ЕЭБЕ/Дом

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дом
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 291—294 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : ЭСБЕ : OSN


Дом בית. — В Библии. Искусству строить дома древнейшие израильтяне научились лишь после того, как очутились в Ханаане; раньше этого времени евреи, как номады, пользовались для жилья исключительно палатками, которые легко было переносить с места на место. Учителями их в этом искусстве были ханаанейские аборигены, находившиеся также и в этой области, как явствует из тель-эль-амарнских таблиц, всецело под влиянием ассирийской культуры. Теплый климат Палестины не побуждал населения искать защиты от холода в теплых и прочно построенных домах; древний израильтянин, целый день занятый в поле, винограднике или на рынке, искал в своем жилище только спокойного и прохладного ночлега или защиты от дождя. Ввиду этого, за исключением общественных зданий и дворцов, принадлежавших людям богатым, обыкновенные дома представляли легкие постройки, едва выдерживавшие напор зимних дождей, но зато дававшие тень и прохладу.

Материал. — Строительного леса Палестина была лишена в древнейшее время, и кедровый лес, который нужен был Соломону для его роскошных построек, ввозился с Ливана (1 Цар., 5, 20). Жители равнин строили дома обыкновенно из кирпичей, которые они выделывали из глины и сушили на знойном солнце; в гористых местах дома строились из камней песчаниковой породы, которые не были тверды и поддавались отделке. Архитектура Д. почти ничем не отличалась от современной нам архитектуры феллахских зданий в Палестине. При раскопках в Таанеке (библейск. Таанах) обнаружились три различных характера древнеханаанейских домов. Наиболее примитивные из них строились из небольших камней, скреплявшихся глиной; в их остатках не удалось найти ни одного кирпича. Шаг вперед в истории развития израильского зодчества представляют дома, построенные из кирпичей, לבנה, правильной формы и почти одинакового размера, в большинстве случаев тяжелые. Наконец, третий род домов, открытых в Таанеке, представляют уже постройки из камней средней величины, неотесанных. Все эти дома необычайно малы, достигая в среднем высоты не более 4 метров. Как показывают раскопки в Мегиддо, при больших постройках любили выкладывать нижние части стен неотесанными камнями и на них уже возводить стены из кирпичей; на самих стенах внутри каменных зданий иногда встречаются некоторые украшения в виде орнаментов или грубо сделанных барельефов. Что древним израильтянам была известна известь, שיד, видно из Амоса, 2, 1 и Исаии, 33, 12 (ср. Второзакон., 27, 4; Иезек., 13, 10 и сл.). Тесаные камни, плиты, גזית, первоначально употреблялись обыкновенно при постройке царских дворцов и храма (I Цар., 7, 9 и сл.); в позднейшие времена из этих материалов строили себе дома также богатые люди, так что тесаные камни и плиты стали впоследствии даже символом богатства и роскоши (Амос, 5, 11; ср. Исаия, 9, 9).

Внешний вид Д. — Крыши были различные в глиняных и каменных домах. В первых они состояли из древесных стволов, перекинутых через две противоположные стены и перекрытых хворостом, на который насыпалась толстым слоем земля или поливалась густая масса из глины и соломы. К крепким каменным постройкам стали уже весьма рано применять конусообразные башни, состоявшие из целого ряда горизонтально положенных каменных плит, постепенно суживавшихся кверху. Подобные крыши всегда нуждались в особенно крепком фундаменте; поэтому-то такие постройки воздвигались обыкновенно на каменистой почве. Крыши были плоские, с небольшой покатостью для стока дождевой воды. На этих крышах древний израильтянин, как и нынешний феллах, проводил значительную часть времени; сюда всходили с наступлением вечерней прохлады, здесь летом спали и тут же выполнялись некоторые домашние работы (Иош., 2, 6; I кн. Сам., 9, 25; II кн. Сам., 11, 2); для защиты от палящего солнца на крышах воздвигались небольшие кущи из ветвей (II Сам., 16, 22; Нехемия, 8, 16). С крыши можно было наблюдать за тем, что делалось нa улице, во дворе или у соседей (Судьи, 16, 27; II кн. Сам., 11, 2; Исаия, 22, 1). Древнейшее израильское право требовало, чтобы крыши окружались парапетом, מעקה, для предупреждения несчастных случаев (Втор., 22, 8).

