Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ДО)/19

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Гаргантюа
авторъ Франсуа Раблэ (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардтъ (1835—1903)
Языкъ оригинала: французскій. Названіе въ оригиналѣ: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg Франсуа Раблэ. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типографія А. С. Суворина., 1901. — С. 43—45.

Редакціи


[43]
XIX.
Рѣчь мэтра Янотуса де-Брагмардо, обращенная имъ къ Гаргантюа, съ тѣмъ, чтобы вернуть колокола.

— Гмъ! гмъ! mnadies[1], сударь, mnadies et vobis, господа. Было бы

очень хорошо, если бы вы отдали намъ наши колокола, потому что они очень намъ нужны. Гмъ! гмъ! кхе! Община Лондонъ въ Кагорѣ[2] и Бордо[3] въ провинціи Бри напрасно предлагали намъ во время оно большія деньги, желая купить ихъ, въ виду отличнаго, качества ихъ элементарной сущности,. по которой звуковая природа ихъ земныхъ составныхъ частей такъ внѣдрена въ нихъ, что они сокрушаютъ сильнѣйшія бури и непогоды, проносящіяся надъ нашими виноградниками, которые, собственно, не наши, а нашихъ ближайшихъ сосѣдей. Вѣдь если мы лишимся вина, то лишимся всего, и разума, и закона. Если вы отдадите колокола по моей просьбѣ, я получу шесть связокъ сосисокъ и добрую пару [44]штановъ, въ которыхъ будетъ тепло мринъ ногамъ, иначе же они нарушатъ свои обѣщанія. Охъ, ей-Богу, Domine, пара штановъ хорошая штука: et ѵіг sapiens non abhorrebit eam[4]. Ха! ха! не всякому достаются штаны, кто въ нихъ нуждается. Я кое-что объ этомъ знаю. Подумайте, Domine, вотъ уже восемнадцать дней, что я готовлю эту прекрасную рѣчь. Reddite, quæ sunt Cæsaris, Cæsari, et quæ sunt Dei, Deo. Ibi jacet lepus[5].

Честное слово, Domine, если вы хотите отужинать со мною in camera, Богомъ клянусь, charitatis, nos faciemus bonum cherubin. Ego occidi unum porcum, et ego habet bon vinum[6]. Но изъ хорошаго вина не сдѣлаешь худой латыни. Итакъ, de parte Dei, date nobis clochas nostras[7]. Слушайте, я обѣщаю вамъ отъ имени нашего факультета экземпляръ Sermones de Utino (проповѣди Леонарди де Утино), utinam лишь бы вы отдали намъ наши колокола. Vultis etiam pardonos, per diem vos habebitis, et nihil payabitis[8].

Къ гл. XXIX
Къ гл. XXIX.

О, сударь Domine, clochidonnaminor nobis. Dea! est bonum urbis[9]. Оно всѣмъ нужно. Если ваша кобыла ими довольна, то и нашъ факультетъ также, quae comparata est jumentis insipientibus, et similis facta est eis. Psalmo nescio quo[10]. Если только я вѣрно отмѣтилъ въ своей записной книжкѣ, et est unum bonum Achilles[11]. Гмъ! гмъ! кхе! Я вамъ докажу, что вы должны ихъ мнѣ отдать. Ego sic argumentator. Omnis clocha clochabiles in clocherio clochando, clochans clochativo, clochare facit clochabiliter clochantes. Parisins habet clochas. Ergo gluc[12]. Xa, xa, xa! [45]Надѣюсь, что это убѣдительно. Такъ стоитъ in tertio primæ in Darii или гдѣ-то въ другомъ мѣстѣ. Душой клянусь, было время, когда я только и зналъ, что диспутировалъ. Но въ настоящее время я только мечтаю. И отнынѣ мнѣ нужно только доброе вино, мягкая постель, да чтобы спину грѣлъ огонь, а брюхо упиралось въ накрытый столъ съ миской, налитой до краевъ. Эхъ! Domine, прошу васъ in nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti, Amen, отдать намъ колокола и Богъ спасетъ васъ отъ зла, а Богородица храни ваше здоровье, qui vivit et regnat per omnia secula seculorum, Amen. Эхма! ну-у-у!

Verum enim ver о quando quiclem dubio procul. Edepol, quoniam, ita, certe, meus Deus fidus, городъ безъ колоколовъ, все равно — что слѣпой безъ палки, оселъ безъ пахва, корова безъ бубенчика. Пока вы ихъ намъ не вернете, мы не перестанемъ вопить вамъ вслѣдъ, какъ слѣпой, который потерялъ свою палку, ревѣть, какъ оселъ безъ пахва, и мычать, какъ корова безъ бубенчика.

Одинъ латинскій риѳмоплетъ, который жилъ возлѣ госпиталя, сказалъ однажды, ссылаясь на авторитетъ нѣкоего Тапонуса — или же, ошибся, Понтануса — свѣтскаго поэта: онъ желалъ-бы, чтобы колокола были изъ перьевъ, а ихъ языкъ изъ лисьяго хвоста, потому что они причиняютъ ему головную боль, когда онъ сочиняетъ свои стихи. Но тикъ, такъ, тукъ, трень, брень — онъ былъ объявленъ еретикомъ: мы вѣдь ихъ лѣпимъ точно изъ воска. Ну, ужъ онъ больше ничего подобнаго не говорилъ. Valete et plaudite. Calepinus recensni.[13]


  1. Вмѣсто bona dies.
  2. Село около Кагора, у котораго были отняты колокола за сопротивленіе сборщикамъ податей.
  3. Мѣстечко Бордо, близь Виль-Парнансъ (Сена-и-Марна).
  4. Умный человѣкъ не пренебрегаетъ этимъ.
  5. Воздадите Кесареви кесарево, а Богови Божіе. Въ этомъ вся штука.
  6. Мы славно пображничаемъ. Я закололъ свинью и у меня есть доброе вино.
  7. Ради Бога, отдайте намъ наши колокола.
  8. Хотите получить разрѣшеніе отъ грѣховъ? Богомъ клянусь, вы его получите и оно ничего вамъ не будетъ стоитъ.
  9. Возвратите намъ наши колокола. Это городское имущество.
  10. Намекъ на псалмы 49, 21.
  11. Ахиллесъ — школьное выраженіе, вмѣсто «неопровержимыя аргументъ».
  12. Каждый звонко звонящій на колокольнѣ колоколъ, звоня своимъ языкомъ, заставляетъ звонящихъ звонко звонить. Нате на здоровье!
  13. Будьте здоровы и похлопайте намъ (конецъ комедіи Теренція). Я, Калепинусъ, руку приложилъ.