Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/V/C

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — V. События в период с января по июнь 1995 года. C. Кризис с захватом заложников из числа сотрудников Сил Организации Объединённых Наций по охране
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


C. Кризис с захватом заложников из числа сотрудников Сил Организации Объединённых Наций по охране

190. На следующий день Специальный представитель разрешил произвести второй воздушный налёт. Бомбардировке подверглись шесть складов боеприпасов в том комплексе, по которому уже был нанесен удар накануне. На этом этапе сербы захватили в заложники несколько сот сотрудников Организации Объединённых Наций, главным образом военных наблюдателей и военнослужащих СООНО, находившихся в пунктах сбора тяжёлого оружия вокруг Сараево. Ко второй половине дня 26 мая свыше 400 сотрудников Организации Объединённых Наций либо были взяты в заложники, либо находились в различных местах в пределах контролируемой сербами территории, откуда они не могли выехать и куда не было доступа. Некоторые сотрудники Организации Объединённых Наций были использованы сербами в качестве «живого щита» для предотвращения дальнейших ударов по потенциальным целям. Некоторых из захваченных заложников показали по сербскому телевидению, прикованными к возможным целям. Сербское тяжёлое оружие продолжало вести стрельбу вокруг Сараево и из пунктов сбора тяжёлого оружия. Сербы также прекратили подачу электроэнергии в Сараево, которую они в значительной мере контролировали.

191. Когда новости о захвате заложников достигли Нью-Йорка, Секретариат рекомендовал Специальному представителю не принимать никаких дальнейших мер для нанесения воздушных ударов в соответствии с ультиматумом Командующего СООНО, если только не будет сделан вывод о том, что произошло крупное нарушение запретных зон, не оставляющее никакого права выбора.

192. Рано утром следующего дня, 27 мая, боснийские сербские военнослужащие, одетые во французскую форму и имевшие французское снаряжение, захватили контрольно-пропускной пункт СООНО на стратегическом Врбаньском мосту в центре Сараево. Было захвачено ЗЗ французских миротворцев. Через три часа после этого командир СООНО в секторе «Сараево» решил, что «этому пора положить предел» и что он должен принять решительные ответные меры. Французские войска из состава СООНО контратаковали и вновь захватили мост, убив одного и взяв в плен трёх сербских солдат. Два французских солдата были убиты и два — ранены.

193. Специальный представитель доложил в Центральные учреждения о том, что было крайне необходимо не усложнять ещё больше обстановку безопасности в районе действия СООНО. С учётом угрозы для задержанных сотрудников Организации Объединённых Наций и решимости боснийских сербов, сказал он, он проинструктировал Командующего СООНО, что на определённое время осуществление мандата отступало на второй план по сравнению с обеспечением безопасности персонала Организации Объединённых Наций. Командующий передал эти инструкции своим подчиненным, приказав им, вместе с тем, укрепить позиции СООНО в пригодных к обороне местах и оставить находившиеся под угрозой позиции в пределах контролируемой сербами территории, если их нельзя было оборонять.

194. В течение этого периода неопределённости между генералом Младичем и Командующим СООНО состоялся ряд бесед. Генерал Младич настаивал на том, что СООНО должны вернуться к «принципам Организации Объединённых Наций в отношении созидания мира». Он назвал готовность Командующего СООНО направить заявки на военно-воздушные удары НАТО «сумасшедшей и неразумной». Г-н Караджич обратился к Генеральному секретарю с письмом, в котором просил, чтобы «Организация Объединённых Наций и страны — члены НАТО дали гарантии в отношении того, что применение силы более не является одним из вариантов». Никаких таких гарантий Караджичу не было дано. Однако Командующий Силами подтвердил Командующему СООНО, что его главными задачами являются освобождение заложников из числа сотрудников СООНО и обеспечение безопасности всех сил СООНО в целом. С учетом того, что Организация Объединённых Наций вскоре начнёт переговоры — или будет участвовать в переговорах — об освобождении заложников, Командующий Силами подчеркнул, что СООНО должны определённо избегать каких-либо действий, которые могут перерасти в конфронтацию, дальнейшую эскалацию напряженности или потенциально, применение военно-воздушной мощи. Его цель заключалась в сохранении политической свободы для манёвра, позволяя тем самым политическому руководству провести переговоры, которые приведут к освобождению заложников и подписанию более широких соглашений.

195. Заложники из числа сотрудников Организации Объединённых Наций, были освобождены несколькими группами в период со 2 по 18 июня. Несмотря на публичные заявления, последовавшие за этим со стороны сербов, освобождение заложников продолжалось, по-видимому, благодаря вмешательству президента Милошевича, к которому за содействием обратился ряд международных деятелей, включая Сопредседателей Международной конференции по бывшей Югославии. В период освобождения заложников и сразу после этого состоялся ряд встреч между высокопоставленными представителями международного сообщества и генералом Младичем. В первой из них участвовал Командующий Силами МСООН, и она произошла в Мали-Зворник в Сербии и июне. После этого с генералом Младичем встречались бывший Командующий СООНО (который в то время выступал в качестве советника посредника Европейского союза по бывшей Югославии) вблизи Пале 6 июня и вновь Командующий Силами 17 и 29 июня.

