Горе от ума (Грибоедов)/ПСС 1911 (ДО)/Действие IV

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Горе отъ ума — Дѣйствіе IV
авторъ Александръ Сергѣевичъ Грибоѣдовъ (1795—1829)
См. Горе отъ ума. Изъ сборника «Полное собраніе сочиненій въ трехъ томахъ / Подъ ред. Пиксанова. — 1911—1917». Дата созданія: 1818—1824, опубл.: 1913 (впервые — в 1825). Источникъ: http://feb-web.ru/feb/griboed/texts/piks2/pi2_gore.htm

Редакціи


ДѢЙСТВІЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

У Фамусова въ домѣ парадныя сѣни; большая лѣстница изъ втораго жилья, къ которой примыкаютъ многія побочныя изъ антресолей; внизу, справа (отъ дѣйствующихъ лицъ) выходъ на крыльцо и швейцарская ложа; слѣва, на одномъ же планѣ, комната Молчалина.
Ночь. Слабое освѣщеніе. Лакеи иные суетятся, иные спятъ въ ожиданіи господъ своихъ.

Явленіе 1.

Графиня-бабушка, Графиня-внучка, впереди ихъ лакей.


Лакей.

Графини Хрюминой карета.

Графиня-внучка
(покуда ее укутываютъ).

Ну, балъ! Ну, Фамусовъ! умѣлъ гостей назвать!
Какіе-то уроды съ того свѣта,
И не съ кѣмъ говорить, и не съ кѣмъ танцовать.

Графиня-бабушка.

Поѣдемъ, матушка! мнѣ право не подъ силу,
Когда-нибудь я съ бала да въ могилу.

(Обѣ уѣзжаютъ).

Явленіе 2.

Платонъ Михайловичъ и Наталья Дмитріевна.

Одинъ лакей около нихъ хлопочетъ, другой у подъѣзда кричитъ:

Карета Горича!

Наталья Дмитріевна.

Мой ангелъ, жизнь моя,
Безцѣнный, душечка, Попошь, что такъ уныло?

(Цѣлуетъ мужа въ лобъ).

Признайся, весело у Фамусовыхъ было.

Платонъ Михайловичъ.

10  Наташа, матушка, дремлю на балахъ я,
До нихъ смертельный неохотникъ,
А не противлюсь, твой работникъ,
Дежурю за полночь, подчасъ
Тебѣ въ угодность, какъ ни грустно,
15  Пускаюсь по командѣ въ плясъ.

Наталья Дмитріевна.

Ты притворяешься, и очень неискусно;
Охота смертная прослыть за старика.

(Уходитъ съ лакеемъ).


Платонъ Михайловичъ
(хладнокровно).

Балъ вещь хорошая, неволя-то горька;
И кто жениться насъ неволитъ?
20  Вѣдь сказано-жъ иному на роду...

Лакей
(съ крыльца).

Въ каретѣ барыня-съ, и гнѣваться изволитъ.

Платонъ Михайловичъ
(со вздохомъ).

Иду, иду.

(Уѣзжаютъ).

Явленіе 3.

Чацкій и лакей его впереди.


Чацкій.

Кричи, чтобы скорѣе подавали.

(Лакей уходитъ).

Ну, вотъ и день прошелъ, и съ нимъ
25  Всѣ призраки, весь чадъ и дымъ
Надеждъ, которыя мнѣ душу наполняли:
Чего я ждалъ? что думалъ здѣсь найти?
Гдѣ прелесть эта встрѣчъ? участье въ комъ живое?
Крикъ! радость! обнялись! Пустое;
30  Въ повозкѣ такъ-то, на пути,
Необозримою равниной, сидя праздно,
Все что-то видно впереди,
Свѣтло, сине, разнообразно;
И ѣдешь часъ, и два, день цѣлый. Вотъ рѣзво
35  Домчались къ отдыху: ночлегъ. Куда ни взглянешь,
Все та же гладь и степь, и пусто, и мертво.
Досадно мочи нѣтъ, чѣмъ больше думать станешь.

(Лакей возвращается).

Готово?

Лакей.

Кучера-съ нигдѣ, вишь, не найдутъ.

Чацкій.

Пошелъ, ищи. Не ночевать же тутъ.

(Лакей опять уходитъ).

Явленіе 4.

Чацкій, Репетиловъ (вбѣгаетъ съ крыльца; при самомъ входѣ падаетъ со всѣхъ ногъ и поспѣшно оправляется).


Репетиловъ.

