Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Август/15

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 15 августа
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XII. Месяц август. — С. 236—270.


День пятнадцатый
[править]

Успение
Пресвятыя Владычицы нашея
Богородицы и Приснодевы Марии
[править]

По совершении Господом спасения рода человеческого и вознесении Его на Небо, Пречистая и Преблагословенная Дева Мария, Матерь Божия и Ходатаица нашего спасения, среди первых христиан жила довольно продолжительное время; Она исполнялась великой духовной радости, взирая на расширение по всей вселенной церкви Христовой и на распространение до пределов земли славы Сына и Бога Своего; в эти начальные дни жизни Церкви Христианской Пресвятая Богородица воочию увидела исполнение Своих слов, что Ее будут ублажать все роды[1], — христиане, повсюду славившие Христа Бога, ублажали и Его Пречистую Матерь, тогда еще обитавшую на земле.

Пресвятая Богородица приблизилась к пречестному и славному успению Своему уже исполненная дней[2]; Она Сама желала скорее отойти от тела и войти к Богу. Душа Ея всегда была объята одним непрестанным желанием: увидеть сладостное лицо Сына Своего, Сидящего одесную Отца на Небесах[3]; горя к Нему несравненно большею любовию, нежели Серафимы[4]. Матерь Божия, изливая из святых своих очей потоки слез, тепло молилась Господу, чтобы Он взял Ее из этой юдоли плача в горние[5] блаженные обители. Живя в доме святого Иоанна Богослова[6] на Сионе[7], Она часто удалялась отсюда на гору Елеонскую[8], — место вознесения на Небо Сына Своего и Господа; здесь в одиночестве Она возносила Ему Свои усердные молитвы. И вот, однажды во время такой уединенной молитвы Богоматери на горе Елеонской о том, чтобы Господь скорее послал Ей кончину и взял к Себе на Небо, пред Нею предстал Архангел Гавриил[9], служивший Пресвятой Богородице с первых дней Ея детства: он питал Ее во Святая Святых, принес Ей благую весть о рождении от Нея Сына Божия[10], неотступно охранял Ее во всё время жизни Ея на земле. Со светлым лицом передал небесный посланник Пресвятой Богородице радостные для Нея слова Господа, что вскоре, — по прошествии трех дней, — Она отойдет ко Христу Богу. Возвещая Пречистой Деве час смертный, Архангел говорил Ей, чтобы Она не смущалась, а с радостию приняла его слова, ибо они призывают Ее в бессмертную жизнь к вечному Царю Славы:

— Сын Твой и Бог наш, — говорил Архангел, — с Архангелами и Ангелами, Херувимами и Серафимами, со всеми Небесными духами и душами праведных приимет Тебя, Матерь Свою, в Небесное Царство, чтобы Ты жила и царствовала с Ним бесконечное время.

В знамение торжества Богородицы над смертию, то есть что над Нею не будет иметь власти смерть телесная, как не обладала Ею смерть душевная, и что Она, точно сном уснувши смертью на малое время, скоро, как пробудившись, восстанет и, отгнав от Себя смерть, как от глаз дремоту, узрит при свете Лица Господня бессмертную славу и жизнь, куда и отойдет при радостных кликах с веселием духовным, — в знамение всего этого Архангел вручил Пресвятой Деве райскую ветвь: это была сияющая светом небесной благодати ветвь от финиковой пальмы; ее должны были, как сказал Архангел, нести пред одром Богоматери, когда пречестное и пречистое тело Ея будет несено для погребения. Преблагословенная Матерь Божия исполнилась несказанной радости и духовного восторга, ибо что могло быть для Нея радостнее и приятнее жительства на Небе с Сыном Своим и Богом и — блаженства при созерцании Его сладостного лика? Пав на колена, Она начала усердно благодарить Творца Своего:

«Я не была достойна, — молилась Пресвятая Богородица, — приять Тебя, Владыко, в утробу Мою, если бы Ты Сам не помиловал Меня, рабу Твою; Я соблюла вверенное Мне сокровище и посему имею дерзновение просить Тебя, Царь славы, чтобы Ты охранил Меня от области геенской[11]: если Небо и Ангелы трепещут пред Тобою, то тем более созданный из персти человек, не имеющий за собою никаких заслуг кроме дарованных Твоею же благостию; Ты, Господь и Бог, благословенный во веки».

Пречистая Владычица при исходе Своем из этой жизни желала видеть святых Апостолов, уже разошедшихся с евангельскою проповедию по вселенной; Она молила Господа и о том, чтобы в час кончины Своей Ей не видеть князя тьмы и ужасных слуг его, но чтобы Сам Сын Ея и Бог, исполняя Свое обещание, пришел и принял Ея душу в свои святые руки. Когда Владычица наша, преклоняя колена, возносила на горе Елеонской Творцу Своему молитвенные просьбы и благодарения, то молитва Ея сопровождалась таким чудесным явлением: масличные деревья, стоявшие на горе Елеонской, точно одушевленные, кланялись вместе с Богородицей: когда Матерь Божия преклоняла колена, тогда и деревья пригибались книзу; когда Она восставала, тогда и они снова выпрямлялись; деревья, как рабы, служили Богородице, почитая Богоматерь.