Дом несостоятельных людей обычно состоял из одной только небольшой комнаты с земляным полом; богатые же приделывали к своему дому еще нечто вроде чердачного помещения или мезонина, עליה, куда обыкновенно отправлялись отдыхать в прохладное время и где велись тайные переговоры (Суд., 3, 20); это же помещение, наконец, отводилось для ночлега гостям (I Цар., 17, 19; II Цар., 4, 10). В богатых Д., помимо главной приемной комнаты, находившейся обыкновенно при самом входе, были еще внутренние комнаты, חדר — помещение для женщин, которое, как показывают раскопки, встречается почти во всяком большом доме, и спальня (II Сам., 4, 7; ср. I Цар., 1, 15); упоминается еще про отдельные комнаты, которые приспособлялись к зимнему или летнему времени — בית החרף и בית הקיץ (Амос, 3, 15; Иеремия, 36, 22). Типичным для древнеизраильского пышного зодчества мог быть дворец-«дом» Соломонов; впрочем, о его внутреннем характере Библия ничего не сообщает. — Двери в домах богатых людей, как и в храме, были двустворчатые (I Цар., 6, 34; 7, 50); в обыкновенных домах они были одностворчатые и низкие (Притч., 17, 19). Двери (דלת, דלתות, פתח) делались из дерева (в Гауране дверьми служат и каменные плиты) и вращались при помощи бронзовых стержней, ציר, в отверстиях, выдолбленных в каменном пороге (I Цар., 7, 50; Прит., 26, 14). Они запирались на засовы, בריח, מנעול, которые можно было отодвигать извне или изнутри при помощи ключа, מפתח. В существеннейших своих чертах, как показали новейшие раскопки, древние израильские замки ничем не отличались от тех, которые ныне употребляются в Сирии, но были, несомненно, больше нынешних по своим размерам (ср. Исаия, 22, 22). Дверные косяки, מזוזה, испещрялись надписями — обычай, впрочем, свойственный всем народам Востока и существовавший также в Древнем Египте (Второз., 6, 9; 11, 20). Очень редкие окна, חלון, выходили не только во двор, но и на улицу, как и теперь, они снабжались деревянными решетками, אשנב, שבכה (Суд., 5, 28; I Цар., 6, 4; II Цар., 1, 2; Притчи, 7, 6). — В позднейшие времена начинают строить обширные, похожие на дворцы дома с комнатами широких размеров, но едва ли в древнем Иерусалиме было несколько многоэтажных домов. Роскошь и великолепие того времени дают себя знать только в некоторых деталях Д. и в домашней обстановке. Так, наружные стены начинают складываться из дорогих, гладко отесанных каменных плит, внутри же потолок и стены разукрашиваются суриком (Амос, 5, 11; Иер., 22, 14); при постройке дворцов применяли дорогое кедровое дерево, которым обшивали даже стены; впрочем, последние, в особенности окна и двери, в период наиболее пышного расцвета роскоши выстилались слоновой костью и местами даже обивались листовым золотом и украшались резьбою (I Цар., 6, 18, 20, 29, 31; 10, 27; 22, 39; Исаия, 9, 9; Иер., 22, 14; Амос, 3, 15; Хаггай, 1, 4). Пол вместо земляного делался деревянным и устилался кипарисовыми досками и даже каменными плитами (I Цар., 6, 15; II Цар., 16, 17). Воздвигались ли колонны и портики в частных домах по образцу Соломонова храма и дворца, неизвестно. Греко-римский зодческий стиль в эпоху эллинизма отразился только на крупных постройках, вроде дворцов, театров, терм и пр., но сооружение обыкновенных домов не подверглось существенному влиянию этого стиля, и до позднейшего времени евреи в Палестине строили дома по древнейшему образцу. Об обстановке Д. см. Утварь. — Сp.: Nowack Hebräische Archäologie, I, 138—144; Bl.-Che., II, 2129—2133; Handbuch der Tracht, des Baues, der Geräte der Völker des Altertums, I Abteil.: Die Völker des Ostens, Stuttgart, 1860; Riehm, HBA, I, 588; Benzinger, Arch., 90—97; Winckler, Gesch. Israels, I. 163 (прим.); Wünsche, Salomos Thron und Hippodrom, в Ex Oriente Lux, II, стр. 3 и сл.; Sellin, Tell Taanek; idem, в Denkschriften der Kaiserlichen Akademie in Wien, philos.-histor. Klasse, L, 51.

