Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/22

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 22 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 487—498.


[487]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 54.png
День двадцать второй

Житие и страдание
святаго священномученика
Евсевия,
епископа Самосатского

Святый Евсевий был епископом города Самосаты[1], находившегося под управлением Антиохийского Патриарха. Он был мужем правоверным, благочестивым, исполненным ревности по Боге, постоянным и непоколебимым в православном исповедании в то самое время, когда усилившаяся ересь Ария[2] приносила большой вред и сильно смущаемая Церковь Божия колебалась, как корабль посреди моря в бурю.

По смерти святаго великого царя Константина[3] в Восточной половине царства его вступил на престол сын его Констанций[4], который, как арианин, стал во всём помогать арианам и преследовать их выгоды. Поэтому в его царствование православным пришлось испытать большое гонение и [488]стеснение от ариан, от которых и святый Евсевий перенес немалые страдания за свою ревность по православной вере.

Ревность святаго Евсевия о Церкви Христовой стала известна всем после следующего события.

Когда Евдоксий, Патриарх Антиохийский, арианин, перешел из-за богатства на цареградский престол[5], тогда по этому случаю в Антиохии был собран Собор всех сирских епископов для избрания Патриарха на место Евдоксия. Ввиду того, что не только между народом христианским, но и между епископами было мало православных и многие арианствовали, следуя за нечестивым царем, вероучение вновь избранного Патриарха должно было иметь большое значение для Православной Церкви. Об этом и позаботился святый Евсевий, который на Соборе занимал не последнее место между епископами-первоседателями. Зная хорошо епископа Севастийского, в Армении, Мелетия[6] как правоверующего и твердо держащегося Символа Первого Вселенского Никейского Собора, Евсевий всем советовал, чтобы сего епископа избрали на патриаршество. Арианствующие, не зная православия Мелетия и думая, что он будет их единомышленником, охотно послушались совета Евсевия. Они составили общий относительно Мелетия приговор, подтвердили его своей подписью и отдали на хранение святому Евсевию. Затем, когда получили царское согласие на это избрание, от лица епископов было отправлено известие об избрании к святому Мелетию, и последний был приведен в Антиохию, где его встретили с великою радостию.

Святый Мелетий в сане Патриарха стал учить свою паству прежде всего хорошей и добродетельной жизни: этим он старался сгладить для строптивых сердец путь к правоверию. Святый ожидал, что, исправив злые нравы, исторгнувши терния и волчцы, он с большим успехом может рассеять семена Православия среди своей паствы. По прошествии недолгого времени народ захотел удостовериться, какого исповедания держится их новый Патриарх, о чем и стали просить Патриарха. По этому случаю святый Мелетий произнес в церкви проповедь [489]Священномученик Евсевийк народу, в которой восхвалял православную веру, утвержденную на Первом Вселенском Соборе в Никее, и исповедовал Сына соприсносущным и соестественным Отцу, не созданным и Творцом всей твари. После такой всенародной проповеди ариане пришли в смущение и сильно разгневались, а православные возрадовались, видя на апостольском престоле такого православного архиерея. С яростию выгнали ариане Патриарха из церкви в 30-й день по вступлении его на патриаршество и стали везде хулить его, называя его приверженцем еретика Савеллия[7]. Затем, по их просьбе, Мелетий был осужден царем в заточение и ночью из Антиохии был отослан в ссылку. На место его ариане избрали в Антиохию Евзоя — арианина.

Святый Евсевий самосатский, видя, какое волнение произвели еретики в Антиохийской Церкви, видя также и незаслуженное поношение, какое оказали ариане новому архиепископу Мелетию, никому ничего не говоря, вышел из Антиохии и отправился в свой город. По отшествии Мелетия, ариане вспомнили, что у Евсевия находится на хранении подписанный руками епископов приговор об избрании Мелетия. Вспомнив это, они пришли в немалое смущение, боясь того, как бы Евсевий на Соборе не стал обличать их этим приговором, что они сами своею волею избрали себе архиепископа и тотчас же изгнали его. Поэтому ариане стали просить царя, находившегося тогда в Антиохии, послать к Евсевию с просьбою возвратить вверенный ему приговор. Царь немедленно послал за при[490]говором гонца к Евсевию. Посланный, прибыв к епископу, передал ему царское повеление, на что святый Евсевий так отвечал:

— Я не отдам общий приговор, вверенный мне, до тех пор, пока все, вверившие мне этот приговор, не соберутся вместе (на Собор).