По окончании молитвы Пресвятая Богородица возвратилась домой, и тотчас всё сотряслось от присутствия невидимой силы Божией, окружавшей Богоматерь, и — от славы Господней, которою Она была осияваема. Лицо Ея, и всегда сияющее благодатию Божиею более чем лицо Моисея, говорившего некогда с Богом на Синае[12], просветилось еще более несказанною славою. — Преблагословенная Владычица начала готовиться к Своей кончине. Прежде всего Она сообщила о ней усыновленному Ей возлюбленному ученику Христову Иоанну[13] и показала ему светящуюся райскую ветвь, завещая ему именно нести ее пред Своим одром; затем Пресвятая Дева сообщила о том же и прочим, служившим Ей домочадцам. Потом Она повелела наполнить Свою горницу благоуханием, приготовить и зажечь в ней возможно более светильников, украсить как самую горницу, так и стоящий в ней одр, — словом, устроить всё нужное для погребения. Святый Иоанн Богослов тотчас послал к святому Иакову, брату Господню и первому епископу Иерусалимскому[14], а также — ко всем родственникам и ближним, сообщая о скором, — с точным обозначением дня, — отшествии Матери Божией. Святый Иаков не замедлил известить всех христиан, живших не только в Иерусалиме, но и в окрестных городах и селениях, так что с епископом Иерусалимским собрались ко Пресвятой Богородице все родственники и великое множество верующих обоего пола. Пречистая Владычица во всеуслышание поведала собравшимся слова, сказанные Ей Архангелом о переселении Ея на Небо и в подтверждение показала полученную от Своего благовестника райскую ветвь, которая, как солнечный луч, сияла светом небесной славы. Слыша из уст Самой Богородицы весть о скорой Ея кончине, окружавшие Ее верующие не могли удержаться от слез: весь дом наполнился плачем и рыданиями; все умоляли милосердую Владычицу, как общую всех Матерь, не оставлять их сиротами. Но Матерь Божия просила не плакать, а радоваться Ея кончине, так как, ставши ближе к Божию Престолу, лицом к лицу взирая на Сына Своего и Бога и беседуя с Ним уста к устам, Она может по смерти с бо́льшим дерзновением умолять Его о милосердии и благости; при этом Преблагословенная Богородица обещала не оставлять сиротами по Своем отшествии и не только их, но и весь мир: Она весь мир будет посещать, внимая его нуждам и помогая бедствующим. Утешительные слова Богородицы отерли слезы плакавших и утишили их печаль. Пречистая Владычица сделала затем завещание относительно двух Своих одежд, чтобы они отданы были двум бедным вдовицам, которые с усердием, получая от Нея пропитание, служили Ей. О Своем пречистом теле Матерь Божия завещала, чтобы оно было погребено в лежащем при горе Елеонской, недалеко от Иерусалима, Гефсиманском саду[15], где находилась гробница праведных родителей Ея, Иоакима и Анны, и Обручника Ея святого Иосифа; эти гробницы примыкали к простиравшейся между Иерусалимом и горой Елеонской долине Иосафатовой, бывшей местом общего погребения для бедных жителей Иерусалима.

Во время этих предсмертных распоряжений Пресвятой Богородицы внезапно послышался шум, по силе напоминавший раскаты грома, и облака окружили дом святого Иоанна Богослова, — то, по повелению Божию, Ангелы восхитили разошедшихся с проповедию Евангелия по концам вселенной Апостолов и на облаках принесли их в Иерусалим, поставив на Сионе пред дверями дома, где обитала Матерь Божия. Святые Апостолы, видя друг друга, радовались и вместе с тем удивлялись, говоря:

— Что за причина, ради которой Господь собрал нас вместе?

К ним вышел святый Иоанн Богослов и с радостными слезами приветствовал их, сообщая при этом о скором преставлении Пресвятой Богородицы. Тогда святые Апостолы поняли, что Господь собрал их с различных концов вселенной для присутствия при блаженной кончине Пречистой Его Матери, чтобы они с честию предали погребению Ея пречистое тело. Весть о скорой кончине Матери Божией переполнила сердца святых Апостолов сильною скорбию. Войдя внутрь дома, они увидели Богородицу с радостным лицем сидящую на одре; святые Апостолы приветствовали Ее словами:

— Благословенна Ты от Господа, сотворившего небо и землю!

— Мир вам, братья, избранные Самим Господом! — отвечала Пречистая Владычица.

И потом спросила:

— Как вы прибыли сюда?

Святые Апостолы открыли Ей, что каждый из них был восхищен силою Духа Божия с места своей проповеди и принесен на Сион на облаке. Матерь Божия прославила Бога, услышавшего Ея молитву и исполнившего Ея сердечное желание, — видеть при Своей кончине святых Апостолов.

— Господь, — говорила Она, обращаясь к ним, — привел вас сюда для утешения Моей души, которой предстоит, как требует того смертная природа, скорое разлучение с телом: уже приблизилось предопределенное Мне Моим Создателем время.

Они же в ответ на это с печалию говорили Ей:

— Во время Твоего пребывания на земле мы, Владычица, утешались, взирая на Тебя, как на Самого Владыку и Учителя нашего, а теперь, лишаясь Твоего присутствия, как вынесем тяжелую скорбь, объявшую наши души? Но Ты отходишь в премирные обители по изволению рожденного Тобою Христа Бога, и мы не можем не радоваться решению Божию о Тебе, хотя вместе с тем не можем не оплакивать и своего сиротства, ибо более не увидим Тебя, Матерь и Утешительницу нашу.

При этих словах святые Апостолы обливались слезами.

— Не плачьте, — утешала их Пресвятая Богородица, — и Моей радости, друзья и ученики Христовы, не омрачайте своею скорбию, — лучше радуйтесь вместе со Мною, так как я отхожу к Сыну Моему и Богу. Тело Мое, которое Я Сама уготовала для погребения, предайте земле в Гефсимании, а затем опять возвращайтесь к возложенной на вас проповеди Евангелия; Меня же, если изволит Господь, и по Моем отшествии увидите.

Во время этой беседы Богоматери со святыми Апостолами прибыл и избранный Богом сосуд, — святый Апостол Павел[16]: припав к ногам Пресвятой Богородицы, он отверз свои уста, восхваляя и ублажая Ее:

— Радуйся, — говорил святый Апостол, — Матерь Жизни и мое проповедание; если я до вознесения Господа Иисуса Христа не мог насладиться лицезрением Его здесь, на земле, то, взирая теперь на Тебя, думаю, что вижу как бы Его.