40  Тьфу! оплошалъ. — Ахъ, мой Создатель!
Дай протереть глаза; откудова? пріятель!...
Сердечный другъ! любезный другъ! mon cher!
Вотъ фарсы мнѣ какъ часто были пѣты,
Что пустомеля я, что глупъ, что суевѣръ,
45  Что у меня на все предчувствія, примѣты;
Сейчасъ... растолковать прошу,
Какъ будто зналъ, сюда спѣшу,
Хвать, объ порогъ задѣлъ ногою,
И растянулся во весь ростъ.
50  Пожалуй, смѣйся надо мною,
Что Репетиловъ вретъ, что Репетиловъ простъ,
А у меня къ тебѣ влеченье, родъ недуга,
Любовь какая-то и страсть,
Готовъ я душу прозакласть,
55  Что въ мірѣ не найдешь себѣ такого друга,
Такого вѣрнаго, ей-ей;
Пускай лишусь жены, дѣтей,
Оставленъ буду цѣлымъ свѣтомъ,
Пускай умру на мѣстѣ этомъ,
60  Да разразитъ меня Господь...

Чацкій.

Да полно вздоръ молоть.

Репетиловъ.

Не любишь ты меня, естественное дѣло:
Съ другими я и такъ, и сякъ,
Съ тобою говорю несмѣло;
65  Я жалокъ, я смѣшонъ, я неучъ, я дуракъ.

Чацкій.

Вотъ странное уничиженье! —

Репетиловъ.

Ругай меня, я самъ кляну свое рожденье,
Когда подумаю, какъ время убивалъ!
Скажи, который часъ? —

Чацкій.

Часъ ѣхать спать ложиться;
70  Коли явился ты на балъ,
Такъ можешь воротиться.

Репетиловъ.

Что балъ? братецъ, гдѣ мы всю ночь до бѣла дня
Въ приличьяхъ скованы, не вырвемся изъ ига,
Читалъ ли ты? есть книга...

Чацкій.

75  А ты читалъ? задача для меня.
Ты Репетиловъ ли?

Репетиловъ.

Зови меня вандаломъ,
Я это имя заслужилъ,
Людьми пустыми дорожилъ!
Самъ бредилъ цѣлый вѣкъ обѣдомъ или баломъ!
80  Объ дѣтяхъ забывалъ! обманывалъ жену!
Игралъ! проигрывалъ! въ опеку взятъ указомъ!
Танцовщицу держалъ! и не одну:
Трехъ разомъ!
Пилъ мертвую! не спалъ ночей до девяти!
85  Все отвергалъ: законы! совѣсть! вѣру!

Чацкій.

Послушай, ври, да знай же мѣру;
Есть отъ чего въ отчаянье придти.

Репетиловъ.

Поздравь меня, теперь съ людьми я знаюсь
Съ умнѣйшими!! — Всю ночь не рыщу напролетъ.

Чацкій.

90  Вотъ нынче, напримѣръ?

Репетиловъ.

Что ночь одна, не въ счетъ,
Зато спроси, гдѣ былъ?

Чацкій.

И самъ я догадаюсь.
Чай въ клубѣ?

Репетиловъ.

Въ Англійскомъ. Чтобъ исповѣдь начать:
Изъ шумнаго я засѣданья.
Пожалосто молчи, я слово далъ молчать,
95  У насъ есть общество, и тайныя собранья
По четвергамъ. Секретнѣйшій союзъ...

Чацкій.

Ахъ! я братецъ, я боюсь.
Какъ? Въ клубѣ?

Репетиловъ.

Именно.

Чацкій.

Вотъ мѣры чрезвычайны,
Чтобъ въ зашеи прогнать и васъ, и ваши тайны.

Репетиловъ.

100  Напрасно страхъ тебя беретъ,
Вслухъ, громко говоримъ, никто не разберетъ.
Я самъ, какъ схватятся о камерахъ, присяжныхъ,
О Бейронѣ, ну, о матерьяхъ важныхъ,
Частенько слушаю, не разжимая губъ;
105  Мнѣ не подъ силу, братъ; и чувствую, что глупъ.
Ахъ, Alexandre! У насъ тебя недоставало;
Послушай, миленькій, потѣшь меня хоть мало;
Поѣдемъ-ка сейчасъ; мы благо на ходу;
Съ какими я тебя сведу
110  Людьми!!!... Ужъ на меня нисколько не похожи.
Что за люди, mon cher! Сокъ умной молодежи! —

Чацкій.

Богъ съ ними, и съ тобой! Куда я поскачу?
Зачѣмъ? Въ глухую ночь? Домой, я спать хочу.

Репетиловъ.

Э! брось! кто нынче спитъ? Ну полно, безъ прелюдій,
115  Рѣшись, а мы!... у насъ... рѣшительные люди,
Горячихъ дюжина головъ!
Кричимъ, подумаешь, что сотни голосовъ!...

