Доклад о субботниках на Московской общегородской конференции РКП(б) (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад о субботниках на Московской общегородской конференции РКП(б)
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Дата создания: 20 декабря 1919, опубл.: 21 декабря 1919 / 26 октября 1927. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1974. — Т. 40. Декабрь 1919 — апрель 1920. — С. 32—38.


ДОКЛАД О СУББОТНИКАХ НА МОСКОВСКОЙ ОБЩЕГОРОДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ РКП(б)[1][править]

20 ДЕКАБРЯ 1919 г.[править]

Товарищи, как мне сообщили устроители конференции, вы назначили доклад по вопросу о субботниках, разделив его на две части, чтобы иметь возможность обстоятельно обсудить самое главное в этом вопросе: во-первых, организацию субботников в Москве и их результаты и, во-вторых, практические выводы для дальнейшей их организации. Я хотел бы ограничиться только общими положениями, теми мыслями, которые вызывает организация субботников, как новое явление в нашем партийном и советском строительстве. Поэтому на стороне практической я остановлюсь лишь в самых кратких чертах.

Когда впервые только были организованы коммунистические субботники, трудно было еще судить о том, насколько подобное явление заслуживает внимания и может ли из него вырасти что-либо большое. Помню, когда первые известия об этом стали появляться в партийной печати, то отзывы товарищей, стоящих близко к делу профессионального строительства и Комиссариату труда, вначале были чрезвычайно сдержанные, чтобы не сказать — пессимистические. Им казалось, что придавать большое значение этим субботникам нет никаких оснований. С тех пор субботники разрослись так широко, что важность их в нашем строительстве никем не может быть оспариваема.

В самом деле, мы очень часто употребляем слово «коммунизм», до такой степени часто, что даже включили его в название нашей партии. Но когда задумываешься над этим вопросом, то является мысль, что вместе с тем добром, которое отсюда воспоследовало, может быть создалась для нас и некоторая опасность. Главной причиной, заставившей нас переменить название партии, было желание как можно резче отмежеваться от господствующего социализма II Интернационала. После того как подавляющее большинство официальных партий социализма стало во время империалистической войны, в лице своих вождей, на сторону буржуазии своей страны, или своего правительства, с очевидностью выяснился для нас величайший кризис, крах старого социализма. И чтобы подчеркнуть самым резким образом, что мы не можем считать социалистами тех, кто во время империалистической войны шел вместе со своими правительствами, чтобы показать, что старый социализм сгнил, умер, для этого, главным образом, и была выдвинута мысль о переименовании нашей партии. Тем более, что, с точки зрения чисто теоретической, название «социал-демократия» давно не является правильным. Еще с сороковых годов, во Франции, когда оно впервые вошло в широкое политическое употребление, оно было присвоено партии мелкобуржуазного социалистического реформизма, а не партии революционного пролетариата. Таким образом, главным побудителем, двигателем при изменении названия партии, ставшего названием нового Интернационала, было желание решительно размежеваться со старым социализмом. Если мы спросим себя, что представляет собою коммунизм в отличие от социализма, то мы должны будем сказать, что социализм есть то общество, которое вырастает из капитализма непосредственно, есть первый вид нового общества. Коммунизм же есть более высокий вид общества и может развиваться лишь тогда, когда вполне упрочится социализм. Социализм предполагает работу без помощи капиталистов, общественный труд при строжайшем учете, контроле и надзоре со стороны организованного авангарда, передовой части трудящихся; причем должны определяться и мера труда и его вознаграждение. Это определение необходимо потому, что капиталистическое общество оставило нам такие следы и такие привычки, как труд враздробь, недоверие к общественному хозяйству, старые привычки мелкого хозяина, которые господствуют во всех крестьянских странах. Все это идет наперекор действительно коммунистическому хозяйству. Коммунизмом же мы называем такой порядок, когда люди привыкают к исполнению общественных обязанностей без особых аппаратов принуждения, когда бесплатная работа на общую пользу становится всеобщим явлением. Само собой понятно, что с точки зрения тех, кто делает первые шаги для полной победы над капитализмом, понятие «коммунизм» является слишком далеким. Поэтому, как ни правильно было изменение названия нашей партии, как ни громадна польза, которую оно принесло, как ни крупно сделанное дело, получившее громадный размах, — ибо коммунистические партии существуют теперь уже во всем мире, и хотя не прошло еще и года с основания Коммунистического Интернационала 14, но с точки зрения рабочего движения он несравненно сильнее умирающего старого, II Интернационала, — все же, если название «коммунистическая партия» истолковать так, как будто коммунистический строй осуществляется сейчас, то получится величайшее извращение и практический вред, сводящийся к пустейшему бахвальству.