С Апостолом Павлом были и близкие его ученики — Дионисий Ареопагит[17], Иерофей[18] и Тимофей[19]; присутствовали и остальные, из числа семидесяти, Апостолы, — все были собраны Святым Духом, чтобы сподобиться благословения Пречистой Девы Марии и своим присутствием содействовать большей торжественности Ея погребения. Пречистая Владычица каждого из святых Апостолов призывала к Себе по имени, восхваляя веру и подвиги при благовестии о Христе Иисусе; каждому Она желала вечного блаженства и молилась о мире всего мира.

Настал пятнадцатый день августа месяца, и приблизился ожидаемый всеми благословенный час, — это был третий час дня, — отшествия Пресвятой Богородицы. В горнице возжжено было множество светильников; святые Апостолы возносили славословие Богу; пренепорочная же Дева возлежала на украшенном одре, приготовляясь к блаженной кончине и ожидая пришествия к Себе возлюбленного Сына Своего и Господа. Внезапно в горнице заблистал несказанный свет Божественной Славы, помрачивший светильники. Те, которым открыто было это видение, пришли в ужас. Они видели, что кровля горницы открыта и слава Господня нисходит с Небес, — Сам Царь славы Христос со тьмами Ангелов и Архангелов, со всеми Небесными Силами, со святыми праотцами и Пророками, некогда предвозвещавшими о Пресвятой Деве, и со всеми праведными душами приближался к Пречистой Своей Матери. Увидев приближение Сына, Матерь Божия в великой радости воскликнула слова Своей песни:

Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем, яко призре на смирение Рабы Своея[20].

И, приподнявшись с одра, как бы пытаясь идти в сретение Сыну Своему, Она поклонилась Господу. Он же, приблизившись и с любовию взирая на Нее, говорил:

— Приди, Ближняя Моя, приди, Голубица Моя, приди, драгоценное Мое сокровище, и войди в обители вечной жизни.

Матерь Божия, поклонившись, отвечала:

— Благословенно Имя Твое, Господи Славы и Боже Мой, благоволивший избрать смиренную рабу Свою для служения таинству Твоему; помяни Меня, Царь Славы, в вечном Твоем Царствии; Тебе известно, что Я всем сердцем Моим возлюбила Тебя и соблюла вверенное Мне сокровище, и теперь приими в мире дух Мой и защити Меня от всяких козней темной, сатанинской силы.

Господь утешил Ее исполненными любви словами, убеждая не бояться сатанинской силы, которая уже побеждена Ею; Он с любовию призывал Ее безбоязненно прейти от земли к Небу.

Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое[21], — отвечала на это Пресвятая Дева.

И, затем, произнесши сказанные Ею некогда слова, — буди Мне ныне по глаголу твоему[22], снова возлегла но одре. Чувствуя неизреченную радость при виде пресветлого лица Сына Своего и Господа, Матерь Божия, от любви к Нему преисполненная духовного восторга, предала пречистую душу Свою в руки Господа; при этом Она не ощутила никакой боли, но как бы уснула сладким сном: Тот, Кого Она зачала без нарушения девства и родила без болезни, приял и душу Ея от пречистого тела. И тотчас началось исполненное радости дивное ангельское пение, в котором слышались, часто повторяемые Ангелами, слова приветствия Гавриилова Пресвятой Деве:

Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою, благословена Ты в женах[23].

С такими торжественными песнопениями провожали Небесные Чины пресвятую душу Богоматери, на руках Господа грядущую в Горние обители. Святые Апостолы, удостоившиеся видения, умиленными очами провожали Матерь Божию как некогда Господа, возносившегося с Елеонской горы[24]; они долго стояли, испытывая ужас и как бы находясь в забытьи. Придя в себя, ученики Христовы поклонились Господу, со славою вознесшему на Небо душу Своей Матери, и с плачем окружили одр Богородицы. Лице преблагословенной Девы Марии сияло как солнце, и от пречистого тела Ея исходило дивное благоухание, подобного которому здесь на земле невозможно и найти. Все верующие, благоговейно почитая пречистое тело, лобызали его со страхом; от честны́х мощей Богородицы исходила освящающая сила, наполнявшая радостью сердца всех прикасавшихся к нему. Болящие же получали исцеления: слепые прозревали, у глухих отверзался слух, хромые выпрямлялись, бесы изгонялись, — всякая болезнь совершенно исчезала от одного только прикосновения к одру Божией Матери.