Посланник возвратился ни с чем, за что царь сильно разгневался и снова послал его, написав строгое повеление: если епископ не пожелает отдать приговор, отсечь ему правую руку. Последнее царь написал для устрашения святаго, делать же это он не осмелился приказать посланнику. Когда царский гонец догнал епископа и показал ему грозное послание, святый Евсевий, прочитавши его, тотчас протянул две руки на отсечение со словами:

— Не только одну правую руку, но и левую отрубите; всё-таки я не отдам приговора, обличающего злобу и беззаконие ариан.

Снова посланный возвратился без приговора и рассказал обо всём царю. Царь, услыхав ответ святаго епископа, очень удивился его безбоязненному мужеству и твердости, за что впоследствии восхвалял Евсевия пред многими.

По прошествии нескольких лет умер злочестивый царь Констанций, после которого стал царствовать Юлиан Отступник[8]. Этот царь сначала возвратил святаго Мелетия из заточения на антиохийский престол, но потом снова изгнал его.

В царствование Юлиана Церковь Христова испытала еще большее зло, чем в царствование Констанция. К арианской ереси, смущающей всех правоверных во вселенной, присоединилось гонение от идолопоклонников. Сам царь явно отрекся Христа и стал открыто приносить жертвы идолам. На Церковь Христову и на христиан было воздвигнуто гонение, которое было направлено главным образом против духовенства. Эти гонения привели к тому, что многие православные церкви (в это время) остались без своих служителей, святительские престолы — без архиереев, из которых одни были умерщвлены, а другие разогнаны или арианами — в царствование Констанция, или идолослужителями — в царствование Юлиана. Было до того тяжело, [491]что если бы Господь не прекратил жизнь и царствование Юлиана, то едва ли осталась бы в целости какая-либо церковь со своими служителями.

В такое лютое время святый Евсевий, утаив свой сан святительский, оделся в воинские одежды и в таком виде стал обходить Сирию, Финикию и Палестину, утверждая христиан в православной вере. Где он находил церковь без служителей, там он поставлял иереев и диаконов и прочих клириков и везде поставлял епископами только тех, которые отвергали ересь Ария и мудрствовали православно. Вот какую ревность о Христе, каков труд, какое старание и попечение имел великий архиерей Божий Евсевий о Христовой Церкви в это время!

После позорной смерти Юлиана стал царствовать благочестивый и христолюбивый царь Иовиан[9], при котором святый Мелетий был снова возвращен на свой престол. В это время святый Евсевий и прочие православные архиереи стали с дерзновением, не боясь язычников, управлять своею паствою. По совету святаго Евсевия, Мелетий собрал Поместный Собор в Антиохии, на котором было 27 епископов; между ними первым после Мелетия был Евсевий. На этом Соборе был Пелагий, епископ Лаодикийский, о непорочной и святой жизни которого рассказывают следующее.

В юности своей Пелагий был убежден своими родителями вступить в брак, но когда был введен в чертог, то убедил свою невесту сохранить девство в чистоте. Так, под видом супружества он пребывал с женой в нетленном девстве, как брат с сестрой. Кроме сего, он отличался и многими другими добродетелями, ради которых был почтен от Бога и от людей святительским саном. Пелагий обнаруживал большую любовь к святому Мелетию и святому Евсевию и был их единомышленным другом и вместе с ними поборником по благочестию. На упомянутом выше Поместном Антиохийском Соборе святые отцы повелели всем исповедовать и православно содержать единосущие Сына со Отцем, а также и то вероучение, которое было утверждено на Первом Вселенском Соборе. К этому определению присоединились ариане и приложили свои подписи, хотя сделали это лицемерно, лишь [492]на время, из угождения царю православному, а главным образом, — боясь православных архиереев, святых Мелетия, Евсевия и Пелагия, пользовавшихся от царя большим уважением. Благочестивый царь сильно любил сих столпов церковных за их правоверие и святую жизнь и слушал их во всем, почему они и были страшны еретикам, которые из боязни к ним присоединялись к Церкви.

По смерти недолго царствовавшего благочестивого царя Иовиана вступил на престол Валент[10] и еретики снова возвратились к своему зловерию, как псы на свои блевотины[11], прежде всего совратив царя в арианство чрез жену его арианку Домнику. Православная Церковь снова стала терпеть притеснения, и епископы ее подверглись изгнанию. Святый Мелетий был изгнан в Армению, святый Пелагий — в Аравию, святый Евсевий был осужден в заточение во Фракию.

Неправедный приказ неправедного царя относительно изгнания Евсевия был доставлен в Самосаты к вечеру. Святый Евсевий, узнав о сем, призвал к себе царского посланного и сказал ему:

— Сегодня молчи и никому не говори о причине твоего прихода, а то узнает народ и, возревновав, может возмутиться и убить тебя; тогда я буду виновником твоей смерти.

