Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IX/F

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IX. Капитуляция Жепы и новая политика в отношении безопасных районов, июль-октябрь 1995 года. F. Падение Жепы и бегство в Сербию
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


F. Падение Жепы и бегство в Сербию

415. Когда вопрос о том, как расценивать возможное нападение на Горажде, дискутировался международным сообществом, министр Муратович разъяснил позицию боснийского правительства в отношении Жепы, которая ещё не капитулировала. 23 июля на встрече с СООНО он заявил, что боснийское руководство собралось в Сараево и приняло следующие решения:

a) капитуляции анклава и полной эвакуации из него населения не будет;
b) следует принять меры в целях ограниченной эвакуации тех людей, которых хотело бы вывести боснийское правительство;
c) необходимо произвести обмен пленными по принципу «все на всех».

416. Нежелание боснийского руководства эвакуировать мужчин боеспособного возраста объяснялось, судя по всему, двумя причинами: во-первых, оно хотело, чтобы мужчины в Жепе продолжали сражаться; и, во-вторых, если боевые действия продолжить не удалось бы, то оно хотело получить гарантии того, что эвакуируемые мужчины будут благополучно вывезены. Упоминалось о большом количестве боснийских мужчин, которые были вывезены из Сребреницы и теперь числятся пропавшими без вести. Представитель боснийского правительства также изложил точку зрения Сараево, согласно которому положение в Жепе «безнадёжно, но ещё не настолько, чтобы люди желали повторения Сребреницы». Позиция правительства была доведена до сведения сербов, которые её отвергли.

417. Во время этой паузы в СООНО были проведены внутренние совещания для выработки дальнейшего курса действий. Прежнее предложение СООНО о том, чтобы демилитаризовать Жепу, а затем пригрозить сербам воздушными ударами, если они предпримут нападение, было вновь вынесено на обсуждение. Командующий силами СООНО в секторе Сараево (где находится Жепа) согласился с тем, что это предложение следует опробовать на практике. Однако прежде чем были составлены дальнейшие планы, он получил информацию от Командующего Силами о том, что на Лондонской встрече не шло речи ни о каком обязательстве применить силу для сдерживания нападений на Жепу и что найти страну, которая согласится послать войска в Жепу, будет нелегко. Затем СООНО проконсультировались с боснийскими официальными властями и с сербами.

418. В тот же период боснийские сербы активизировали свои агрессивные действия вблизи других безопасных районов. Крупное наступление на анклав Бихач началось 19 июля, и в нем приняли участие не только силы боснийских сербов, но и хорватские сербы и силы сторонников автономии, верных Фикрету Абдичу. Сообщалось о значительном продвижении сил нападающих в глубь анклава. Боснийское правительство обратилось за помощью к хорватскому правительству, и 23 июля президенты Изетбегович и Туджман подписали в Сплит, соглашение, в соответствии с которым обе стороны приняли обязательство совместными усилиями оказывать сопротивление «сербской агрессии».

419. В этот период усилились также бомбардировки района Сараево, причём сербы поражали как цели СООНО, так и районы проживания гражданского населения в городе. Происшедшие 22 июля два инцидента, в ходе которых было убито два французских офицера СООНО и ранено четыре других члена Сил, вынудили СООНО применить силу. Командующий СООНО в секторе Сараево отдал приказ о применении военной силы для отражения ударов, и по сербским позициям вокруг Сараево было произведено 90 миномётных выстрелов. СООНО пригрозили дальнейшей эскалацией военных действий, если сербские атаки не прекратятся. После этого интенсивность сербских атак, в особенности против целей СООНО, несколько ослабла. Тем не менее боснийское министерство здравоохранения сообщило, что в результате усиленного артобстрела в Сараево в течение той недели погибли 25 боснийцев из числа гражданских лиц и 75 человек было ранено.

420. 24 июля сербы представили СООНО текст соглашения о капитуляции, подписанного «начальником штаба» боснийских сил в Жепе Хамдией Торлаком. Это соглашение предусматривало эвакуацию на территорию Федерации женщин, детей и престарелых и капитуляцию боснийских мужчин, которых затем предстояло в порядке обмена пленными вернуть на территорию, контролируемую правительством.

421. СООНО препроводили это соглашение г-ну Муратовичу, который заявил, что ему ничего о нём не известно, что Торлак не уполномочен вести переговоры от имени его правительства и что Сараево, в любом случае, не признает это соглашение, если СООНО не эвакуируют население из Жепы. «Повторения Сребреницы не будет; люди не будут вытаскиваться из автобусов; Организация Объединённых Наций должна взять эту операцию под контроль». Он добавил, что в случае полной эвакуации жителей анклава первыми должны быть эвакуированы гражданские лица, а затем военные.