Среди этих событий, сопровождавших смерть Божией Матери, началось торжественное шествие с Ея пречестны́м телом для его погребения: святый Апостол Петр[25] вместе со святыми Апостолами Павлом и Иаковом, братом Божиим, став во главе, подняли вместе с другими святыми Апостолами из числа двенадцати одр Пресвятой Богоматери; святый же Иоанн Богослов нес впереди райскую ветвь, испускавшую сияние. Остальные же верующие со свечами и кадилами шли вблизи, окружая одр. Все воспевали исходные молитвословия: святый Апостол Петр начинал, а прочие стройно пели за ним Псалом Давида: во исходе Израилеве от Египта[26], присоединяя к каждому стиху аллилуиа; по внушению Святаго Духа воспевали и другие торжественные и благодарственные молитвы и Псалмы. Торжественное шествие с пречистым телом Богоматери направлялось от Сиона чрез Иерусалим в Гефсиманию. Над одром и провождающими появился облачный круг, напоминавший венец и озаренный необыкновенно светлым сиянием. А в облаках, во всеуслышание, наполняя воздух, раздавалось дивное ангельское пение. Этот облачный венец плыл по воздуху над одром Божией Матери до самого места погребения; за всё это время не прекращалось и ангельское пение. Но радостное шествие, — вполне описать его не может слабый человеческий язык, — было неожиданно прервано. Многие из не веровавших во Христа иудеев, услышав необычное пение и увидев торжественное шествие, покинули свои жилища и присоединились к нему: они также пошли за город, удивляясь той славе и чести, какие воздавались пречестному телу Матери Иисуса Христа. Узнав об этом, архиереи и книжники пришли в сильную ярость и послали слуг и воинов, — подговорив также многих и из народа, — чтобы они догнали шествие и разогнали его участников; вместе с тем они приказывали учеников Христовых убить, а тело Богоматери сжечь. Но когда послушная подстрекателям толпа, вооружившись точно на сражение, в ярости побежала вслед за сопровождавшими тело Пресвятой Богородицы и уже стала настигать их, внезапно облачный круг, плывший по воздуху, спустился на землю и точно стеною окружил как святых Апостолов, так и остальных христиан; преследовавшие слышали лишь пение, никого не видя за облаком. Святые Ангелы, невидимо парившие над телом Богоматери и христианами, поразили злобных преследователей слепотою: одни из них разбили головы о городские стены; другие ощупывали их и, не зная, куда идти, искали проводников. В это время одному иудейскому священнику, по имени Афонию, случилось выйти в путь: видя святых Апостолов, — облако по Божию повелению для большей славы Богоматери снова поднялось, — и множество христиан со свечами и пением, окружавших тело Приснодевы Марии, Афоний переполнился завистью; в нем вспыхнула прежняя злоба к Господу нашему, и он сказал:

— Смотри, какой почет окружает тело Той, Которая родила Льстеца, разорившего Закон наших отцов!

Будучи очень силен, он с неистовою яростию подбежал чрез толпу христиан к одру, чтобы сбросить на землю тело Пречистой Владычицы нашей: когда дерзкие руки священника коснулись одра, тотчас невидимый Ангел рассек их посредине невещественным мечом Божия отмщения, и они повисли, не отрываясь от одра, сам же Афоний упал на землю, восклицая:

— Горе мне!

Уразумев свой грех, он стал каяться и говорить святым Апостолам:

— Помилуйте меня, рабы Христовы!

Святый Апостол Петр приказал остановиться несшим тело Богоматери и сказал Афонию:

— Вот, ты получил, чего желал; знай, что Бог отмщений — Господь явил Себя[27], и мы не можем исцелить тебя от твоих ран; это может сделать только Сам Господь наш, на Которого вы неправедно восстали и, схватив, убили; но и Он не захочет даровать тебе исцеления, пока ты не уверуешь в Него всем сердцем и не исповедаешь устами, что Иисус есть Истинный Мессия, Сын Божий.

Афоний воскликнул:

— Верую, что Он есть предвозвещенный Пророками Спаситель мира — Христос; мы с самого начала увидели, что он есть Сын Божий, но, омраченные злобною завистию, не хотели открыто признать величия Божия и предали Его безвинно смерти; но Он силою Своего Божества в третий день воскрес, посрамив всех нас, — его ненавистников: мы пытались путем подкупа стражи утаить Его воскресение, но ничего не могли сделать, так как слава об этом повсюду распространилась.

Когда Афоний говорил это, раскаиваясь в свое грехе, святые Апостолы и все верующие радовались радостию Ангелов о кающемся грешнике: святый Апостол Петр повелел Афонию с верою приложить раны усеченных рук к висящим на одре, призывая имя Пресвятой Богородицы. Афоний исполнил это, и тотчас отсеченные руки присоединились к своему месту; они сделались совершенно здоровы; остался только знак отсечения, — точно красная ниточка, окружавший локоть. Афоний пал пред одром ниц, кланяясь рожденному от Пресвятой Богородицы Христу — Богу и ублажая многими похвалами Пречистую Матерь Его: он приводил из святого Писания пророчества, свидетельствующие как о Ней, так и о Христе, и все удивлялись вдвойне, видя чудесное исцеление усеченных рук Афония и слыша от него мудрые слова, которыми он прославлял Господа Иисуса и восхвалял Богородицу. Затем Афоний присоединился к святым Апостолам, следуя с прочими христианами в Гефсиманию за одром. Точно так же получили исцеление и те из пораженных слепотою, которые, сознавая свой грех, с раскаянием подходили с проводниками к честно́му одру и касались его с верою, — они получали прозрение не только телесных, но и душевных очей. Милосердая Матерь всех, Пресвятая Владычица наша, как рождением Своим доставила радость всей вселенной, так и в успении Своем не восхотела никого опечалить: как благая Матерь благого Царя, Она и бывших врагов Своих милостиво утешила благодатными дарами Своими.

Но вот святые Апостолы со всем множеством христиан достигли Гефсиманского сада; когда поставили одр с пречестным телом, то снова поднялся плач среди христиан: все, лишаясь такого сокровища, рыдали о своем сиротстве; отдавая последнее целование, христиане припадали к телу Пресвятой Богородицы и целовали его, обливаясь слезами, так что только к вечеру могли положить пречестно́е тело во гроб; но даже и тогда, когда ко гробу был уже привален громадный камень, христиане не отходили от него, удерживаемые любовию к Богоматери. — Святые Апостолы пробыли при гробе Пресвятой Богородицы, не покидая Гефсиманского сада, трое суток, днем и ночью воспевая Псалмы. И во все это время в воздухе слышалось дивное пение Небесных Воинств, восхваляющих Бога и ублажающих Его Пречистую Матерь.