Чацкій.

Да изъ чего бѣснуетесь вы столько?

Репетиловъ.

Шумимъ, братецъ, шумимъ...

Чацкій.

Шумите вы? и только?

Репетиловъ.

120  Не мѣсто объяснять теперь и недосугъ,
Но государственное дѣло:
Оно, вотъ видишь, не созрѣло,
Нельзя же вдругъ.
Что за люди! mon cher! безъ дальнихъ я исторій
125  Скажу тебѣ: во-первыхъ, князь Григорій!!
Чудакъ единственный! насъ со смѣху моритъ!
Вѣкъ съ англичанами, вся англійская складка
И такъ же онъ сквозь зубы говоритъ,
И такъ же коротко обстриженъ для порядка.
130  Ты не знакомъ? О! познакомься съ нимъ.
Другой Воркуловъ Евдокимъ.
Ты не слыхалъ, какъ онъ поетъ? О! диво!
Послушай, милый, особливо
Есть у него любимое одно:
135 А! нонъ лашьяръ ми, но, но, но“.
Еще у насъ два брата:
Левонъ и Боринька, чудесные ребята!
Объ нихъ не знаешь что сказать;
Но если генія прикажете назвать:
140  Удушьевъ Ипполитъ Маркелочъ!!!
Ты сочиненія его
Читалъ-ли что-нибудь? хоть мелочь?
Прочти, братецъ! Да онъ не пишетъ ничего;
Вотъ эдакихъ людей бы сѣчь-то,
145  И приговаривать: писать, писать, писать.
Въ журналахъ можешь ты однако отыскать
Его Отрывокъ, Взглядъ и Нѣчто.
Объ чемъ бишь Нѣчто? — обо всемъ,
Все знаетъ; мы его на черный день пасемъ.
150  Но голова у насъ, какой въ Россіи нѣту,
Не надо называть, узнаешь по портрету:
Ночной разбойникъ, дуэлистъ,
Въ Камчатку сосланъ былъ, вернулся алеутомъ,
И крѣпко на руку нечисть;
155  Да умный человѣкъ не можетъ быть не плутомъ;
Когда-жъ объ честности высокой говоритъ,
Какимъ-то демономъ внушаемъ:
Глаза въ крови, лицо горитъ,
Самъ плачетъ, и мы всѣ рыдаемъ.
160  Вотъ люди, есть-ли имъ подобные? Наврядъ.
Ну, между ими я конечно заурядъ,
Немножко поотсталъ, лѣнивъ, подумать ужасъ!
Однако-жъ я, когда, умишкомъ понатужась,
Засяду, часу не сижу,
165  И какъ-то невзначай, вдругъ каламбуръ рожу.
Другіе у меня мысль эту же подцѣпятъ,
И вшестеромъ, глядь, водевильчикъ слѣпятъ,
Другіе шестеро на музыку кладутъ,
Другіе хлопаютъ, когда его даютъ.
170  Братъ, смѣйся, а что любо, любо:
Способностями Богъ меня не наградилъ,
Далъ сердце доброе — вотъ чѣмъ я людямъ милъ,
Совру, простятъ. —

Лакей
(у подъѣзда).

Карета Скалозуба.

Репетиловъ.

Чья?

Явленіе 5.

Тѣ же и Скалозубъ спускается съ лѣстницы.


Репетиловъ
(къ нему навстрѣчу).

175  А! Скалозубъ, душа моя,
Постой, куда же? сдѣлай дружбу.

(Душитъ его въ объятіяхъ).


Чацкій.

Куда дѣваться мнѣ отъ нихъ!

(Входитъ въ швейцарскую).


Репетиловъ
(Скалозубу).

Слухъ объ тебѣ давно затихъ;
Сказали, что ты въ полкъ отправился на службу.
180  Знакомы вы?|(Ищетъ глазами Чацкаго). Упрямецъ! ускакалъ!
Нѣтъ нужды, я тебя нечаянно сыскалъ,
И просимъ-ка со мной, сейчасъ, безъ отговорокъ:
У князь-Григорія теперь народу тьма,
Увидишь человѣкъ насъ сорокъ.
185  Фу! сколько, братецъ, тамъ ума!
Всю ночь толкуютъ, не наскучатъ;
Во-первыхъ, напоятъ шампанскимъ на убой,
А во-вторыхъ, такимъ вещамъ научатъ,
Какихъ, конечно, намъ не выдумать съ тобой.

Скалозубъ.