422. На следующий день генерал Младич заключил с СООНО соглашение, в соответствии с которым Силы произведут медицинскую эвакуацию из Жепы и временно направят войска в анклав для наблюдения за транспортировкой сербами мирных боснийцев, вывозимых в Кладань. Таким образом, ситуация оставалась далеко не ясной: боснийцы в Жепе полагали, что они заключили соглашение с сербами; боснийские официальные власти в Сараево считали, что соглашение имеется, но с некоторыми оговорками; СООНО заключили своё собственное соглашение с сербами; и все эти соглашения, судя по всему, увязывались с успешным завершением отдельного переговорного процесса, благодаря которому мог быть произведён обмен пленными по принципу «все на всех».

423. В сообщении, направленном в Центральные учреждения, СООНО дали следующую оценку ситуации:

«Как представляется, боснийские власти в Сараево признали своё поражение в Жепе. До сих пор не ясно, означает ли это, что будет проведена организованная эвакуация всего населения. Некоторые жители Жепы в любом случае могут решиться на продолжение борьбы. Участники переговоров в Сараево, возможно, и не договорятся о том, как поступить с пленными из Сребреницы. Любая сторона может денонсировать любое из заключённых соглашений.
„Сребреницкий сценарий“ — военное решение проблемы, за которым последует гуманитарная катастрофа, — остаётся вполне реальным».

424. К вечеру 25 июля появились сообщения о том, что в соответствии с местным соглашением, подписанным Торлаком, силы боснийского правительства отходят от линии фронта вокруг Жепы. Сербские силы продвинулись вперёд, заняв сам город Жепу и другие населённые пункты на территории анклава. По сообщениям, в соответствии с тем же соглашением мирные боснийцы спускались с гор и прибывали из отдалённых населённых пунктов в Жепу и другие районы, контролируемые сербами, ожидая эвакуации. Боснийский командующий в Жепе, полковник Палич, согласился сотрудничать с СООНО и сербами, с тем чтобы эвакуация прошла организованно.

425. Эвакуация больных и раненых в Сараево началась немедленно: примерно 150 человек было вывезено на автобусах боснийских сербов в Лукавицу, контролируемую сербами деревню близ Сараево, откуда они были доставлены в Сараево на автомашинах СООНО. В то же время начался вывоз гражданского населения. К концу дня 25 июля 21 сербский автобус с боснийскими гражданскими лицами уже отбыл в направлении Кладани. Автобусы остановились примерно в 7 км от линии противостояния, и боснийцы были вынуждены пройти оставшееся расстояние пешком до безопасной территории, контролируемой правительством. Эвакуация продолжалась ещё два дня, причем в отбывающих автобусах присутствовали военнослужащие украинского контингента СООНО. Она была проведена достаточно организованно несмотря на отсутствие в Жепе представителей международных гуманитарных организаций, в том числе МККК и УВКБ. Никаких актов произвола по отношению к отбывающим жителям отмечено не было вплоть до середины дня 27 июля, когда 36 боснийцев, в том числе 12 легко раненных, были сняты с автобуса сербскими силами. (Сербы позднее признали этот факт, но заявили, что это были мужчины боеспособного возраста, которые были задержаны как военнопленные.) К вечеру 27 июля почти 5000 человек благополучно добрались до Кладани.

426. Однако почти сразу же после того, как начался вывоз боснийского гражданского населения, стало ясно, что местное соглашение полностью выполнено не будет. Боснийские мужчины боеспособного возраста не выдали себя сербам, очевидно ожидая дополнительных гарантий того, что они будут также благополучно доставлены на территорию, контролируемую Федерацией. Как явствует из сообщений, мужчины, покинув линию фронта, разбились на мелкие группы и двинулись во внутренние, сильно залесенные районы анклава, где они были бы лучше защищены от танков и тяжёлого оружия сербов.

427. Переговоры, которые позволили бы боснийским мужчинам благополучно покинуть Жепу, возобновились на следующий день, но оказались безрезультатными. Представители боснийского правительства одобрили идею обмена пленными по принципу «все на всех», но не согласились с тем, что боснийцы в Жепе должны сдаться сербам. Как сообщили СООНО, правительственная сторона согласилась с тем, что её бойцы в Жепе «могут быть зарегистрированы МККК как пленные, но что в интересах обмена по принципу „все на всех“ эти люди должны покинуть анклав прежде, чем они будут задержаны сербами». Сербов такая позиция не устроила.