По особенному устроению Божию один из Апостолов, святый Фома[28], не присутствовал на преславном погребении тела Пречистой Богородицы; он только на третий день явился в Гефсиманию. Святый Апостол Фома сильно скорбел и сокрушался, что не удостоился, как прочие святые Апостолы, последнего приветствия и благословения Пречистой Богородицы; он сильно плакал также и о том, что один только не видел Божественной славы, дивных таин и дел Божиих, явленных во время успения и торжественного погребения Богоматери. Святые Апостолы, сжалившись над ним, решили открыть гроб, чтобы святый Фома мог увидеть хотя бы мертвое тело Преблагословенной Богородицы, поклониться ему и облобызать его и чрез это получить некоторую ослабу своей печали и утешение в огорчении. Но когда святые Апостолы, отвалив камень, открыли гроб, то пришли в ужас: во гробе тела Богоматери не было, — остались одни только погребальные пелены, распространявшие дивное благоухание; святые Апостолы стояли в изумлении, недоумевая, что это значит!? Лобызая со слезами и благоговением оставшуюся во гробе погребальную пелену, они молились Господу, чтобы Он открыл им, куда исчезло тело Пресвятой Богородицы? К вечеру они сели, чтобы немного подкрепиться пищею. У святых Апостолов во время трапезы был такой обычай: они оставляли среди себя незанятым одно место, полагая на нем в честь Христа — как Его часть — кусок хлеба. По окончании трапезы, вознося благодарение, они брали помянутую частицу хлеба, называемую частью Господа, и поднимали вверх, славя великое Имя Пресвятой Троицы, затем, после слов «Господи Иисусе Христе, помогай нам!» съедали это кусок — как Божие благословение. Так поступали святые Апостолы не только тогда, когда все были вместе, но и когда каждый находился вдали друг от друга. Теперь же в Гефсимании, во время трапезы, они ни о чем другом не думали и не говорили, как и том, почему не нашлось во гробе пречистого тела Богоматери. И вот, когда, окончив трапезу, святые Апостолы начали воздвизать отложенную в честь Господа частицу хлеба, славя Пресвятую Троицу, вдруг услышали ангельское пение: поднявши глаза, они увидели на воздухе стоящую Пречистую Матерь Божию, окруженную множеством Ангелов. Она была осияваема неизреченным светом и сказала им:

— Радуйтесь! — ибо Я с вами во все дни.

Святые Апостолы, исполнившись радости, вместо обычного «Господи Иисусе Христе, помогай нам», воскликнули:

— Пресвятая Богородица, помогай нам!

С этого времени они как сами уверовали, так и святую Церковь научили верить, что Пречистая Матерь Божия в третий день после погребения была воскрешена Своим Сыном и взята с телом на Небо. Снова войдя во гроб, святые Апостолы взяли оставленную плащаницу для утешения скорбящих и как неложное свидетельство восстания Богоматери из гроба.

Не подобало скинии жизни быть во власти смерти и Породившей Создателя твари разделить участь тления с земною тварию. Законодатель явился исполнителем данного от Него Закона, — сыновья да чтут родителей: Он почтил Пренепорочную Матерь Свою, как Себя, — как Сам Он со славою воскрес в третий день и потом вознесся с пречистою плотию на Небо, так и Матерь Свою воскресил со славою в третий день и взял к Себе в небесные селения. Об этом предсказывал и святый Давид, говоря: воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея[29]; Его пророческие слова сбылись при воскресении Господа и воскрешения Им Своей Матери. — Высеченный в камне пустой гроб Богоматери, как и Сына Ея, доселе сохранился и служит предметом благоговейного почитания верных.

Господь по особому смотрению Своему замедлил прибытие святого Фомы ко дню преставления Пречистой Богородицы, чтобы для него был открыт гроб, и церковь, таким образом, уверилась в воскрешении Богоматери, подобно тому как ранее, чрез неверие того же Апостола, уверилась в воскресении Христовом[30]. — Так совершилось успение Пречистой и Преблагословенной нашей Богородицы и — погребение Ея непорочного тела, Ея преславное воскрешение и торжественное уверение о взятии Ея на Небо с плотию.

По окончании всех этих дивных чудес и таин Божиих святые Апостолы, снова носимые облаком, возвратились каждый в ту страну, откуда взят был во время своей проповеди Евангелия.

Святый Амвросий, говоря о жизни Владычицы нашей на земле, так описывает дивные душевные качества Пресвятой Богородицы:

— Она — Дева не только по плоти, но и по духу: смиренна сердцем и нетороплива в речи; слова Ея полны Божественной мудрости; Она почти постоянно в чтении Святаго Писания и неутомима в трудах; целомудренна в беседах, говоря с людьми, как пред Богом; никого никогда Она не обидела, желая всем добра; никем, хотя бы и убогим, не гнушаясь, ни над кем не смеясь, но всё, что ни видела, покрывала Своею любовию; из уст Ея никогда не исходило слова, не приносившего благодати; во всех делах Своих Она являла образ высочайшего девства. Внешний вид Ея был отображением внутреннего совершенства, — благости и незлобия.

Так говорит святый Амвросий. Описание святости душевной и внешнего вида Богоматери встречаем также у Епифания и Никифора:

«Во всяком случае Она сохраняла досточтимую сановитость и постоянство; говорила очень мало, только о необходимом и добром, — слова Ея были сладостны для уха; к каждому Она относилась с должным уважением; с каждым человеком вела соответствующую беседу, не смеясь, не возмущаясь, тем более не гневаясь. Рост Ея был средний; цвет лица, как цвет зерна пшеничного; волосы светло-русые и несколько златовидные; взгляд быстрый, проницательный; глаза, цветом напоминавшие масличный плод; брови немного наклоненные, темные; нос средний; уста, подобные цвету розы и сладкословесные; лицо не совсем круглое; руки и пальцы продолговатые; в Ней не было никакой гордости, во всем простота, без малейшего притворства; Она была чужда всякого потворства, являя, в то же время, пример высочайшего смирения. Одежды Ея были просты, без всяких искусственных украшений, как о том говорит сохранившийся доселе покров Ея главы, — словом, во всем у Ней проявлялась проникавшая Ее Божественная благодать».

