Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ)/19

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 43—45.

Редакции


[43]
XIX.
Речь мэтра Янотуса де Брагмардо, обращенная им к Гаргантюа, с тем, чтобы вернуть колокола.

— Гм! гм! mnadies[1], сударь, mnadies et vobis, господа. Было бы

очень хорошо, если бы вы отдали нам наши колокола, потому что они очень нам нужны. Гм! гм! кхе! Община Лондон в Кагоре[2] и Бордо[3] в провинции Бри напрасно предлагали нам во время оно большие деньги, желая купить их, в виду отличного, качества их элементарной сущности,. по которой звуковая природа их земных составных частей так внедрена в них, что они сокрушают сильнейшие бури и непогоды, проносящиеся над нашими виноградниками, которые, собственно, не наши, а наших ближайших соседей. Ведь если мы лишимся вина, то лишимся всего, и разума, и закона. Если вы отдадите колокола по моей просьбе, я получу шесть связок сосисок и добрую пару [44]штанов, в которых будет тепло мрин ногам, иначе же они нарушат свои обещания. Ох, ей-Богу, Domine, пара штанов хорошая штука: et ѵіг sapiens non abhorrebit eam[4]. Ха! ха! не всякому достаются штаны, кто в них нуждается. Я кое-что об этом знаю. Подумайте, Domine, вот уже восемнадцать дней, что я готовлю эту прекрасную речь. Reddite, quæ sunt Cæsaris, Cæsari, et quæ sunt Dei, Deo. Ibi jacet lepus[5].

Честное слово, Domine, если вы хотите отужинать со мною in camera, Богом клянусь, charitatis, nos faciemus bonum cherubin. Ego occidi unum porcum, et ego habet bon vinum[6]. Но из хорошего вина не сделаешь худой латыни. Итак, de parte Dei, date nobis clochas nostras[7]. Слушайте, я обещаю вам от имени нашего факультета экземпляр Sermones de Utino (проповеди Леонарди де Утино), utinam лишь бы вы отдали нам наши колокола. Vultis etiam pardonos, per diem vos habebitis, et nihil payabitis[8].

К гл. XXIX
К гл. XXIX.

О, сударь Domine, clochidonnaminor nobis. Dea! est bonum urbis[9]. Оно всем нужно. Если ваша кобыла ими довольна, то и наш факультет также, quae comparata est jumentis insipientibus, et similis facta est eis. Psalmo nescio quo[10]. Если только я верно отметил в своей записной книжке, et est unum bonum Achilles[11]. Гм! гм! кхе! Я вам докажу, что вы должны их мне отдать. Ego sic argumentator. Omnis clocha clochabiles in clocherio clochando, clochans clochativo, clochare facit clochabiliter clochantes. Parisins habet clochas. Ergo gluc[12]. Xa, xa, xa! [45]Надеюсь, что это убедительно. Так стоит in tertio primæ in Darii или где-то в другом месте. Душой клянусь, было время, когда я только и знал, что диспутировал. Но в настоящее время я только мечтаю. И отныне мне нужно только доброе вино, мягкая постель, да чтобы спину грел огонь, а брюхо упиралось в накрытый стол с миской, налитой до краев. Эх! Domine, прошу вас in nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti, Amen, отдать нам колокола и Бог спасет вас от зла, а Богородица храни ваше здоровье, qui vivit et regnat per omnia secula seculorum, Amen. Эхма! ну-у-у!

Verum enim ver о quando quiclem dubio procul. Edepol, quoniam, ita, certe, meus Deus fidus, город без колоколов, всё равно — что слепой без палки, осел без пахва, корова без бубенчика. Пока вы их нам не вернете, мы не перестанем вопить вам вслед, как слепой, который потерял свою палку, реветь, как осел без пахва, и мычать, как корова без бубенчика.

Один латинский рифмоплет, который жил возле госпиталя, сказал однажды, ссылаясь на авторитет некоего Тапонуса — или же, ошибся, Понтануса — светского поэта: он желал бы, чтобы колокола были из перьев, а их язык из лисьего хвоста, потому что они причиняют ему головную боль, когда он сочиняет свои стихи. Но тик, так, тук, трень, брень — он был объявлен еретиком: мы ведь их лепим точно из воска. Ну, уж он больше ничего подобного не говорил. Valete et plaudite. Calepinus recensni.[13]


  1. Вместо bona dies.
  2. Село около Кагора, у которого были отняты колокола за сопротивление сборщикам податей.
  3. Местечко Бордо, близ Виль-Парнанс (Сена-и-Марна).
  4. Умный человек не пренебрегает этим.
  5. Воздадите Кесареви кесарево, а Богови Божие. В этом вся штука.
  6. Мы славно пображничаем. Я заколол свинью и у меня есть доброе вино.
  7. Ради Бога, отдайте нам наши колокола.
  8. Хотите получить разрешение от грехов? Богом клянусь, вы его получите и оно ничего вам не будет стоит.
  9. Возвратите нам наши колокола. Это городское имущество.
  10. Намек на псалмы 49, 21.
  11. Ахиллес — школьное выражение, вместо «неопровержимые аргумент».
  12. Каждый звонко звонящий на колокольне колокол, звоня своим языком, заставляет звонящих звонко звонить. Нате на здоровье!
  13. Будьте здоровы и похлопайте нам (конец комедии Теренция). Я, Калепинус, руку приложил.