Сказав это, святый Евсевий совершил вечернюю молитву и ночью объявил тайну одному из своих верных слуг. Как только все заснули, святитель вместе с своим слугой вышли из архиерейского дома; слуга нес за епископом возглавие и книгу. Когда путники пришли к реке Евфрату, текущей около городских стен, они сели в лодку, чтобы плыть на ней в город Зевгму. Святитель тотчас же приказал гребцам грести, которые, потрудившись всю ночь, на другой день доставили путников в город Зевгму.

Самосатяне, узнав, что святый архиерей оставил их, предались великому плачу и рыданиям, а вместе с тем стали расспрашивать, не знает ли кто, куда ушел святитель. Один из жителей видел, как святитель сел в лодку, и слышал, что святый повелел везти себя в город Зевгму, о чем он и рассказал народу. Тотчас же многие из жителей сели в [493]лодки, спешно поплыли за святителем и догнали его в Зевгме. Став пред лицом святителя, они восплакали великим рыданием, стараясь уговорить его, чтобы он возвратился в их город. Святитель отказался. После сего каких только они не творили пред ним молений, каких не говорили слов, припадали к ногам, орошали их слезами, чтобы он только возвратился на свой престол. Святый Евсевий напомнил им следующее апостольское слово:

Всѧ́ка дꙋша̀ власте́мъ предержа́щымъ да повинꙋ́етсѧ: нѣ́сть бо вла́сть а҆́ще не ѿ бг҃а: сꙋ́щыѧ же вла́сти ѿ бг҃а ᲂу҆чинены̀ сꙋ́ть. тѣ́мже противлѧ́ѧйсѧ вла́сти, бж҃їю повелѣ́нїю противлѧ́етсѧ: противлѧ́ющїисѧ же себѣ̀ грѣ́хъ прїе́млютъ[12].

Приводя сие апостольское слово, святый говорил:

— Мне невозможно быть противником царского повеления, да и для вас не безопасно противиться царской воле.

После сего поняли пришедшие, что они не в состоянии убедить святаго возвратиться обратно, и тогда стали давать ему в дорогу один — золото, другой — серебро, одежды, а иные — рабов — как отходящему в дальнюю сторону. Из предлагаемого святый Евсевий взял очень немногое. При прощании святый поучал их держаться православной веры и апостольских догматов, о всех помолился Богу и, благословив всех, отправился в предлежащий путь, во Фракию, куда был осужден на изгнание.

Когда святый Евсевий находился в Истре, дошел слух, что во Фракию вторглись Готы и сильно ее опустошают. Поэтому святый не пошел далее, но остался в Истре, где и пробыл до смерти злочестивого царя Валента. На место Евсевия в Самосаты был назначен арианами епископ арианин Евномий.

Когда Евномий вступал в город Самосаты для управления паствою, никто из жителей города — ни богатый, ни нищий, ни художник, ни земледелец, ни муж, ни жена, ни старый, ни молодой — не вышел к нему навстречу: весь город, будучи правоверным, не желал почтить еретического епископа, ни принять от него благословения, ни даже — видеть его. Евномий царскою властию принял в управление епископию и стал совершать службу в соборной церкви. Народ не стал ходить в ту церковь, а также и в дом архиерейский, не любя архи[494]ерея-еретика. В виду этого Евномий постоянно находился один, исключая тех, которые с ним пришли. О нем рассказывают, что хотя он был и еретик верою, однако нравом своим был добр, кроток, тих, смирен и ко всем любезен. О добронравии его рассказывают следующее.

Однажды он вошел мыться в общую баню, и слуги, по обычаю той страны, затворили за ним двери, чтобы не вошли другие туда, где моется епископ. Евномий, узнав, что многие стоят у дверей, желая мыться, приказал слугам отворить двери и впустить всех желающих мыться с ним вместе. Вошедшие в баню, видя епископа, сидящего в теплой купели, не пожелали сесть и стояли пред ним, оказывая ему этим почесть. Епископ предлагал войти им в ту же купель, где он находился, но пришедшие отказались. Понял тогда епископ, что пришедшие из-за него стоят и не желают мыться. Этим он сильно опечалился, вышел из купели и удалился из бани, не желая, чтобы его почитали. Оставшиеся в бане тотчас вылили воду из купели, как оскверненную омовением еретика, и самую купель хорошо омыли, гнушаясь присутствия в ней еретика, и уже затем, согрев новую воду, устроили себе купель. Узнав о сем, Евномий окончательно убедился, что не может привлечь к себе народ самосатский, оставил епископию и удалился из города.

