Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ)/15

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 36—38.

Редакции


[36]
XV.
О том, как приставили к Гаргантюа других педагогов.

И вдруг отец его заметил, что, хотя он очень хорошо учится и трактир на это всё время, однако успехов никаких не делает. И, что хуже всего, становится глуп, нелеп, рассеян и бестолков. И, пожаловавшись на это дону Филиппу де Маре, вице-королю Папелигоса, услышал от него, что лучше бы Гаргантюа ничему не учился, нежели изучал такие книги и с такими наставниками, потому что их знание — одна глупость, а их ученость — чистейший вздор, которым они засоряют добрые и благородные умы и калечат молодежь.

— Возьмите любого из современных молодых людей, — говорил он, — которые прошли хотя бы двухлетний курс наук, и если он не окажется умнее, красноречивее и толковее вашего сына, вежливее и [37]обходительнее с людьми, то назовите меня олухом Царя небесного!

Совет этот очень понравился Грангузье, и он решил его выполнить.

Вечером, за ужином, вышеупомянутый де Маре представил одного из своих юных пажей, по имени Евдемона, такого расчесанного, разряженного, чистенького и с такими вежливыми манерами, что он больше походил на ангелочка, чем на человека, И затем сказал Грангузье:

— Видите ли вы этого отрока? Ему всего еще двенадцать лет. Ну, вот посмотрим, если хотите, какая разница между знанием ваших пустомелей былого времени и современными молодыми людьми.

К гл. XV
К гл. XV.

Грангузье с охотой согласился на это испытание и приказал пажу речь держать. Тогда Евдемон попросил позволения у вышеупомянутого вице-короля, своего господина, и, с шапкой в руках, с открытым лицом, румяными устами, уверенным взглядом, устремленным на Гаргантюа, с юношеской скромностью, встал и начал его хвалить и величать: во-первых, за добродетель и добрые нравы; во-вторых, за его знания; в-третьих, за его благородство; в-четвертых, за его телесную красоту, а, в-пятых, стал кротко увещевать его пуще всего почитать отца, который так старается о его образовании, наконец просил его соблаговолить признать в нём смиреннейшего из своих слуг, так как он пока не молит никакого иного дара у небес, как того, чтобы ему дано было оказать ему какую-нибудь приятную услугу.

К гл. XV
К гл. XV.

Всё это было произнесено с приличными жестами, отчетливой дикцией, красноречиво, с различными украшениями и на таком хорошем латинском языке, что Евдемон скорее походил на какого-то Гракха, [38]Цицерона или Эмилия былых времен, нежели на юношу текущего столетия. Но вместо всякого ответа Гаргантюа заревел, как корова, закрыв лицо шапкой, и от него так же невозможно было добиться слова, как вздоха от мертвого осла.

И тут его отец так разгневался, что хотел казнить смертью мэтра Жобелена. Но от этого его удержал вышеупомянутый де Маре такими разумными доводами, что гнев его улегся. После того он приказал, чтобы ему выплатили жалованье, дали бы напиться до положения риз и послали ко всем чертям.

— По крайней мере, — говорил он, — сегодня он не доставит никаких хлопот своему хозяину, если бы паче чаяния отправился на тот свет, пьян, как англичанин.

К гл. XV
К гл. XV.

Когда мэтр Жобелен удалился из дома, Грангузье посоветовался с вице-королем о том, какого ему укажут наставника, и они условились, что в эту должность будет определен Понократ, учитель Евдемона, и что они все вместе отправятся в Париж, чтобы познакомиться с тем, чему обучаются в настоящее время французские юноши.