190  Избавь. Ученостью меня не обморочишь;
Скликай другихъ, а если хочешь;
Я князь-Григорію и вамъ
Фельдфебеля въ Вольтеры дамъ,
Онъ въ три шеренги васъ построитъ,
195  А пикните, такъ мигомъ успокоитъ.

Репетиловъ.

Все служба на умѣ! Mon cher, гляди сюда.
И я въ чины бы лѣзъ, да неудачи встрѣтилъ,
Какъ можетъ-быть никто и никогда.
По статской я служилъ; тогда
200  Баронъ фонъ-Клоцъ въ министры мѣтилъ,
А я
Къ нему въ зятья.
Шелъ напрямикъ, безъ дальней думы,
Съ его женой и съ нимъ пускался въ реверси,
205  Ему и ей какія суммы
Спустилъ, что Боже упаси!
Онъ на Фонтанкѣ жилъ, я возлѣ домъ построилъ,
Съ колоннами! огромный! сколько стоилъ!
Женился наконецъ на дочери его,
210  Приданаго взялъ — шишъ, по службѣ — ничего.
Тесть нѣмецъ, а что проку? —
Боялся, видишь, онъ упреку
За слабость будто бы къ роднѣ!
Боялся, прахъ его возьми, да легче-ль мнѣ?
215  Секретари его всѣ хамы, всѣ продажны,
Людишки, пишущая тварь,
Всѣ вышли въ знать, всѣ нынче важны,
Гляди-ка въ адресъ-календарь.
Тьфу! служба и чины, кресты души мытарства;
220  Лохмотьевъ Алексѣй чудесно говоритъ,
Что радикальныя потребны тутъ лекарства,
Желудокъ дольше не варитъ.

(Останавливается, увидя, что Загорѣцкій заступилъ мѣсто Скалозуба, который покудова уѣхалъ).

Явленіе 6.

Репетиловъ, Загорѣцкій.


Загорѣцкій.

Извольте продолжать, вамъ искренно признаюсь,
Такой же я, какъ вы, ужасный либералъ!...
225  И отъ того, что прямъ и смѣло объясняюсь,
Куда какъ много потерялъ!...

Репетиловъ
(съ досадой).

Всѣ врознь, не говоря ни слова;
Чуть изъ виду одинъ, гляди, ужъ нѣтъ другова.
Былъ Чацкій, вдругъ исчезъ, потомъ и Скалозубъ.

Загорѣцкій.

230  Какъ думаете вы объ Чацкомъ?

Репетиловъ.

Онъ не глупъ.
Сейчасъ столкнулись мы; тутъ всякіе турусы,
И дѣльный разговоръ зашелъ про водевиль.
Да! водевиль есть вещь, а прочее все гиль.
Мы съ нимъ... у насъ... одни и тѣ же вкусы.

Загорѣцкій.

235  А вы замѣтили, что онъ
Въ умѣ сурьезно поврежденъ?

Репетиловъ.

Какая чепуха!

Загорѣцкій.

Объ немъ всѣ этой вѣры.

Репетиловъ.

Вранье!

Загорѣцкій.

Спросите всѣхъ.

Репетиловъ.

Химеры.

Загорѣцкій.

А, кстати, вотъ князь Петръ Ильичъ,
240  Княгиня и съ княжнами.

Репетиловъ.

Дичь!

Явленіе 7.

Репетиловъ, Загорѣцкій, Князь и Княгиня съ шестью дочерьми, немного погодя Хлёстова спускается съ парадной лѣстницы; Молчалинъ ведетъ ее подъ руку Лакеи въ суетахъ.


Загорѣцкій.

Княжны, пожалуйте, скажите ваше мнѣнье,
Безумный Чацкій или нѣтъ?

1-я Княжна.

Какое-жъ въ этомъ есть сомнѣнье?

2-я Княжна.

Про это знаетъ цѣлый свѣтъ.

3-я Княжна.

245  Дрянскіе, Хворовы, Варлянскіе, Скачковы. —

4-я Княжна.

Ахъ! вѣсти старыя. Кому онѣ новы?

5-я Княжна.

Кто сомнѣвается?

Загорѣцкій.

Да вотъ не вѣритъ...

6-я Княжна
(Репетилову).

Вы!

Всѣ вмѣстѣ.

Мсье Репетиловъ! вы! Мсье Репетиловъ! что вы!
Да какъ вы! Можно-ль противъ всѣхъ! —
250  Да почему вы? Стыдъ и смѣхъ.

Репетиловъ
(затыкаетъ себѣ уши).

Простите, я не зналъ, что это слишкомъ гласно.

Княгиня.

