Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ)/52

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 100—103.

Редакции


[100]
LII.
О том, как Гаргантюа велел, выстроить для монаха Телемекое аббатство.

Оставалось только наградить монаха, которого Гаргантюа хотел сделать, аббатом Сельё; но тот отказался от этого. Он захотел тогда отдать ему аббатство Бургёйль или Сен-Флоран, которое ему больше понравится, а, если хочет, и то и другое. Но монах решительно ответил, что не желает ни возиться с монахами, ни управлять ими.

— Как могу я, — говорил он, — управлять другими, когда не умею справиться с самим собой? Если вам кажется, что я оказал вам услугу и могу быть полезен и на [101]будущее время, дозвольте мне основать аббатство по своему вкусу.

Просьба понравилась Гаргантюа и он предложил весь Телемский округ вплоть до реки Луары в двух льё от большого леса около порта Гюо. Монах объявил Гаргантюа, что надо

К гл. LI
К гл. LI.

установить такие монастырские привила, которые бы шли в разрез со всеми существующими.

— Прежде всего, значит, — сказал Гаргантюа, — не следует обводить монастырь стенами, так как все другие аббатства крепко ограждены. [102]— Разумеется, — отвечал монах, и не без основания, — потому что, где есть ограда, там много ропота, зависти и взаимных подкопов. Кроме того, так как в некоторых монастырях в обычае, если какая-нибудь женщина, — я разумею честных и скромных, — войдет в монастырь, освящать то место, где она прошла, то мы прикажем, чтобы в случае, если в наш монастырь войдет монах или монашенка, — освящали тщательно все места, по которым они пройдут.

И потому, что во всех монастырских правилах всё искусственно, размерено и распределено по часам, у нас постановят, чтобы не было никаких часов, хотя бы даже солнечных, но чтобы всё делалось в силу необходимости и по мере надобности, ибо, — говорил Гаргантюа, истинная потеря времени, по его мнению — это когда считают часы. Какой в этом прок? Величайшая глупость в мире — это руководиться ударом колокола, а не указаниями здравого смысла и разума.

К гл. LIII
К гл. LIII.

Item: так как в настоящее время в монастырь запирают женщин только тогда, когда они кривые, хромые, горбатые, некрасивые, дурно сложенные, глупые, безумные, испорченные или опозоренные; мужчин же принимают не иначе, как болезненных, низко рожденных, придурковатых и никуда не годных…

— Кстати, — перебил монах, — когда женщина некрасива и не добра, куда она годится?

— В монахини, — отвечал Гаргантюа. [103]— Точно так, — сказал монах, — да еще на то, чтобы шить рубашки. Мы же прикажем, чтобы к нам принимались только красивые, хорошо сложенные и добронравные женщины и красивые, хорошо сложенные и добронравные мужчины. Item: так как в женские монастыри мужчинам нет доступа иначе как тайком, — мы постановим, чтобы женщин принимать в монастырь только в таком случае, когда там будут мужчины, а мужчин в том случае, когда там будут женщины. Item: так как мужчин, а равно и женщин, раз они поступили в монастырь, по истечении годового искуса, обязывают и насильно заставляют оставаться в нём на всю остальную жизнь, мы постановляем, что как мужчины, так и женщины, поступившие в монастырь, выйдут из него, когда им вздумается, открыто и беспрепятственно. Item: так как обыкновенно монахи произносят три обета, а именно: обеты целомудрия, бедности и послушания, мы постановляем, чтобы в нашем монастыре можно без всякого бесчестия быть женатым, и чтобы каждый в нём был богат и пользовался свободой. Что касается законного возраста, то женщины будут приниматься с десяти лет до пятнадцати, а мужчины с двенадцати до восемнадцати.