428. К вечеру 27 июля эвакуация боснийских некомбатантов из Жепы была почти полностью завершена. По мере приближения к концу процесса вывоза мирного населения сербы, судя по всему, готовились к вступлению в районы, из которых были выведены боснийские мужчины. Вскоре после отбытия последних автобусов сербские военные задержали Палича, которого в тот момент сопровождали два гражданских сотрудника СООНО. Генерал Младич позвонил Командующему СООНО и сообщил, что боснийские боевики имеют возможность сдаться до 18 ч. 00 м того же дня, после чего те, кто не сдался, будут атакованы. Это сообщение было передано боснийским официальным властям в Сараево. Хотя власти в Сараево были по-прежнему против подписания любых договоренностей о капитуляции, в результате которых эти люди оказались бы в руках у сербов, сами мужчины в Жепе, судя по всему, склонялись к заключению некоего соглашения на месте, прежде чем сербы начнут окончательное наступление. На следующее утро представители СООНО связались с Младичем и спросили его, что произошло с Паличем, который должен был возглавить переговоры на местном уровне. Младич сообщил СООНО о смерти Палича. На следующий день сербы задержали старшего гражданского представителя боснийцев на переговорах; вскоре после этого были задержаны ещё два участника переговоров с боснийской стороны.

429. Командующий СООНО в секторе Сараево встретился 28 июля в районе Жепы с генералом Толимиром. Толимир заявил, что местные боснийские военные, очевидно, готовы сдаться при условии, что СООНО гарантируют их безопасность. Командующий СООНО ответил, что Силы не в состоянии дать такие гарантии в отсутствие договоренности об обмене пленными между сторонами. Толимир указал, что он готов дать разрешение СООНО на отправку автомобилей, которые подобрали бы боснийских военных и всех оставшихся мирных жителей, но СООНО отклонили это предложение. К вечеру 28 июля, по оценке СООНО, сербы уже не были заинтересованы в обмене пленными по принципу «все на всех» и склонялись к тому, чтобы предпринять окончательное наступление на этот изолированный анклав.

430. Прежде чем сербы смогли вступить в бой с мужчинами в Жепе, в других местах Боснии и Герцеговины произошли события, отвлекшие их внимание. Хорватские силы, в течение нескольких месяцев медленно продвигавшиеся по Ливаньско-Полю на юго-западе Боснии и Герцеговины, совершили рывок вперёд и овладели 29 июля городами Гламоч и Грахово, которые ранее удерживались сербами. Эта операция не только вынудила около 10 000 сербов из числа гражданского населения спасаться бегством, но и сделала Книн, административный центр хорватских сербов, уязвимым для нападений с трёх сторон. Генерал Младич, который провёл весь июль в районе Сребреницы-Жепы в Восточной Боснии, перебрался в Банп-Луку, захватив с собой основной персонал, включая генерала Толимира, и некоторую часть военных ресурсов. На встрече с Командующим СООНО в Баня-Луке 31 июля генерал Младич был сравнительно равнодушен к событиям в Жепе и сосредоточил все внимание на хорватской операции, развёртываемой на юго-западе.

431. В СООНО состоялись дискуссии по поводу дальнейшего курса действий. 29 июля Командующий СООНО в письменной форме доложил своему начальству в штабе Миротворческих сил Организации Объединённых Наций (МСООН) в Загребе, что регулярные силы Армии боснийских сербов вокруг Жепы по большей части выведены и что большинство оставшихся там военных — это резервисты, которые, по его мнению, не будут проводить операций по очистке района от оставшихся в нем боснийцев. Он заключилл «Долг СООНО — моральный, официальный и подтверждённый в недавнем заявлении Председателя — оставаться в анклаве, пока здесь есть гражданские лица, о судьбе которых ничего не известно. Вывести Силы — значит бросить этих людей на произвол судьбы, что ещё больше подорвёт авторитет Организации Объединённых Наций». Спустя два дня, однако, испытывая на себе прямое давление со стороны сербов, оставшиеся в районе Жепы боснийцы начали выбираться из этого района на безопасную территорию. Некоторые отправились в западном направлении на территорию, контролируемую Федерацией, но большинство пересекли реку Дрина и вошли на территорию Союзной Республики Югославии, где они сдались югославским силам. СООНО эвакуировали свой собственный персонал из района Жепы 2 и 3 августа. 203 сотрудника СООНО прибыли в Сараево тремя автоколоннами без каких-либо происшествий. Согласно данным о пропавших без вести лицах, полученным МККК, на ноябрь 1999 года общее число пропавших без вести жителей Жепы составляло 118.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).