По удалении Евномия ариане поставили в Самосаты от своего зловерия епископа Лукия, явного волка и врага Христовых овец. Граждане города и сему епископу, как и первому (Евномию) не оказывали почести, и он жил в общении только с пришедшими с ним, ибо никто из православных не ходил к епископу. Овцы же Христовы, хотя и были без своего пастыря (Евсевия), однако хорошо помнили его учение и непорочно соблюдали святую веру. Насколько православные гнушались еретического епископа можно видеть из следующего случая:

Однажды много мальчиков на улице (по детскому обычаю) играли в мяч, перекидывая его от одного к другому. В это время пришлось проезжать здесь епископу. Случайно мяч упал под коней и колесницу епископа. Дети, видя это, громко стали кричать: «мяч осквернился еретичеством, мяч осквернился еретичеством…» Услыхав крики, епископ оставил одного из своих слуг узнать, что делают дети и ради чего [495]они так громко кричали. Дети развели огонь и чрез пламень стали перекидывать мяч, думая этим огнем очистить мяч от еретичества. Так не только взрослые люди, но и малые дети гнушались еретичества епископа, который был как ме́рзость запꙋстѣ́нїѧ на святом месте[13]. Узнав об этом, Лукий не последовал кротости Евномия, но разгневался и многих священных лиц сослал в отдаленные места. Племянника Евсевия — блаженного Антиоха, достойнейшего священника, богоугодного и богодухновенного, искусного в книжной премудрости, сослал в Армению; известнейшего среди служителей Господних диакона Еволкия прогнал в Оасимскую пустыню. Ввиду сего немалая печаль и скорбь постигли самосатский город.

После страшной кончины злого царя Валента стал царствовать благоверный царь Грациан[14]. Он тотчас же освободил всех архиереев и других священных лиц, изгнанных за православную веру, и повелел возвратить им прежние престолы. Тогда возвратились: святый Мелетий — в Антиохию, святый Пелагий — в Лаодикию, святый Евсевий — в Самосаты. Вместе с Евсевием в Самосаты возвратились и все изгнанные арианином Лукием, а в числе их священник Антиох из Армении и диакон Еволкий из Оасима. Для православных это было великою радостию, для нечестивых — великим стыдом. По возвращении на прежнее место Евсевий вместе с прочими епископами и в особенности заодно со святым Мелетием стал заботиться о церковном благоустроении. Прежде всего он постарался избрать на архиерейские престолы, бывшие праздными по извержении епископов-ариан, мужей достойных и твердых в Православии. Посвящая в архиерейский сан, святый поставил следующих епископов: честна́го Акакия — в Вирею, добродетельного Феодота — во Иераполь, одноименного себе Евсевия — в Халкиду, Исидора — в Кир, в Едессу же, по преставлении святаго архиерея Варсы, возвел на престол исповедника Евлогия. С богоугодным епископом Марином, избранным в арианский город Долихины, святый Евсевий пошел сам (в указанный город), где он хотел очистить церковь от ереси и посадить на престол вновь избранного православного архиерея. Когда Евсевий вошел в этот город, одна женщина — арианка бросила на него [496]с крыши горшок и рассекла святому голову. От этой язвы святый Евсевий разболелся и преставился ко Господу. Умирая, он заклинал всех, с ним бывших, чтобы они из мести не сделали какого-либо зла той женщине, которая причинила ему болезнь. В этом случае святый подражал своему Владыке, Который молился за распинающих Его, говоря: «Ѻ҆́ч҃е, ѿпꙋстѝ и҆̀мъ: не вѣ́дѧтъ бо что̀ творѧ́тъ»[15]; а также и святому Стефану, молившемуся о побивающих его каменьями[16].

Так мученически скончался[17] великий угодник Божий Евсевий от арианской руки, пострадав за Сына Божия, Отцу соприсносущного и соестественного. Святое тело его было возвращено в город Самосаты, где и было честно погребено, со слезами и рыданием всего христианского народа. На место Евсевия был возведен вышеупомянутый блаженный Антиох, сын сестры святаго Евсевия. Церковь Самосатская процветала в Православии, благочестно славя Отца, и Сына, и Святаго Духа — Единого в Троице Бога, Ему же и от нас да будет честь, слава, благодарение и поклонение, ныне и в бесконечные веки. Аминь.