Еще не гласно бы, съ нимъ говорить опасно,
Давно бы запереть пора,
Послушать, такъ его мизинецъ
255  Умнѣе всѣхъ и даже князь-Петра!
Я думаю, онъ просто якобинецъ,
Вашъ Чацкій!!!... Ѣдемте. Князь, ты везти бы могъ
Катишь или Зизи, мы сядемъ въ шестимѣстной.

Хлёстова
(съ лѣстницы).

Княгиня, карточный должокъ!

Княгиня.

260  За мною, матушка.

Всѣ
(другъ къ другу).

Прощайте.

(Княжеская фамилія уѣзжаетъ и Загорѣцкій тоже).

Явленіе 8.

Репетиловъ, Хлёстова, Молчалинъ.


Репетиловъ.

Царь небесный!
Амфиса Ниловна! Ахъ! Чацкій! бѣдный! вотъ!
Что нашъ высокій умъ! и тысячи заботъ!
Скажите, изъ чего на свѣтѣ мы хлопочемъ!

Хлёстова.

Такъ Богъ ему судилъ, а впрочемъ,
265  Полечатъ, вылечатъ авось;
А ты, мой батюшка, неисцѣлимъ, хоть брось.
Изволилъ во время явиться! —
Молчалинъ, вонъ чуланчикъ твой,
Не нужны проводы; поди, Господь съ тобой.

(Молчалинъ уходитъ къ себѣ въ комнату).

270  Прощайте, батюшка; пора перебѣситься.

(Уѣзжаетъ)

Явленіе 9.

Репетиловъ (съ своимъ лакеемъ).


Репетиловъ.

Куда теперь направить путь?
А дѣло ужъ идетъ къ разсвѣту.
Поди, сажай меня въ карету,
Вези куда-нибудь!

(Уѣзжаетъ).

Явленіе 10.

(Послѣдняя лампа гаснетъ).


Чацкій
(выходитъ изъ швейцарской).

275  Что это? слышалъ-ли моими я ушами!
Не смѣхъ, а явно злость. Какими чудесами?
Черезъ какое колдовство
Нелѣпость обо мнѣ всѣ въ голосъ повторяютъ?
И для иныхъ какъ словно торжество,
280  Другіе будто сострадаютъ...
О! если-бъ кто въ людей проникъ:
Что хуже въ нихъ? душа или языкъ?
Чье это сочиненье?
Повѣрили глупцы, другимъ передаютъ,
285  Старухи вмигъ тревогу бьютъ,
И вотъ общественное мнѣнье!
И вотъ та родина... Нѣтъ, въ нынѣшній пріѣздъ,
Я вижу, что она мнѣ скоро надоѣстъ.
А Софъя знаетъ-ли? — Конечно, разсказали,
290  Она не то, чтобы мнѣ именно во вредъ
Потѣшилась, и правда, или нѣтъ,
Ей все равно; другой-ли, я-ли,
Никѣмъ по совѣсти она не дорожитъ.
Но этотъ обморокъ, безпамятство, откуда?? —
295  Нервъ избалованность, причуда,
Возбудитъ малость ихъ, и малость утишитъ,
Я признакомъ почелъ живыхъ страстей. — Ни крошки,
Она конечно бы лишилась такъ же силъ,
Когда бы кто-нибудь ступилъ
300  На хвостъ собачки или кошки.

Софія
(надъ лѣстницей во второмъ этажѣ, со свѣчкою).

Молчалинъ, вы?

(Поспѣшно опять дверь припираетъ).


Чацкій.

Она! она сама!
Ахъ, голова горитъ, вся кровь моя въ волненьи.
Явилась! нѣтъ ея! неужели въ видѣньи?
Не впрямь-ли я сошелъ съ ума?
305  Къ необычайности я точно приготовленъ;
Но не видѣнье тутъ — свиданья часъ условленъ.
Къ чему обманывать себя мнѣ самого?
Звала Молчалина, вотъ комната его.

Лакей
его съ крыльца.

Каре...

Чацкій.

Ссъ!

(выталкиваетъ его вонъ).

Буду здѣсь, и не смыкаю глазу,
310  Хоть до утра. Ужъ коли горе пить,
Такъ лучше сразу,
Чѣмъ медлить, а бѣды медленьемъ не избыть.
Дверь отворяется.

(Прячется за колонну)

Явленіе 11.

Чацкій спрятанъ; Лиза, со свѣчкой.


Лиза.

Ахъ! мочи нѣтъ! робѣю:
Въ пустыя сѣни! въ ночь! боишься домовыхъ,
315  Боишься и людей живыхъ.
Мучительница — барышня, Богъ съ нею.
И Чацкій какъ бѣльмо въ глазу;
Вишь, показался ей онъ гдѣ-то здѣсь внизу.

(Осматривается).

