Ганс без гроша (Шёнайх-Каролат; Чюмина)/1905 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ганс без гроша
автор Эмиль Шёнайх-Каролат (1852—1908), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Язык оригинала: немецкий. — Из цикла «Из немецких поэтов», сб. «Новые стихотворения 1898—1904». Опубл.: пер. 1905. Источник: О. Н. Чюмина. Новые стихотворения. 1898—1904. — СПб.: Типография т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 253—262.

Редакции




[253]
Ганс без гроша
1

Угроза швабам — замок мой,
Спалённый молнии стрелой.
Но он угрюм и тесен,
И я слыву у торгаша
Скитальцем, Гансом без гроша
И рыцарем печальных песен.

Июньский день, останови
В его закате дня светило,
Что первый сладкий миг любви
10 Своим сияньем осветило!

Мы с нею шли — два бедняка,
И развевал наряд убогий
Порыв весенний ветерка,
Алели розы у дороги…

15 А ветер мчался всё вперёд;
Где блещет фея Магеллона —
Вздымалась из журчащих вод
Блаженства светлая корона.

Пронёсся благовест чрез лес,
20 Суля покой и мир усталым;

[254]

Звезда скатилася с небес
В зловещем блеске тёмно-алом.

Дочь королей, пришла пора:
О, бойся торгашей нахальных!
25 За знатность — плата их щедра.
Я ж — без кола и без двора,
И рыцарь песен я печальных!


2

Купеческий город, как пёстрый базар,
Раскинулся нагло; таранью,
Смолой в нём торгуют, там — хлебный товар,
И камни с чудесною гранью.

От Пфальца до Неккера, грабят купцы,
Повсюду народ без пощады,
В стремленье к наживе нигде продавцы
В пути не встречают преграды.

Всю рыбу съедают они — до костей,
10 Корову берут у вдовицы,
Но звонкой монетой имперских гостей
Готовы ссужать без границы.

Хранят они с севера, с юга казну
Надёжно под аркою сводов,

[255]

15 Они прославляют грабёж и войну,
Как право святое народов.

Людей неподкупных правдивый глагол
Там был испытуем сурово,
Там ценится выше придворный камзол,
20 Чем честь гражданина и слово.

Народная песня убита давно:
Погибла, подвергшись гоненью.
О, горе искусству, коль скоро оно
Не служит князей прославленью!

25 Они поделили весь край на куски,
Им стали рабами крестьяне,
В мужья дочерям золотые мешки
Давно уже прочат дворяне.

Отцовскую совесть торгаш усыпил
30 Вином и костями; от чёток,
От прялки он юную дочь отвратил,
Нрав женский уступчив и кроток.

Я чувствую: тяжесть с деньгами мешков —
Честь рода, увы, перетянет,
35 И юное сердце навеки веков
В надежде на счастье обманет!

Но знайте: пора покаянья близка,
Главу вы посыплете пылью,

[256]

Спадут с вас мгновенно парча и шелка,
40 И скорбь ваша будет в стране велика:
Я когти обрежу насилью!


3

Иванов день! Во всей красе
И роскоши — гнездо торговли,
Гирляндами жилища все
Унизаны — до самой кровли.

Мою желанную они
Своей избрали королевой;
В горах Ивановы огни
Горят направо и налево…

Сердечко юное в груди
10 Смущают лестью и обманом,
Там пир идёт на площади.
В колодце бьёт вино фонтаном.

Сегодня щедрою рукой
Чернь оделяет член совета;
15 Вот нищая бредёт с клюкой,
В лохмотья пёстрые одета…

Вот из-за лучшего куска
Бродяги борются друг с дружкой,
Один пустил наверняка
20 Другому в лоб пивною кружкой.

[257]


Их разнимают руки слуг,
Следя в окно за перепалкой,
С презрением сановный круг
Глядит на драку «черни жалкой».

25 У девушек пылает взор,
Их без нужды сжимают грубо;
При свете пламени, собор
Угрюмым кажется сугубо.

И пляской разгорячена,
30 Держа рукою опахало, —
Я видел, — чрез огонь она
Легко с советником порхала.

Вот поднесла бокал ко рту:
Прости, мой верный друг забытый!
35 А я пробрался в темноту,
Держась вдоль стен, как пёс побитый.


