Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ:Ё)/25

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 60—61.

Редакции


[60]
XXV.
О том, как возгорелся большой спор между пирожниками Лерне и земляками Гаргантюа и привёл к ожесточённой войне.

В то время года, когда наступает уборка винограда, в начале осени, местные пастухи стерегли виноградники, чтобы скворцы не поклевали виноград. В это самое время пирожники из Лерна проезжали по большой дороге, сопровождая десять или двенадцать возов с пирогами, предназначенными для города. Вышеназванные пастухи вежливо попросили их продать им пирогов за деньги по рыночной цене. Следует заметить, что нет роскошнее угощения для тех, кто страдает запором, как поесть за завтраком винограда с пирожками, будет ли то коринка, или мускат, или рислинг. Но эту просьбу пирожники не только не исполнили, но — ещё хуже того — сильно оскорбили пастухов, обозвали болтунами, дураками, скотами, тупицами, лентяями, сластунами, пьяницами, хвастунами, негодяями, грубиянами, невежами, разинями, нищими, оборванцами, зубоскалами, свинопасами, погаными пастухами и ещё другими обидными прозвищами, прибавив, что не пристало им есть такие прекрасные пироги, а должны они довольствоваться чёрным хлебом и овсяными лепёшками.

На эти оскорбления один из обруганных, которого звали Форжье, честнейший человек и бакалавр, мягко отвечал:

— С каких пор стали вы так дерзки и грубы? Вы прежде охотно продавали нам пирожки, а теперь в них отказываете. Так добрые соседи не делают, и мы с вами не так поступаем, когда вы являетесь сюда покупать нашу прекрасную пшеницу, из которой печёте свои пирожки. Мы охотно дали бы вам ещё в придачу винограда, но, клянусь Богородицей, вы раскаетесь в своём поступке и когда-нибудь мы вам отплатим тем же, когда вам что-нибудь понадобится от нас, попомните это!

Марке, старшина цеха пирожников, отвечал ему на это:

— Право, ты слишком сердит сегодня утром. Верно вчера, вечером наелся пшённой каши. Подойди-ка поближе, я дам тебе пирожков.

Но когда Форжье, в простоте души, подошёл и вынул из пояса монету в одиннадцать денье, ожидая, что Марке отпустит ему пирожки, этот последний ударил его бичом по ногам, да так сильно, что шишки повскакивали, и хотел убежать; но Форжье закричал: «Караул! убивают!» изо всех сил и затем бросил в него большой палкой, которую держал под мышкой, и угодил ему в правый висок, так что Марке свалился с лошади полумёртвый.

Тем временем прибежали мызники, которые неподалёку сбивали с деревьев орехи длинными шестами, и принялись тузить пирожников, точно хлеб молотить. Другие пастухи и пастушки, услышав крики Форжье, прибежали со своими пращами и принялись осыпать каменьями, точно градом. В конце концов, они их задержали и отняли у них четыре или пять дюжин пирожков, заплатив за них, однако, обычную цену, и дали им в придачу сотню орехов и три корзины белого винограда. После того пирожники помогли Марке, [61]опасно раненному, сесть на лошадь и вернулись в Лерне, не продолжая пути в Парелье, но крепко грозясь и ругая пастухов, волопасов и мызников Селье и Сине. Пастухи же и пастушки стали угощаться пирожками и прекрасным виноградом и веселились под звуки волынки, подсмеиваясь над хвастунами пирожниками, которым славно досталось за то, что они утром левой рукой перекрестились. И стали прикладывать раздавленный виноград к ногам Форжье, которые скоро зажили.