Вот почему слово «коммунистический» требует к себе очень осторожного отношения, и вот почему коммунистические субботники получили особую ценность, когда стали входить в практику, ибо только в этом, чрезвычайно малом, явлении стало проявляться кое-что коммунистическое. От экспроприации помещиков и капиталистов мы получили только возможность строить самые первоначальные формы социализма, но коммунистического еще в этом ничего нет. Если мы возьмем наше настоящее хозяйство, то мы увидим в нем еще очень слабые зачатки социализма и громадное господство старых хозяйственных форм, выражающееся либо в преобладании мелкого хозяйничания, либо в самой дикой, безудержной спекуляции. Но когда в своих возражениях против нас наши противники, мелкобуржуазные демократы, меньшевики и эсеры, говорят: вы разбили крупный капитализм, а вместо этого у вас прет изо всех пор самый худший спекулятивный, ростовщический капитализм, то на это мы им отвечаем: если вы воображали, что от крупного капитализма мы можем перейти прямо к коммунизму, то вы не революционеры, а реформисты или утописты.

Крупный капитализм подорван коренным образом везде, даже в тех странах, где никаких шагов к социализму еще не сделано. С этой точки зрения вся эта критика, все эти возражения, которые выдвигаются против нас нашими противниками, являются совершенно несерьезными. Конечно, после того как разбит крупный капитализм, то на его месте начинают появляться ростки нового, мелкого, спекулятивного капитализма. Мы переживаем бешеную борьбу с остатками крупного капитализма, бросившегося на всякую мелкую спекуляцию, где его труднее поймать и где он приобретает самую худшую, самую неорганизованную форму торговли.

Борьба, ставшая гораздо более ожесточенной в обстановке войны, вызвала самые зверские проявления спекуляции, в особенности там, где капитализм был организован в более крупном масштабе, и представлять себе революционный переход иначе было бы совершенно неправильным. Так обстоит дело с точки зрения теперешней экономики. Если мы поставим вопрос, что представляет собой современный экономический строй Советской России, то мы должны будем сказать, что он является закладыванием основ социализма в крупном производстве, переработкой старого капиталистического хозяйства при упорнейшем сопротивлении капитализма, проявляющемся в миллионах и миллионах форм. Страны западноевропейские, вышедшие из войны в такой же степени пострадавшими, как и наша, как, например, Австрия, отличаются от нас только тем, что там это разложение капитализма, эта спекуляция проявляются с еще большей силой, а зачатков социалистического строительства, того, что оказывает отпор капитализму, там нет. Но коммунистического в нашем хозяйственном строе пока нет ничего. «Коммунистическое» начинается только тогда, когда появляются субботники, т. е. бесплатный, не нормированный никакой властью, никаким государством, труд отдельных лиц на общественную пользу в широком масштабе. Это не помощь соседу, которая существовала в деревне всегда, но труд, производящий на общегосударственные потребности, организованный в широком масштабе и бесплатный. Поэтому было бы правильнее, если бы слово «коммунистическое» применять не только к названию партии, но и исключительно к тем хозяйственным явлениям нашей жизни, которые осуществляют коммунистическое на деле. Если в теперешнем строе России и есть что-либо коммунистическое, то это только субботники, а остальное есть лишь борьба против капитализма за упрочение социализма, из которого, после его полной победы, должен будет вырасти тот самый коммунизм, который мы на субботниках наблюдаем не из книг, а на живой действительности.

