Двадцатый (К нам закат стекает — Уткин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Двадцатый
автор Иосиф Павлович Уткин (1903—1944)
Дата создания: 1927?, опубл.: 1927. Источник: Уткин, Иосиф Павлович. Стихотворения и поэмы. — М.; Л.: Сов. писатель, 1966. — (Б-ка поэта. Большая серия. 2-е издание).



Двадцатый



(Из поэмы)



I. Закат

К нам
Закат стекает
Полянами крыш.
Влажно засверкает
Зелёная тишь.

А потом
Красиво,
Ниже и вперёд, —
Золотым разливом
Медленно пойдёт.

Голубясь и тлея,
Перельётся вниз
И заголубеет
Дремлющий
Карниз.

А когда
Он, розов,
Задрожит светло —
Разразится
Бронзой
В столовой
Стекло.

И в одно мгновенье
Перекрасив пар,
Медным отраженьем
Вспыхнет самовар.



2. Чаишко

Чем у вас встречают?
Вот у нас — всегда
Золотистым чаем. —
Чудная вода!

И солдату снится:
В одинокий год
Бронзовая птица
Скатертью плывёт.

А за нею чашек
Выводок смешной…
Да, вот этим краше
Многим дом родной!

Что ж,
Судьбы не хватит —
Значит, получай
Тёплой благодатью
Разговор и чай…

Три столетья с лишком,
Господи спаси,
Кумом и чаишкой
Жили на Руси.

Три столетья ранен
Каждый,
Без войны,
Глупостью герани,
Нежностью жены.

Нас поит
Из крана
Радость не щедро́?
— Подставляй стаканы,
Убирай ведро.



3. Дома

И туманом
Белым
Над семейством
Пар…
Пар…… — Милый…
Не успела…
Нынче…
На базар…

Ротшильдом
Я не был,
Голод
Я прошёл,
Можно и без хлеба
Очень хорошо.

Хуже, если снится
Роскошь тульских щёк.
— Что ж,
Налей, сестрица,
Чашечку ещё!

Нам с тобою сорок,
Кажется, вдвоём?
Мы ещё не скоро,
Чёрт возьми, умрём!

А судьба
Какая!
Жить,
Жить,любить
Жить, любитьи петь!
Посмотри, сверкают
Небо,
Небо,стёкла,
Небо, стёкла,медь!

Посмотри, родная:
Небо, стёкла, медь!
Хорошо бы, знаешь,
Под гитару
Спеть!

Эти годы
Пели,
Пели для меня
Голосом
Шрапнелей,
Языком огня.

Эти годы слышал,
Как рыдает
Твердь.
Как идёт
И дышит,
И бряцает
Смерть!



4. Гитарная

И кричу я старой:
— Матушка, спою.
Принеси гитару
Старую мою!

Я спою,
Сыграю
Песню баррикад,
Ту, что, умирая,
Пел один солдат.

Молодое тело,
Молодость — в глазах,
Пел он,
И горела…
Кровь в его усах.

Умер, служба,
К ночи…
— Баюшки-баю,—
Так и не докончил
Песенку свою.

Я знаю,
Что такое:
«Спокойствие страны!»
Я вижу —
Кровь покоя
И молньи —
Тишины:

За бархатною пылью
Сомнительной нови,
Друзья,
Мы позабыли
Большую дань крови.

Друзья!
Мы помним мало
Вспоившую нас грудь,
Друзья,
Мы славим мало
И тех —
Кто лёг, как шпалы,
Под наш железный путь!

По всем
Путям и тропам,
У всех
Морей и рек
Лежит, борьбой растоптан,
Прекрасный человек!

И девушки
Не пели…
И дом родной
Далёк:
Лежит он
Под шинелью,
Без шлема
И — сапог…

Отволновались громы,
И вот
Умыты мы —
И пеною черёмух,
И нежностью
Жены.

И вот
Мы помним мало
Вспоившую нас грудь,
И вот
Мы славим мало
И тех,
Кто лёг, как шпалы,
Под наш железный
Путь!

Но в том
Душа не гибнет,
Кто сердцем
Не остыл,
И эта песня —
Гимном
Великим
И простым!


<1927>