4

Счастье погасло. Прошу у судьбы
В руки оружье мне дать для борьбы.

Дать — сыновей и подруги взамен —
Всех неимущих и сирых мне в лен.

Сердце моё ты во прах растопчи,
Пусть лишь погибнут страны палачи.

[258]


Край наш спаси от князей-торгашей,
Бога создавших себе из грошей.

Дева-Мария, спаси нашу честь:
10 Даруй народу священную месть.


5

Несутся лебеди на юг,
Река бурлит сурово,
И ты умчишься, милый друг,
В объятиях другого.

А тот, кто счастья был лишён
Обманом бессердечным —
До самой смерти будет он
Скитальцем вековечным.

Есть в мире множество дорог,
10 Далёкий край — чудесен,
Хранит в себе Роландов рог
Звук недопетых песен.

Вином сверкает налита
Забвенья чаша в Фуле,
15 Но — не для тех, кого уста
Желанной обманули.

Безвестность ждёт их впереди,
Иль царская палата —

[259]

Лежит везде на их пути
20 Кровавый блеск заката.


6

Но боль рождает в сердце жар,
Стрела несётся птицей,
За нанесённый мне удар
Я отплачу сторицей.

Овцы последней богачом
Я был лишён, но волен
Я защищать своим мечом
Всех тех, кто обездолен.

Карая зло в краю родном,
10 Восстану я, как мститель,
И щит свой траурным венком
Украсит победитель.


7

О, солнце, ты смотришь на всё с высоты,
Ты ведаешь всё в мирозданье!
Что с милой моею — поведай мне ты —
Что сталось со дня расставанья?

Молчишь ты. Мороз лёгкой дымкой облёк
Долину и город обширный.
Дома и сердца, и над кровлей дымок —
Дремоты исполнены мирной.

[260]


Советники по снегу в санках скользят,
10 Их шапки теплы и высоки…
Сегодня их город легко был бы взят:
Замёрзли река и притоки.


8

В душе у каждого назрело
Всё, что назрело у меня,
И разразилась буря смело
В народе с Троицына дня.

У всех — одно и то же горе:
Свободный превращён в раба,
Везде — в стенах и на просторе
Проснулась мысль, кипит борьба.

Но паукам подобны жадным,
10 Напившись крови, города
Змеиным взором беспощадным
Глядят на сёла и стада.

Торгаш, металл твой — слишком звонок:
Вскружиться может голова.
15 Острижен наголо — ягнёнок
Способен превратиться в льва.

Ночь на Купала! В урагане
Творится шабаш на земле,
В дыму несётся и в тумане
20 Рой ведьм на огненной метле.

[261]


Ночь на Купала! Искупленье
Зажгло огней своих венец,
То ночь вторичного крещенья,
И рухнет золотой телец!


9

У бургомистра — праздник,
Меж тем как хмель-проказник
Туманит всем мозги —
У крепости враги…
Добрались до оплота,
Вот рухнули ворота,
Скорей, гудит набат!
Спешите из палат
Скорей к твердыням вашим.
10 Теперь уж мы попляшем!
Изрублен караул,
И крик, и звон, и гул…
Пожар — как блеск заката.
Для кровопийц — расплата…
15 Щадить детей и жён!
Но ни один торгаш не будет пощажён…
Их город пал, он побеждён.


10

Восходит день благоговейно,
Замолкнул грохот боевой,
Струятся мирно воды Рейна
И свод блистает синевой.

[262]


Поспешно плуг взрывает землю,
Блестит на солнце борозда,
И я благословенью внемлю
Святого, мирного труда.

Вослед грозы ночной раскату —
10 Блистает солнце меж листвой,
Мой день склоняется к закату,
Подобно туче грозовой.

Но от кощунственного хлама
Я — меч простой в руке Творца —
15 Очистил здесь святыню храма
И сокрушил алтарь тельца.


11

Дева-Мария, в кольчуге стальной
Сердце томится тоской неземной.

Юной любви дорогую мечту
Вновь я расцветшей в раю обрету.

Там, где холмов чуть синеет гряда,
Тихо скатилась большая звезда.

К вечному свету несётся душа
Ганса, по имени — Ганс без гроша!