Да, какъ же! по сѣнямъ бродить ему охота!
320  Онъ, чай, давно ужъ за ворота,
Любовь на завтра поберегъ,
Домой, и спать залегъ.
Однако велѣно къ сердечному толкнуться.

(Стучится къ Молчалину)

Послушайте-съ. Извольте-ка проснуться.
325  Васъ кличетъ барышня, васъ барышня зоветъ.
Да поскорѣй, чтобъ не застали.

Явленіе 12.

Чацкій за колонною, Лиза, Молчалинъ потягивается и зѣваетъ. Софія крадется сверху.


Лиза.

Вы, сударь, камень, сударь, ледъ.

Молчалинъ.

Ахъ! Лизанька, ты отъ себя-ли?

Лиза.

Отъ барышни-съ.

Молчалинъ.

Кто-бъ отгадалъ,
330  Что въ этихъ щечкахъ, въ этихъ жилкахъ
Любви еще румянецъ не игралъ!
Охота быть тебѣ лишь только на посылкахъ?

Лиза.

А вамъ, искателямъ невѣстъ,
Не нѣжиться и не зѣвать бы;
335  Пригожъ и милъ — кто не доѣстъ
И не доспитъ до свадьбы.

Молчалинъ.

Какая свадьба? Съ кѣмъ?

Лиза.

А съ барышней?

Молчалинъ.

Поди,
Надежды много впереди,
Безъ свадьбы время проволочимъ.

Лиза.

340  Что вы, сударь! да мы кого-жъ
Себѣ въ мужья другаго прочимъ?

Молчалинъ.

Не знаю. А меня такъ пробираетъ дрожь,
И при одной я мысли трушу,
Что Павелъ Аѳанасьичъ разъ
345  Когда-нибудь поймаетъ насъ,
Разгонитъ, проклянетъ!... Да что? открыть-ли душу?
Я въ Софьѣ Павловнѣ не вижу ничего
Завиднаго. Дай Богъ ей вѣкъ прожить богато,
Любила Чацкаго когда-то,
350  Меня разлюбитъ какъ его.
Мой ангельчикъ, желалъ бы въ половину
Къ ней то же чувствовать, что чувствую къ тебѣ;
Да нѣтъ, какъ ни твержу себѣ,
Готовлюсь нѣжнымъ быть, а свижусь — и простыну.

Софія
(въ сторону).

355  Какія низости!

Чацкій
(за колонною).

Подлецъ!

Лиза.

И вамъ не совѣстно?

Молчалинъ.

Мнѣ завѣщалъ отецъ:
Во-первыхъ, угождать всѣмъ людямъ безъ изъятья;
Хозяину, гдѣ доведется жить,
Начальнику, съ кѣмъ буду я служить,
360  Слугѣ его, который чиститъ платья,
Швейцару, дворнику, для избѣжанья зла,
Собакѣ дворника, чтобъ ласкова была.

Лиза.

Сказать, сударь, у васъ огромная опека!

Молчалинъ.

И вотъ любовника я принимаю видъ
365  Въ угодность дочери такого человѣка...

Лиза.

Который кормитъ и поитъ,
А иногда и чиномъ подаритъ?
Пойдемте же, довольно толковали.

Молчалинъ.

Пойдемъ любовь дѣлить плачевной нашей крали.
370  Дай, обниму тебя отъ сердца полноты.

(Лиза не дается).

Зачѣмъ она не ты?

(Хочетъ идти, Софія не пускаетъ).


Софія
(почти шопотомъ; вся сцена вполголоса).

Нейдите далѣе. Наслушалась я много,
Ужасный человѣкъ! Себя я, стѣнъ стыжусь.

Молчалинъ.

Какъ!... Софья Павловна...

Софія.

Ни слова, ради Бога,
375  Молчите, я на все рѣшусь.

Молчалинъ
(бросается на колѣна, Софія отталкиваетъ).

Ахъ! вспомните! не гнѣвайтеся, взгляньте!...

Софія.

Не помню ничего, не докучайте мнѣ.
Воспоминанія! какъ острый ножъ онѣ.

Молчалинъ
(ползаетъ у ногъ ея).

Помилуйте...

Софія.

Не подличайте, встаньте.
380  Отвѣта не хочу, я знаю вашъ отвѣтъ,
Солжете...

Молчалинъ.

Сдѣлайте мнѣ милость...

Софія.

Нѣтъ. Нѣтъ. Нѣтъ.

Молчалинъ.

Шутилъ, и не сказалъ я ничего, окромѣ...

Софія.

Отстаньте, говорю, сейчасъ,
Я крикомъ разбужу всѣхъ въ домѣ
385  И погублю себя и васъ.