Конда́къ, гла́съ д҃:

Бл҃гоче́стнѡ во ст҃и́тельствѣ пожи́въ, и҆ мꙋче́нїѧ пꙋ́ть проше́дъ, і҆́дѡльскїѧ ᲂу҆гаси́лъ є҆сѝ жє́ртвы, ст҃и́телю є҆ѵсе́вїе; но ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ѧй дерзнове́нїе ко хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 31.png

[497]
Память святых мучеников
Зинона и Зины

Святый мученик Зинон происходил из Филадельфии аравийской[18], носившей в древности название Емана. Зина был слугою его и горел желанием принять страдания за веру во Христа. При игемоне Максимиане, управлявшем областию в царствование императора Максимиана, святый Зинон[19] раздал всё свое имущество бедным, а рабов отпустил на свободу. Услышав о том, какую великую честь игемон оказывает идолам, он пришел к нему вместе с своим слугою, так как этого пожелал сам Зина, который не хотел оставить своего господина и добровольно пошел с ним. Святый Зинон явился к игемону и когда увидел, что тот действительно очень заботится о почитании ложных богов и сам усердно предается служению идолам, то обличил его. Тогда игемон немедленно же повелел бить святаго ремнями из воловьей кожи. Во время этого истязания Зинон, протянув руку, ударил локтем в стену идольского храма и этим разрушил и уничтожил его. За это его сперва повесили и без милосердия стали строгать тело его, причем раны натирали уксусом и солью, а потом четырьмя клиньями забили в колодку ноги его. На место мучения святаго Зинона пришел слуга его Зина и стал умолять своего господина не отталкивать и не покидать его. Узнав об этом, игемон велел и Зине забить в колодку ноги. Когда же оба святые мученика были приведены к игемону на допрос и отказались отречься от Христа, то их предали жестокому избиению, причем святому Зинону обожгли, кроме того, раскаленными железными прутьями грудь и ту часть ее, где находится сердце. [498]После этого святых повесили на дерево, к ногам их привязали тяжелые камни и огнем сожгли им мышцы, а затем бросили в яму с огнем и стали лить на огонь масло, но так как святые мученики чудесным образом остались невредимыми и даже не опаленными огнем, то им, наконец, отсекли мечом головы[20]. Память их совершается в церкви святаго Георгия в Кипариссии[21].


В тот же день совершается память святаго мученика Галактиона, потопленного в море, и Иулиании, вместе со своим сыном Сатурнином сожженной.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 36.png


  1. Самосаты — главный город сирийской провинции Коммагены; был расположен на западном берегу реки Евфрата, ныне — Самсат.
  2. Арий отрицал единосущие Сына Божия с Богом Отцом, почитал Иисуса Христа творением и не признавал за Ним божественного совершенства. Ересь Ария подверглась решительному осуждению на Первом (325 г.) и Втором (381 г.) Вселенских Соборах.
  3. Император Константин царствовал с 306 г. по 337 г.
  4. Констанций II-й правил с 337 г. по 361 г.
  5. Евдоксий патриаршествовал в Антиохии с 357 г. по 358 г.; в Константинополе — с 360 г. по 370 г.
  6. Память святаго Мелетия совершается 12-го февраля.
  7. Савеллий, еретик III-го века, утверждал, искажая православное учение о Святой Троице, что Бог имеет Одно Лицо: как Отец, Он соприсутствует на небе, как Сын — на земле и как Дух Святый — в творениях.
  8. Юлиан Отступник царствовал с 361 г. по 363 г.
  9. Иовиан управлял римскою империею с 363 г. по 364 г.
  10. Император Валент правил с 364 г. по 378 г.
  11. Сравнение взято из 2-го Послания Апостола Петра (гл. 2, ст. 22).
  12. Посл. к Римл., гл. 13, ст. 1—2.
  13. Срав.: Кн. Прор. Дан., гл. 9, ст. 27.
  14. Грациан управлял Западною половиною Римской империи с 375 г. по 383 г.
  15. Еванг. от Луки, гл. 23, ст. 34.
  16. Память святаго архидиакона Стефана совершается 27-го декабря.
  17. Кончина святаго священномученика Евсевия последовала ок. 380 г.
  18. По объяснению преосвященного Филарета («Жития святых», Июнь, стр. 165) Филадельфиею аравийскою называлась северная часть Переи, или Заиорданской страны в Палестине, и носившая название Декаполя.
  19. По Месяцеслову императора Василия и греческому синаксарю Зинон был воином.
  20. Святые мученики скончались в 304 году в царствование Максимиана Геркула, соправителя Диоклетиана с 286 г. до 305 г.
  21. Кипариссий, или Кипарисс, — местность в Константинополе.