въ этомъ родѣ, васъ немедленно же выгнали бы изъ дома, прежде чѣмъ вещь успѣла бы попасть въ руки ребенка. Въ противномъ же случаѣ вамъ было бы необходимо сдѣлать одинаковые подарки всѣмъ моимъ дѣтямъ, а зная по опыту важность этого вопроса, я бы стоялъ около и лично наблюдалъ бы, чтобы все это было сдѣлано, и сдѣлано бы добросовѣстно. Однажды одинъ джентльмэнъ далъ одному изъ моихъ дѣтей оловянный свистокъ, сущее изобрѣтеніе сатаны, сэръ, изобрѣтеніе, къ которому я питаю страшную ненависть, что было бы, повѣрьте, и съ вами, если бы у васъ было 80 или 90 человѣкъ дѣтей дома. Но грѣхъ былъ сдѣланъ, а джентльмэнъ улизнулъ. Я зналъ, какія будутъ послѣдствія, и жаждалъ мщенія; я нарядилъ отрядъ «Падшихъ [220]Ангеловъ» и они искали этого джентльмена повсюду, далеко въ горахъ Невады, но не могли его найти. Я не злой, сэръ, я не мстителенъ, если только меня горько не оскорбятъ, но если бы я его поймалъ, сэръ, то, помоги мнѣ Жозефъ Смитъ, я бы заперъ его въ дѣтскую, пока бы ребята не засвистали его до смерти! Клянусь заколотымъ тѣломъ св. Парлей Прэтта (да проститъ его Богъ), что ничего подобнаго не было на землѣ. Я зналъ, кто далъ свистокъ ребенку, но не могъ заставить ревнивыхъ матерей повѣрить мнѣ, онѣ думали, что это я далъ, и вышло то, что и нужно было предвидѣть: я долженъ былъ заказать 110 свистковъ, мнѣ помнится, у насъ тогда было въ домѣ 110 дѣтей, теперь нѣкоторыя изъ нихъ находятся въ школѣ; я долженъ былъ заказать 110 этихъ рѣжущихъ ухо игрушекъ, и отсохни мой языкъ, если мы могли говорить между собою, иначе какъ мимикой, до тѣхъ поръ, пока дѣтямъ не надоѣли свистки. И если кто-нибудь еще позволитъ себѣ дать моему ребенку свистокъ, и я его поймаю, то я его повѣшу выше, чѣмъ Гаммона, вотъ мое слово! Клянусь тѣнью Нефи! Нѣтъ, вы не знаете, что значитъ быть женатымъ! Я богатъ, и всѣ знаютъ это. Я добръ, и всѣ пользуются этимъ. У меня сильно развито отцовское чувство и всѣхъ найденышей подбрасываютъ мнѣ. Всякій разъ, какъ женщина хочетъ хорошо устроить своего ребенка, она ломаетъ себѣ голову, какъ бы добиться, чтобы ребенокъ попалъ въ мои руки. Да что говорить, сэръ, разъ пришла женщина сюда съ какимъ-то на видъ болѣзненнымъ ребенкомъ (и она была такая же) и стала увѣрять, что ребенокъ мой и что она моя жена, что я женился на ней тогда-то, и тогда-то, и въ такомъ-то, и въ такомъ-то мѣстѣ, но она забыла свой нумеръ, а я, конечно, не могъ вспомнить ея имени. Она начала, сэръ, увѣрять меня, что ребенокъ весьма похожъ на меня, и дѣйствительно мнѣ самому показалось, что есть сходство, очень обыкновенная вещь въ территоріи; и кончилось тѣмъ, что я ребенка отослалъ въ дѣтскую, и тогда она ушла. Клянусь тѣнью Орсонъ Гайда, что когда вымыли ребенка, то краска съ него сошла и онъ оказался индѣйцемъ! Нѣтъ, вы положительно не знаете, что значитъ быть женатымъ. Это просто собачья жизнь, сэръ, настоящая собачья жизнь. Вы не можете надѣяться сдѣлать какія-нибудь сбереженія, это положительно немыслимо. Я пробовалъ, экономіи ради, имѣть всегда на-готовѣ полный подвѣнечный нарядъ, но и это ни къ чему не повело; то я женюсь на худенькой, которая тонка, какъ жердь, то попадется такая толстая, что можно подумать, что у нея водяная, и тогда приходится надставлять подвѣнечное платье. Вотъ какъ живется, сэръ, и вспомните еще объ расходахъ на стирку (простите за откровенность), 984 штуки въ недѣлю! Нѣтъ, сэръ, экономія невозможна въ [221]такомъ семействѣ, какъ въ моемъ. Да возьмите хотя однѣ люльки, сколько ихъ! А слабительныхъ порошковъ! А успокоительныхъ сироповъ! Колецъ для прорѣзанія зубовъ! А «папашины часы», съ которыми бэбэ должны играть! А глупыя игрушки, которыми портятъ мебель! А люциферовы спички, которыя они могли бы ѣсть, и кусочки стекла, о которыя они могли бы обрѣзаться! Да на эти одни кусочки стеколъ можно бы было содержать всю вашу семью, сэръ, я въ этомъ убѣжденъ. Я выжимаю соки отовсюду, гдѣ только можно, и всетаки не могу поправить свои обстоятельства. Повѣрите ли, сэръ, одно время, когда у меня въ этомъ домѣ было 72 жены, я просто измучился съ ними. Каждая тащила деньги къ себѣ въ кровать, въ 72 тюфякахъ было зашито нѣсколько тысячъ долларовъ, когда деньги эти могли приносить проценты; я рѣшилъ пожертвовать всю эту серію кроватей на благотворительныя дѣла и устроилъ одну общую въ 7 футовъ длины и въ 96 футовъ ширины, но и это вышло неудачно. Я не могъ спать. Оказалось, что всѣ 72 жены храпятъ въ одно время, ревъ былъ страшный, да кромѣ того опасность была немалая, и это меня напугало; онѣ всѣ разомъ вдыхали столько воздуху, что видно было, какъ стѣны надвигались, когда же выпускали дыханіе, то стѣны выпячивались наружу горбылемъ, и слышно было трескъ балокъ и стропилъ. Мой другъ, послушайте совѣтъ старика, не обременяйте себя большой семьей, смотрите, я вамъ говорю, не дѣлайте этого. Въ маленькой семьѣ и только въ маленькой вы найдете всегда ту уютность и то душевное спокойствіе, которыя можно считать единственнымъ благомъ сего міра; ни скопленіе богатствъ, ни слава, ни власть, ни величіе не могутъ вамъ замѣнить его. Повѣрьте мнѣ, 10 или 11 женъ будетъ для васъ совершенно достаточно, никогда не берите больше.

Не даромъ предчувствовалъ я, что разсказъ Джонсона не заслуживалъ большого довѣрія, но онъ самъ былъ человѣкъ весьма интересный, и, я думаю, едва ли нѣкоторыя свѣдѣнія, которыя онъ намъ сообщилъ, могли быть извлечены нами изъ какого-нибудь другого источника. Онъ былъ какъ разъ контрастомъ этимъ молчаливымъ мормонамъ.