(Молчалинъ встаетъ).

Я, съ этихъ поръ, васъ будто не знавала.
Упрековъ, жалобъ, слезъ моихъ
Не смѣйте ожидать, не стоите вы ихъ;
Но чтобы въ домѣ здѣсь заря васъ не застала,
390  Чтобъ никогда объ васъ я больше не слыхала.

Молчалинъ.

Какъ вы прикажете.

Софія.

Иначе разскажу
Всю правду батюшкѣ, съ досады.
Вы знаете, что я собой не дорожу.
Подите. — Стойте, будьте рады,
395  Что, при свиданіяхъ со мной въ ночной тиши,
Держались болѣе вы робости во нравѣ,
Чѣмъ даже днемъ, и при людяхъ, и въ явѣ.
Въ васъ меньше дерзости, чѣмъ кривизны души.
Сама довольна тѣмъ, что ночью все узнала;
400  Нѣтъ укоряющихъ свидѣтелей въ глазахъ,
Какъ давиче, когда я въ обморокъ упала,
Здѣсь Чацкій былъ...

Чацкій
(бросается между ими).

Онъ здѣсь, притворщица!

Лиза и Софія.

Ахъ! Ахъ!...

(Лиза роняетъ свѣчку съ испугу; Молчалинъ скрывается къ себѣ въ комнату).

Явленіе 13.

Тѣ же, кромѣ Молчалина.


Чацкій.

Скорѣе въ обморокъ, теперь оно въ порядкѣ,
Важнѣе давишной причина есть тому.
405  Вотъ, наконецъ, рѣшеніе загадкѣ!
Вотъ я пожертвованъ кому!
Не знаю, какъ въ себѣ я бѣшенство умѣрилъ!
Глядѣлъ, и видѣлъ, и не вѣрилъ!

А милый, для кого забытъ
410  И прежній другъ, и женскій страхъ и стыдъ:
За двери прячется, боится быть въ отвѣтѣ.
Ахъ! какъ игру судьбы постичь?
Людей съ душой гонительница, бичъ! —
Молчалины блаженствуютъ на свѣтѣ!

Софія
(вся въ слезахъ).

415  Не продолжайте; я виню себя кругомъ.
Но кто бы думать могъ, чтобъ былъ онъ такъ коваренъ!

Лиза.

Стукъ! шумъ! Ахъ! Боже мой! сюда бѣжитъ весь домъ.
Вашъ батюшка, вотъ будетъ благодаренъ.

Явленіе 14.

Чацкій, Софія, Лиза, Фамусовъ, толпа слугъ со свѣчами.


Фамусовъ.

Сюда! за мной! скорѣй! скорѣй!
420  Свѣчей побольше, фонарей!
Гдѣ домовые? Ба! знакомыя все лица!
Дочь, Софья Павловна! Срамница!
Безстыдница! гдѣ? съ кѣмъ! Ни дать, ни взять она,
Какъ мать ее, покойница жена.
425  Бывало, я съ дражайшей половиной
Чуть врознь: — ужъ гдѣ-нибудь съ мужчиной!
Побойся Бога! Какъ? чѣмъ онъ тебя прельстилъ?
Сама его безумнымъ называла!
Нѣтъ! глупость на меня и слѣпота напала!
430  Все это заговоръ и въ заговорѣ былъ
Онъ самъ, и гости всѣ. За что я такъ наказанъ!...

Чацкій
(Софіи).

Такъ этимъ вымысломъ я вамъ еще обязанъ?

Фамусовъ.

Братъ, не финти, не дамся я въ обманъ,
Хоть подеретесь — не повѣрю.

435  Ты, Филька, ты прямой чурбанъ!
Въ швейцары произвелъ лѣнивую тетерю,
Не знаетъ ни про что, не чуетъ ничего.
Гдѣ былъ? куда ты вышелъ?
Сѣней не заперъ для чего?
440  И какъ не досмотрѣлъ? и какъ ты не дослышалъ?
Въ работу васъ! на поселенье васъ!
За грошъ продать меня готовы.
Ты, быстроглазая! все отъ твоихъ проказъ!
Вотъ онъ, Кузнецкій мостъ, наряды и обновы;
445  Тамъ выучилась ты любовниковъ сводить!
Постой же, я тебя исправлю:
Изволь-ка въ избу, маршъ, за птицами ходить!
Да и тебя, мой другъ, я, дочка, не оставлю;
Еще дни два терпѣнія возьми:
450  Не быть тебѣ въ Москвѣ, не жить тебѣ съ людьми;
Подалѣе отъ этихъ хватовъ,
Въ деревню, къ теткѣ, въ глушь, въ Саратовъ!
Тамъ будешь горе горевать,
За пяльцами сидѣть, за святцами зѣвать.
455  А васъ, сударь, прошу я толкомъ,
Туда не жаловать ни прямо, ни проселкомъ;
И ваша такова послѣдняя черта,
Что, чай, ко всякому дверь будетъ заперта:
Я постараюсь, я, въ набатъ я пріударю,
460  По городу всему надѣлаю хлопотъ,
И оглашу во весь народъ;
Въ Сенатъ подамъ, Министрамъ, Государю.