1.

Дом по Талмуду. — В талмудическую эпоху дома большею частью строились четырехугольные, но существовали и круглые, двухугольные, דיגון, δίγωνον, треугольные, טריגון, τρίγωνον, и пятиугольные, פנטיגון, πεντάγωνον (Toc. Her., X, 1; Б. Б., 164б). По-видимому, дома строились преимущественно в греческом стиле, на что указывают сохранившиеся в Талмуде греческие названия, хотя имеются указания также на римский и египетский стили, напр. упоминается «римский коридор» и «египетское окно». Материалами для постройки служили кирпич, щебень, земля и мрамор; нередко пользовались всеми этими материалами вместе (М. Heг., XII, 2). Существовали также известные правила относительно кладки, закрепления камней и проч. в зависимости от материала, из которого строился дом (Б. Б., 3а). Дома не выходили непосредственно на улицу, а несколько внутрь, имея впереди себя палисадники, חצר, где устраивались особые скамейки (Мишна Агал., XII, 9); для домашних же надобностей служил задний двор, רחבה (Б. Б., 57б). Д. были преимущественно 2-этажные; первый этаж назывался בית, второй — עליה (Б. Меция, X, 1) или דיוטא (Б. Б., 63а). Дымовая труба помещалась или на крыше, или в земле под полом, откуда она выходила наружу (М. Агалот, V, 1). Из стен Д. наружу выдавались различной величины и формы выступы, גזוזטראות, זיזין (ib., ХІV, 1), служившие для вешания на них разных вещей или для размещения разной посуды; для последней цели выступы обыкновенно делались вблизи окна, чтобы было удобно пользоваться ими (Эруб., 98б; Б. Б., 59б; ср. коммент.). — Сбоку и позади к Д. прилегала кладовая, высотою ниже самого Д., а также балкон, יציע, стены которого представляли сплошные окна (Б. Б., 61а). Из Д. ко двору вела веранда, אכםדרה, закрытая только с трех сторон, или так назыв. «римская веранда», אכםדרה דרומיתא, т. е. закрытая со всех сторон; стены веранды состояли исключительно из окон (Мен., 33б). У ворот двора в некоторых домах имелась также сторожевая будка, בית שער (Toc. Агал., VІІІ, 5; Мен., ib.). Стены Д. также были использованы для разных надобностей: в глубине их находились ниши, טרקםאות, служившие кладовыми (Toc. Агал , V, 5); часто с наружной стороны стены помещались голубятни (М. Агалот, VІІІ, 2). Окна представляли совершенно открытые отверстия различной величины, смотря по своему специальному назначению: для света, для воздуха или для того, напр., чтобы стеречь поле, сидя дома (М. Агал., XIII, 2, 4; ср. Баба Б., 58б — חלון המצרי, «египетское окно», חלון צורי, «тирское окно»). В окраинных домах крепостных городов окна служили также для стрельбы из них во время нападения неприятеля (Toc. Агалот, ХІV, 3; ср. ком. Раш, Агал., XIII, 4). Одно окно в доме выходило на крышу; оно носило особое название, «arubah», ארובה (ib., X, 1). Есть указание на то, что иногда в окна вделывались деревянные или металлические сетки и решетки (M. Heг., VIIІ, 3; ср. ком. Майм., ad. loc.), стекла же, по-видимому, употреблялись редко, вероятно ввиду их дороговизны в то время. Внутри Д. стены большею частью белили, красили, украшали разноцветными рисунками. Евреям после разрушения храма в знак национального траура разрешалось только белить свои дома и то нечистой известью; в крайнем случае предписывалось оставлять кусок стены (квад. локоть), именно против входа, невыбеленным (Б. Б., 60б). Для красоты стены иногда обивались материей, так же как потолок и пол (М. Агал., ХV, 4, 5). Пол был земляной или мраморный. Талмуд отмечает, что в Д. города Махузы не было ни одного земляного пола (Шаб., 95а). В полу обыкновенно устраивались желоб или канал для отлива воды на улицу (Аг., II, 7), а также погреб в виде ямы со сводами, которая, по-видимому, освещалась особою лампой (Агал., XI, 7). — Ср. Rosenzweig, Das Wohnhaus in d. Mischna, Berlin, 1907.

А. К.3.