ЕЭБЕ/Донноло, Саббатай бен-Авраам бен-Иоель

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Донноло, Саббатай бен-Авраам бен-Иоель
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 298—300 ( скан )


Донноло, Саббатай бен-Авраам бен-Иоель — знаменитый представитель еврейской науки в Южной Италии в эпоху Саадии гаона и первый до сих пор известный из европейских евреев, автор оригинальных сочинений по медицине и астрономии; род. в 913 г. в городе Ории близ Отранто, ум. после 982 г. Биографические данные о нем скудны и отрывочны. Будучи 12 лет от роду, Д. попал в плен к арабам-фатимидам из Сицилии, которые под предводительством Абу Ахмета Джафара ибн-Убайда перебрались через Мессинский пролив в Калабрию и Апулию и разграбили город Орию, при чем десять поименованных Донноло «ученых и благочестивых раввинов» были убиты; остальные жители, в том числе семья Д., были увезены в плен в Палермо и оттуда в Северную Африку (Chakemoni, изд. Castelli, 3). Выкупленный в городе Трани из плена Д. после разных превратностей судьбы всецело отдался изучению медицины, астрономии и астрологии, вскоре достиг в них громкой славы и сделался лейб-медиком византийского базилика (вице-короля) Евпраксия, управлявшего тогда Калабрией от имени императора. Разбогатев от врачебной практики, Д. употреблял свои средства на приобретение математических, астрономических и астрологических трудов, цены на которые вследствие редкости их в то время в христианских государствах и преследования обладателей их по обвинению в колдовстве достигали баснословных цифр. Изучая «науку греческую и арабскую, мудрость халдейскую и индийскую» и сравнивая полученные сведения с данными, заключающимися в Талмуде, Д. пришел к заключению о полной тождественности их во всем, что касается астрономии и астрологии, вопреки господствовавшему тогда мнению, что в еврейских книгах ничего ценного по этим наукам не содержится. Не удовлетворяясь этим, Д. с целью усовершенствоваться у тогдашних знаменитостей предпринял дальние путешествия и дошел до Вавилонии, где ему удалось познакомиться с местным мудрецом Багдашем, которому, между прочим, он обязан обширными познаниями в астрономии и астрологии. — Медицинские познания Д. основываются, главным образом, на греко-римских источниках, хотя названия растений встречаются у него по-арабски, причем он также цитирует книгу Асафа бен-Берехия (см.). Фрагменты его оригинального медицинского труда «Sefer ha-Jakar» были изданы Штейншнейдером (Donnolo, Fragment des aeltesten med. Werkes, Berlin, 1867) пo манускрипту библиотеки Медичи во Флоренции (рукопись № ХХХVІІ) и содержат «antidotarium» или книгу практических советов для приготовления целебных трав. Главным трудом Д. является его религиозно-философское сочинение «Хакемони» или «Тахкемони» (издано Д. Castelli под заглавием «Il commenti di Rab. Donnolo sul libro della creazione», с ценным библиографическим введением, Флоренция, 1880, а затем также в Варшаве, 1884). Это сочинение представляет комментарий к мистической «Книге творения» (Сефер Иецира; см.). В введении автор старается приблизить теологию к естествознанию, причем широко пользуется для своих выводов примерами из анатомии и естествознания, а также из фактов обыденной жизни — явление беспримерное в тогдашней евр. литературе. Говоря об аристотелевских четырех элементах — огне, воздухе, воде и земле, Д., желая доказать сродство их между собой, подробно останавливается на разных опытах искусственного получения одних элементов от других, обнаруживая необыкновенную пытливость и стремление обосновать теоретические положения на экспериментах. Стоя на высоте современной ему науки, Д. разделяет, однако, общие своему веку предрассудки. Библейская экзегетика Д. носит мистический характер, как у современных ему христианских теологов. Комментарий наполнен разными мистическими сочетаниями и перестановками букв (צרופי אותיות) и астрологическими таблицами, ныне имеющими лишь историческое значение. В конце введения находится таблица с указанием положения небесных светил в августе 946 года. Особенное развитие получило у Донноло древнеагадическое (ср. Абот де раби Натан, 31), усвоенное позже натурфилософской школой 16 века (Парацельс и др.) представление о том, что человеческий организм не что иное, как микрокосм, мир в миниатюре (עולם קטן), между которым и большим миром, макрокосмом, т. е. всей вселенной, существует подобие во всех частностях и деталях: голова — подобие неба, череп — небесного свода, глаза — светил небесных, кости — скалы и т. д. При всех наклонностях к мистицизму Д., однако, резко выступает против господствовавшего тогда у мистиков грубого антропоморфизма и смотрит гораздо трезвее на вещи, чем современные ему христианские теологи. В этом смысле характерным показателем иудео-христианских отношений того времени является следующий факт, рассказанный биографом св. Нила Младшего (Асtа Sanctorum, изд. иезуитского ордена, под 7 сентября, 313, 50—1). Известный церковный поэт и аббат базилианского монастыря св. Нил (ум. в 1005 г.) знал Д. с детства как человека прилежного к наукам, а позже в качестве выдающегося врача. Д. нашел Св. Нила в болезненном состоянии от чрезмерного умерщвления плоти. Когда Д. дружественно предложил ему средство, которое могло бы спасти его от угрожавшей падучей болезни, тот отверг предложение Д., мотивируя это тем, что он не хочет принять лекарство от еврея, чтобы не доставлять последнему возможности похвастать тем, будто он вылечил его: это заставило бы простодушных христиан доверчиво относиться к евреям. — Сочинения Д. достигли большой популярности, о чем можно заключить из того, что части его религиозно-астрологического комментария к кн. Бытия, I, 26, найдены дословно в анонимном «Orchoth Zaddikim» и в других позднейших дидактических произведениях. В псевдосаадиевом комментарии к «Книге Творения» находится много цитат из Д., именно из утерянного его комментария к Барайте Самуила. Эпштейн (Monatsschr., XXXIX, 75 и сл.) показал, что обширные извлечения из Д. имеются также в комментарии Элиезера Рокеаха к «Книге Творения» (Пшемысль, 1889), причем Рокеах заимствовал у Д. даже таблицы и рисунки. М. Гюдеман также полагает, что мидраш Agadoth Olam Katon (изд. Иеллинеком, Beth Hamidrasch, V) много заимствовал из него. Достоин упоминания и стиль Донноло: будучи часто небрежным, Д. создал, однако, многие формы выражения и впервые встречающиеся технические термины. — Ср.: Steinschneider, в Archiv f. pathologische Anatomie Вирхова, ХХХVIII—XLII (значение Д. в истории медицины); idem, в Monatsschrift, ХLIІ, 121 и в Il Buonarotti, 1873, 133, примеч. 76; Grüdemann, Geschichte des Erziehungswesens etc, II, евр. перев., II, 10—18; Weiss, Dor, IV, 227, 1887; Graetz, Gesch., V; pyc. пер. СПб., 1883, и евр. перев. Рабиновича, III, 1893; Zunz, Gottesd. Voträge, 2 изд., стр. 375; Buber, Lekach Tob, стр. 22; Berliner’s Magazin, 1892, 79; Асколи, Inscrizioni inedite, 35—37; Горовиц, Iggeret Petucha, в приложении к I тому Beth-Talmud, II; Дубнов, «Всеобщ. ист. евреев», II; Jew. Enc., IV.

И. Б.5.