Чацкій
(послѣ нѣкотораго молчанія).

Не образумлюсь... виноватъ,
И слушаю, не понимаю,
465  Какъ будто все еще мнѣ объяснить хотятъ,
Растерянъ мыслями... чего-то ожидаю.|(Съ жаромъ)
Слѣпецъ! я въ комъ искалъ награду всѣхъ трудовъ!
Спѣшилъ!... летѣлъ! дрожалъ! вотъ счастье, думалъ, близко!
Предъ кѣмъ я давиче такъ страстно и такъ низко
470  Былъ расточитель нѣжныхъ словъ!

А вы! о, Боже мой! кого себѣ избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
Зачѣмъ меня надеждой завлекли?
Зачѣмъ мнѣ прямо не сказали,
475  Что все прошедшее вы обратили въ смѣхъ?!
Что память даже вамъ постыла
Тѣхъ чувствъ, въ обоихъ насъ движеній сердца тѣхъ,
Которыя во мнѣ ни даль не охладила,
Ни развлеченія, ни перемѣна мѣстъ.
480  Дышалъ, и ими жилъ, былъ занятъ безпрерывно!
Сказали бы, что вамъ внезапный мой пріѣздъ,
Мой видъ, мои слова, поступки, все противно —
Я съ вами тотчасъ бы сношенія пресѣкъ,
И передъ тѣмъ, какъ навсегда разстаться,
485  Не сталъ бы очень добираться,
Кто этотъ вамъ любезный человѣкъ?...

(Насмѣшливо)

Вы помиритесь съ нимъ по размышленьи зрѣломъ.
Себя крушить, и для чего!
Подумайте, всегда вы можете его
490  Беречь, и пеленать, и спосылать за дѣломъ.
Мужъ-мальчикъ, мужъ-слуга, изъ жениныхъ пажей,
Высокій идеалъ московскихъ всѣхъ мужей. —
Довольно!... съ вами я горжусь моимъ разрывомъ.
А вы, сударь, отецъ, вы, страстные къ чинамъ,
495  Желаю вамъ дремать въ невѣдѣньи счастливомъ,
Я сватаньемъ моимъ не угрожаю вамъ.
Другой найдется, благонравный,
Низкопоклонникъ и дѣлецъ,
Достоинствами, наконецъ,
500  Онъ будущему тестю равный.
Такъ! отрезвился я сполна,
Мечтанья съ глазъ долой и спала пелена;
Теперь не худо-бъ было сряду
На дочь и на отца,
505  И на любовника-глупца,
И на весь міръ излить всю желчь и всю досаду.
Съ кѣмъ былъ! Куда меня закинула судьба!
Всѣ гонятъ! всѣ клянутъ! мучителей толпа,
Въ любви предателей, въ враждѣ неутомимыхъ,
510  Разсказчиковъ неукротимыхъ,
Нескладныхъ умниковъ, лукавыхъ простяковъ,
Старухъ зловѣщихъ, стариковъ,
Дряхлѣющихъ надъ выдумками, вздоромъ.
Безумнымъ вы меня прославили всѣмъ хоромъ —
515  Вы правы: изъ огня тотъ выйдетъ невредимъ,
Кто съ вами день пробыть успѣетъ,
Подышетъ воздухомъ однимъ,
И въ немъ разсудокъ уцѣлѣетъ.
Вонъ изъ Москвы! сюда я больше не ѣздокъ.
520  Бѣгу, не оглянусь, пойду искать по свѣту,
Гдѣ оскорбленному есть чувству уголокъ! —
Карету мнѣ, карету!

(уѣзжаетъ).

Явленіе 15.

Кромѣ Чацкаго.


Фамусовъ.

Ну что? Не видишь ты, что онъ съ ума сошелъ?
Скажи сурьезно;
525  Безумный! что онъ тутъ за чепуху мололъ!
Низкопоклонникъ! тесть! и про Москву такъ грозно!
А ты меня рѣшилась уморить?
Моя судьба еще ли не плачевна?
Ахъ! Боже мой! что станетъ говорить
530  Княгиня Марья Алексѣвна!

Конецъ.