196. Когда стало известно об этих встречах, о которых не сообщалось средствам массовой информации, распространились слухи о том, что Командующий Силами достиг какой-то договоренности с сербами. Сообщалось, что заложники освобождаются в обмен на обязательство в отношении того, что военно-воздушные силы НАТО не будут вновь использоваться против сербов. В сообщениях также отмечалось, что президент Российской Федерации Ельцин впоследствии заявил, что президент Франции Ширак заверил его в том, что с использованием военно-воздушных сил в Боснии и Герцеговине покончено[1]. Генеральный секретарь НАТО Вилли Клас писал Генеральному секретарю Организации Объединённых Наций 21 июня о том, что, согласно получившим широкое хождение домыслам, освобождение заложников не было свободным от условий и, вполне возможно, сопровождалось обязательствами или гарантиями в отношении дальнейшего использования военно-воздушных сил НАТО. Г-н Клас запросил разъяснения по этому вопросу. Генеральный секретарь Организации Объединённых Наций проконсультировался со своим Специальным представителем, который ответил, что ни он, ни Командующий Силами не давали никаких таких гарантий. Это было передано Генеральному секретарю НАТО.

197. В ходе бесед, проведённых во время подготовки настоящего доклада, было подтверждено, что Командующий Силами встречался с генералом Младичем три раза в июне 1995 года. Главная цель этих встреч состояла в сохранении канала связи с БСА, поскольку Командующий СООНО в Боснии и Герцеговине прервал контакты с генералом Младичем, не желая иметь никаких дел — и не желая, чтобы его подозревали в том, что он имеет какие-либо дела, — с теми, кто захватил заложников из числа военнослужащих, находившихся под его командованием. Специальный представитель Генерального секретаря согласился с таким подходом и знал обо всех случаях, когда Командующий Силами отправлялся на встречу с генералом Младичем. Исследования, проведённые при подготовке настоящего доклада, не выявили каких-либо фактов, указывающих на то, что Командующий Силами вступил в какое-то соглашение с генералом Младичем об освобождении заложников или о прекращении применения военно-воздушных сил против сербов.

198. Генерал Младич и Командующий Силами действительно обсуждали вопрос об освобождении заложников в ходе своей первой встречи в Мали-Зворник, но, судя по всему, этот вопрос поднял первый из них. Генерал Младич подготовил соглашение для подписания вместе с Командующим Силами, согласно которому освобождение заложников увязывалось с неприменением военно-воздушных сил против сербов. Через 11 дней после этой встречи в ответ на запрос Секретариата Командующий Силами в письменном сообщении информировал Центральные учреждения Организации Объединённых Наций о том, что он отказался подписать это соглашение и вместо этого сказал генералу Младичу, что поведение сербов (захват заложников) было неприемлемым. Он потребовал немедленного освобождения заложников.

199. Цели встреч с генералом Младичем, по мнению Командующего Силами, заключались в том, чтобы обсудить и достичь договоренности по четырём главным вопросам. Во-первых, он считал крайне важным, чтобы сербы разрешили доставку гуманитарной помощи в безопасные районы. Во-вторых, он хотел, чтобы генерал Младич открыл аэропорт Сараево. В-третьих, он хотел заручиться согласием генерала Младича на доставку автотранспортными средствами предметов снабжения для войск СООНО в анклавах. В-четвертых, он сказал генералу Младичу о том, что БСА должны прекратить нападения на гражданские цели в безопасных районах.

200. Командующий Силами встретился вновь с генералом Младичем 17 и 29 июня. После второй из этих встреч Командующий Силами обратился к руководителю миссии УВКБ, настоятельно призвав УВКБ согласиться с предложенной генералом Младичем договоренностью о том, что автоколоннам будет разрешён доступ в Сараево на том условии, что равный объём продовольствия будет распределяться среди сербских общин на востоке Боснии. Как заявило УВКБ, Командующий Силами доказывал, что принятие этого предложения, которое УВКБ считало несправедливым, создает благоприятные возможности для политических переговоров, которые в то время вёл Специальный посланник Европейского союза по бывшей Югославии (Карл Бильдт, преемник лорда Оуэна). Руководитель миссии УВКБ отказался, и уже после этого УВКБ заявило, что оно считало, что МСООН «запугивали» его[2].


  1. Stephen Kinzer, "France held secret talks with Serbs", The New York Times, 23 June 1995.
  2. Mark Cutts, "The humanitarian operation in Bosnia, 1992-95: Dilemmas of negotiating humanitarian access". UNHCR New Issues in Refugee Research Series, Working Paper No. 8 (Geneva, 1999), p. 11.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).