Таково принципиальное значение субботников, показывающих, что здесь создается и начинает возникать в виде бесплатного труда, широко организованного на потребности всего государства, нечто совершенно новое, идущее вразрез со всеми старыми капиталистическими правилами, нечто более высокое, чем побеждающее капитализм социалистическое общество. Поэтому, когда в этом году, после призыва Центрального Комитета партии прийти на помощь стране 15, откликнулись сначала железнодорожники Московско-Казанской железной дороги, живущие в условиях наибольшего голода и наибольшей нужды, и когда появились признаки того, что коммунистические субботники перестают быть единичным явлением, начинают распространяться и встречают сочувствие масс, — можно было сказать, что тут мы имеем громадной важности принципиальное явление и что мы действительно должны оказать ему всестороннюю поддержку, если мы хотим быть коммунистами не только в смысле принципиальном, не только с точки зрения борьбы с капитализмом. С точки зрения практического строительства социалистического общества этого еще недостаточно. Надо сказать, что на деле движение можно осуществить в массовом размере. Доказали ли мы это, — я не возьмусь ответить, так как общих сводок размеров того движения, которое мы называем коммунистическими субботниками, еще не сделано. Я имею лишь отрывочные сведения и читал в партийной печати, что эти субботники получают все большее и большее развитие в целом ряде городов. Петроградские товарищи говорили, что субботники в Петрограде распространены несравненно более широко, чем в Москве. Что касается провинции, то многие товарищи — из тех, которые с этим движением знакомы практически — говорили мне, что у них подбирается громадный материал об этой новой форме общественного труда. Но только после многократного обсуждения этого вопроса в печати и на партийных конференциях разных городов нам удастся получить те сводные данные, на основании которых мы сможем сказать, действительно ли субботники стали массовым явлением, и действительно ли мы достигли в этой области серьезных успехов.

Как бы то ни было, скоро ли или еще не скоро мы получим такого рода полные и проверенные данные, для нас должно быть несомненным, что с точки зрения принципиальной мы другого явления, которое указывало бы на то, что мы не только называемся коммунистами и не только хотим ими быть, но на деле нечто коммунистическое — не только социалистическое — осуществляем, — другого явления, кроме субботников, нет. Поэтому каждый коммунист, всякий, кто хочет быть верен принципам коммунизма, должен все свои усилия, все свое внимание направить на то, чтобы помочь уяснению этого явления и его практическому применению. Таково принципиальное значение субботников. Поэтому на каждой партийной конференции надо неустанно вопрос этот ставить и обсуждать его и со стороны теоретической, и со стороны практической. Мы не должны ограничивать этого явления только теоретической, принципиальной стороной. Коммунистические субботники имеют для нас громадную ценность не только потому, что они на практике осуществляют коммунизм. Кроме этого, субботники имеют еще для нас двоякое значение: с точки зрения государственной — чисто практическая помощь государству — и с точки зрения партийной, что для нас, как для членов партии, не должно оставаться в тени, это — то значение, которое они имеют для очистки партии от примазавшихся к ней элементов, для борьбы против тех воздействий, которые переживает партия в обстановке разлагающегося капитализма. В хозяйственном отношении субботники необходимы, чтобы спасти Советскую республику от экономической разрухи и начать осуществление социализма. На этой второй стороне вопроса я хотел бы еще несколько подробнее остановиться…[2].


Краткий газетный отчет напечатан 21 декабря 1919 г. в «Известиях ВЦИК» № 287
Впервые полностью напечатано 26 октября 1927 г. в газете «Правда» № 245
Печатается по стенограмме

  1. Московская общегородская конференция РКП(б) состоялась 20-21 декабря 1919 года; на ней были обсуждены следующие вопросы: о Всероссийской партийной конференции, о топливе, о субботниках, об эпидемии сыпного тифа и мерах борьбы с ней, о продовольственном положении Москвы, о Всевобуче (Всеобщем военном обучении) и отрядах особого назначения. По вопросу о субботниках была принята резолюция, в которой подчеркивалось огромное значение субботников, как первых шагов к практическому осуществлению коммунизма. Партийная конференция признала также большое значение субботников «в смысле реальных результатов в деле поднятия производительности труда и для смягчения переживаемых Советской республикой транспортного, топливного, продовольственного и других кризисов» и призвала всех членов партии к «обязательному участию в субботниках и к приложению на них самого напряженного производительного труда». После доклада Ленина конференцией был заслушан доклад об организационной стороне субботников и утверждена инструкция. Московский комитет РКП(б) разработал и утвердил «Положение о субботниках» (опубликовано в газете «Правда» 27 декабря 1919 года). Для непосредственного руководства субботниками при МК РКП(б) был создан особый отдел субботников.
  2. На этом стенограмма обрывается. Ред.