Так повествуют Никифор и Епифаний о душевном и телесном образе Пресвятой Богородицы во время жизни Ея на земле.

Теперь же о Матери Божией, водворившейся в Небесных обителях и стоящей одесную Престола Божия, могут поведать только небесные духи, да души праведных, предстоящие Богородице и наслаждающиеся лицезрением как Бога, так и Пречистой Девы; они лишь могут сказать нам о Ней, как того требует Ея святость. Мы же, славя Отца, Сына и Святаго Духа, Бога Единого в Троице, славим по Бозе и Его Пречистую Матерь, и Ей, от всех родов славимой и блажимой во веки, поклоняемся усердно.

Об отдельных событиях из жизни Пресвятой Богородицы со дня Ея рождения писано в нарочитые праздники Ея: на Зачатие, Рождение, Введение во храм, Благовещение, также и на Рождество Христово и Сретение. А здесь, после повествования о Ея бессмертном успении, в пополнение истории Ея жизни, расскажем, где и как жила Владычица наша по Вознесении Христовом.

Святый Евангелист Лука в Деяниях Апостольских пишет, что, по отшествии на Небо Господа, ученики Его возвратились с горы Елеонской в Иерусалим; войдя в горницу (где была тайная вечеря Христа), вси бяху терпяще единодушно в молитве и молении с женами и Мариею Материю Иисуса[31]. По вознесении Иисуса Христа Богородица была для учеников Его единственным утешением, радостью в печали и твердой учительницей веры. Ибо все слова и чудесные события, которые Матерь Божия слагала в Своем сердце[32], начиная от радостного благовещения Гавриила о бессеменном зачатии и нетленного рождения Христова из девической утробы, и кончая годами младенчества Господня и временем жизни до крещения от Иоанна, — всё это Она открыла ученикам Своего Сына; как имевшая обильные откровения от Святаго Духа и Сама бывшая свидетельницею всех чудесных действий, совершившихся в жизни Христовой до дня явления Господа миру, Матерь Божия укрепляла веру святых Апостолов подробным повествованием о жизни Спасителя до Его Крещения. Все верующие, пребывая в помянутой горнице, неустанно молились, приготовляясь к принятию даров обещанного Господом от Отца Святаго Духа. И во время сошествия, — в 11-ый день по вознесении Господнем, — Святаго Духа на Апостолов в виде огненных языков[33], ниспосланный от Отца Утешитель[34] прежде почил на Пречистой Деве, и до сего бывшей достойным Его храмом, в котором Он пребывал неотступно. Дары Святаго Духа излились на преблагословенную Деву в бо́льшем изобилии, нежели на святых Апостолов, подобно тому как бо́льший сосуд может больше вместить в себе воды, и Пречистая Дева, сосуд самый богатый дарами Святаго Духа, потому что Она выше Апостолов, Пророков и всех святых, как и взывает к Ней Церковь: «воистину Ты, Дева чистая, выше всех»; поэтому Она и даров Святаго Духа вместила в себе более всех.

Матерь Божия жила в доме святого Иоанна Богослова, находившемся на самом высоком месте Иерусалима, — на горе Сион: с того самого времени, когда Господь сказал со креста Своей Матери, указывая на возлюбленного ученика: Жено, се сын твой, и ученику: се матерь твоя[35], Иоанн взял Пресвятую Деву к себе и действительно служил Ей как своей матери. — По сошествии Святаго Духа святые Апостолы не тотчас разошлись по вселенной с проповедию Евангелия, но еще долгое время пробыли в Иерусалиме, как это видно из Деяний Апостольских. Здесь повествуется, что, по убиении святого первомученика Стефана[36], настало гонение велие на церковь иерусалимскую: вси же рассеяшася по странам иудейским и самарийским, кроме Апостол[37]; ученики Христовы, защищаемые силою Божиею, пробыли в Иерусалиме около десяти лет, считая со времени вознесения Господня до дня, когда возложи Ирод царь руце озлобити некия, иже от церкве[38]. Правда, за описываемый промежуток времени святые Апостолы уходили на время в другие страны, как Петр и Иоанн вместе в Самарию[39], или один Петр — в Лидду, где исцелил страдавшего восемь лет расслабленного Энея[40], и — Иоппию, где воскресил умершую Тавифу[41], Кесарию, где крестил Корнилия сотника[42], и Антиохию, где основал первый престол своего епископства; или, как Иаков, брат Иоанна, ходил в Испанию, но затем они опять возвращались в Иерусалим. В начале своей проповеди святые Апостолы желали служить, главным образом, спасению израильского народа, утверждая в то же время первую церковь в Иерусалиме, которая всех церквей мать, как воспевает святый Иоанн Дамаскин: «Радуйся, Сионе святый, мати церквей, Божие жилище: ты бо приял еси первый оставление грехов»; вместе с тем они желали как можно чаще видеть Матерь Божию и поучаться у Нея. Почитая Ее, как бы наместницу Христову, святые Апостолы взирали на пречестно́е и славное Лице Богоматери, как Лице Самого Христа, и, слушая исполненные благости слова Приснодевы, они проникались несказанной духовной радостью, за сладостью Ея слов забывая горечь бед и несчастий. Поэтому многие из уверовавших во Христа из далеких стран приходили в Иерусалим, чтобы видеть Матерь Божию и слышать Ея, исполненную святой мудрости, беседу; что слава о Христе и Его Пречистой Матери, распространившись по всем концам вселенной, многих привлекала в Иерусалим к Пресвятой Деве, это ясно видно из Послания святого Игнатия Богоносца[43] святому Иоанну Богослову из Антиохии:

«У нас, — пишет он, — находятся многие жены, желающие видеть Матерь Иисуса; они постоянно стремятся найти возможность придти к вам и посетить Ее, припасть к груди, питавшей Господа Иисуса, и узнать от Нея некоторые тайны. У нас Она прославляется как Матерь Божия и Дева, исполненная благодати и добродетели; о Ней сообщают, что Она радостна в бедах и гонениях, не скорбит в нищете и недостатках, не только не гневается на причиняющих Ей обиды, но еще благодетельствует им; при радостных событиях Она кротка, милосерда к бедным, оказывая им помощь, насколько может; враждующим же на нашу веру Она противостоит с твердостию: Она — Учительница нашего нового благочестия и всем верным Наставница на всякое доброе дело; особенно любит смиренных, и Сама ко всем смиренна; все видевшие Ее превозносят. И сколь Она смиренна, когда законники иудейские и фарисеи смеются над Ней! Нам говорили люди, достойные полного доверия, что в Марии, Матери Иисусовой, естество человеческое кажется, по причине Ея святости, соединенным с естеством ангельским. Всё это возбуждает в нас, слышащих, безмерное желание видеть небесное, — скажу так, — дивное и пресвятое чудо».

В другом Послании тот же святый Игнатий Богоносец пишет снова святому Иоанну Богослову:

«Если откроется возможность, я думаю придти к тебе, чтобы видеть собранных в Иерусалиме верных, и особенно Матерь Иисуса: о Ней говорят, что Она честна, приветлива и во всех возбуждает удивление, и все желают Ее видеть; да и кто не желает видеть Деву и беседовать с Родившею Истинного Бога?»

Из этих посланий святого Игнатия к Иоанну Богослову можно легко понять, с каким сильным желанием стремились святые увидеть одушевленную святыню Божию, Марию Пречистую Деву, и сподобившиеся видеть почитали себя счастливейшими. Воистину блаженны очи видевших Ее по Христе Спасителе, и блаженны уши сподобившихся услышать из пречестных уст Ея слова, возрождающие к жизни духовной! Какую радость и благодать они получили!

Для того Господь и оставил на земле Свою Пречистую Матерь, чтобы Ея присутствием, руководством, поучениями и теплыми молитвами к Сыну и Богу Воюющая Церковь умножалась и утверждалась, и возрастала до дерзновения полагать жизнь свою за Господа. Матерь Божия всех укрепляла, всех утешала радостью о Святом Духе и за всех молилась. Когда святые Апостолы заключены были в темницу, Матерь Божия с умиленным сердцем молилась за них, — и к ним был послан Господом Ангел, который ночью отворил двери темницы и вывел их вон[44]. Когда святый первомученик Стефан был веден на смерть, Матерь Божия издали шла за ним, и когда святого Стефана стали побивать камнями[45] в долине Иосафатовой, при потоке Кедрон, Она вместе с Иоанном Богословом стояла вдали на одном холме, оттуда смотрела на его кончину и усердно молилась Богу, чтобы Господь укрепил страдальца и принял душу в Свои руки. Когда Савл озлобляше церковь[46], гоня верующих, Матерь Божия молилась о нем Господу с такими теплыми слезами, что превратила его из хищного волка в кроткого агнца, из врага в Апостола, из гонителя в ученика и учителя вселенной. И каких благодеяний не получила первенствующая Церковь от Пречистой Богородицы, как грудное дитя от своей матери? Какой благодати не почерпали из этого неоскудеваемого источника? Не без Ея забот и благодатного воздействия церковь была воспитана и доведена до мужественного возраста, — окрепла настолько, что и врата адовы ее не могут одолеть[47]; чему и Сама Богоматерь радовалась, по слову Давида, как матерь, веселящаяся о детях[48]. Она видела, что церковные чада постоянно умножаются: так, уже в начале чрез проповедь святого Апостола Петра обратилось 3000[49], потом 5000[50], а потом всё более и более. Святые Апостолы, возвращаясь с проповеди Евангелия в Иерусалим, также рассказывали Пресвятой Богородице о распространении Церкви Христовой по всей вселенной. Успех проповеди христианской исполнял Ее духовной радости и побуждал воссылать хвалу Сыну Своему и Богу.

Но вот Церковь постигло гонение Ирода: он убил мечом возвратившегося из Испании Иакова, брата Иоаннова, а затем задержал Петра и посадил его в темницу с намерением предать подобной же смерти[51]. Тогда, по чудесном освобождении святого Петра из уз темницы чрез Ангела, настала нужда и самим Апостолам покинуть Иерусалим, чтобы избежать лютого гонения иудеев; они разошлись по вселенной, бросив жребий, кому и какая из них выпадает для проповеди страна. Но прежде чем разойтись, святые Апостолы составили Символ веры, чтобы повсюду согласно проповедовать и насаждать святую веру во Христа. Каждый удалился в свой жребий; в Иерусалиме остался один только брат Божий, святый Иаков, самим Господом поставленный епископам Иерусалимским. Избегая гонения, удалился и святый Иоанн Богослов вместе с Материю Божиею, Которой он был усыновлен: они покинули Иерусалим, уступая лютому гонению и мучительству, пока не ослабеет гнев иудеев: но, чтобы не терять времени напрасно, Матерь Божия и святый Евангелист Иоанн пошли во Ефес, куда Богослову выпал жребий. Это пребывание Пречистой Богоматери со святым Иоанном в Ефесе ясно подтверждается следующим: существует послание к константинопольскому клиру от Отцев Третьего Вселенского Собора, заседавшего в Ефесе против Нестория; в этом послании находится такое место: «Родоначальник злочестивой ереси Несторий, званный (на суд) святыми Отцами и епископами Собора в Ефесе, где некогда пребывали святый Иоанн Богослов и святая Дева, Богородица Мария, не дерзнул придти к ним, будучи обличаем своею злою совестию и сам себя отлучая; поэтому, после трикратного призыва, он осужден праведным судом святого Собора и низложен от священного сана».[52] Из этих слов о пребывании Богоматери с Евангелистом Иоанном в Ефесе видно, что Пресвятая Дева вместе с возлюбленным учеником Христовым действительно, покинув Иерусалим, некоторое время провела в Ефесе. И не только Ефес, но и другие города и страны, просвещенные светом Христова учения, посещала Матерь Божия: предание говорит, что Она была в Антиохии у святого Игнатия Богоносца, которому послала пред Своим посещением извещение о Своем путешествии: «Приду с Иоанном, чтобы видеть тебя и твою паству». Говорят также, что Пресвятая Богородица была на острове Кипре[53] у четверодневного Лазаря, проходившего там епископское служение, и — на горе Афонской. Об этом пишет Стефан, инок святогорский:

«По вознесении на Небо Господа нашего Иисуса Христа, святые Апостолы вместе с Материю Божиею неразлучно пребывали на Сионе; здесь они ожидали Утешителя, как повелел им Господь, заповедавший не отлучаться от Иерусалима до получения обетованного Святаго Духа[54]. Ученики Христовы бросили жребий, кому именно из них и какая именно страна дана будет для проповеди Евангелия Божия; Пресвятая Богородица сказала:

— И я хочу принять участие в проповеди Евангельской и желаю вместе с вами бросить свой жребий, чтобы получить страну, какую укажет Бог.

По слову Божией Матери святые Апостолы с благоговением и страхом метнули жребий, и Ей выпала жребием Иверская земля[55]. Пречистая Богородица с радостию приняла Свой жребий и тотчас, — по сошествии Святаго Духа в виде огненных языков, — хотела идти в Иверскую страну, но Ангел Божий сказал Ей:

— Теперь не отлучайся от Иерусалима, но до времени пребывай здесь, — страна, выпавшая Тебе, просветится в последние дни и Твое владычество утвердится там; по прошествии некоторого времени Тебе предстоит труд благовестия в земле, в какую направит Тебя Бог.

И пребывала Пречистая Богородица в Иерусалиме довольно продолжительное время.

Четверодневный Лазарь жил на острове Кипре; здесь он был рукоположен во епископа святым Апостолом Варнавою. Он сильно желал видеть Пречистую Матерь Господа нашего, Которую давно уже не видел, но не смел придти в Иерусалим из боязни иудеев. Узнав это, Матерь Божия написала Лазарю послание: здесь Она утешала его и приказывала прислать за Нею корабль, чтобы Ей посетить его в Кипре; самому же Пресвятая Дева не велела ради Нея приходить в Иерусалим. Прочтя послание, Лазарь чрезвычайно обрадовался, удивляясь в то же время смирению Божией Матери; нимало не медля, он отправил за Нею корабль вместе с ответным посланием. Преблагословенная Богородица вошла в корабль вместе с возлюбленным учеником Христовым Иоанном и с прочими, с благоговением сопровождавшими их, и все поплыли к Кипру. Но внезапно поднявшийся противный ветер загнал корабль в гавань, находившуюся близ Афонской горы; это и был тот кратковременный труд благовестия, о котором говорил Матери Божией Ангел. Вся Афонская гора[56] была переполнена идолами: здесь было большое капище и святилище Аполлона, причем на этом месте совершались гадания, волхвования и другие бесовские действа. Все язычники очень почитали это место, как избранное богами; сюда стекались на поклонение со всей вселенной, и здесь получали ответ от гадалок на свои вопросы. И вот, когда в пристань вошел корабль, на котором находилась Пресвятая Богородица, все идолы тотчас возопили:

— Все, прельщенные Аполлоном, сойдите с горы в Климентовой пристани для встречи Марии, Матери Великого Бога Иисуса (так бесы, находившиеся в идолах, против своей воли, понуждаемые силою Божиею, возвестили истину, подобно возопившим некогда ко Господу в стране Гергесинской: что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий; пришел еси семо прежде времене мучити нас[57]).

Слыша всё это, народ дивился, и поспешил на морской берег к помянутой пристани; увидев корабль и Матерь Божию, они с честью встретили Ее и спрашивали в своем собрании:

— Какого (Ты) родила Бога? И как Ему имя?

Пресвятая Богородица, открыв Свои божественные уста, возвестила народу всё подробно о Христе Иисусе. Все, павши на землю, поклонились родившемуся от Нея Богу и оказали великое почтение Родившей Его; уверовав, они крестились, ибо много чудес совершила здесь Матерь Божия. По Крещении Она поставила новопросвещенным начальником и учителем одного из сопровождавших Ее на корабле и, возрадовавшись духом, сказала:

— Это место да будет Моим уделом, данным Мне от Сына и Бога Моего.

После этих слов Пресвятая Богородица благословила людей, сказав опять:

— Благодать Божия да пребудет на этом месте и на живущих здесь, с верою и благоговением сохраняющих заповеди Сына и Бога Моего, — всё необходимое для жизни они будут иметь в изобилии без тяжелого труда; им будет дарована жизнь небесная, и до скончания века не отступит от места сего милость Сына Моего; Я буду Заступницей месту сему и теплой Ходатаицей за него пред Богом.

Сказав это, Матерь Божия опять благословила народ и, войдя вместе с Иоанном и сопровождавшими Ее в корабль, отплыла в Кипр. Она застала Лазаря в сильной скорби, так как путешествие Пресвятой Богородицы было слишком продолжительно, и он боялся, не произошло ли замедление от бури: ему не были известны события, по смотрению Божию совершившиеся на Афонской горе. Своим прибытием Матерь Божия преложила его скорбь в радость; в дар ему Она привезла омофор и поручи, которые Сама сделала для него; Она рассказала ему всё, что произошло в Иерусалиме и на Афонской горе. И воссылали благодарность Богу за всё. Пробыв в Кипре немного времени, утешив тем христиан Кипрской Церкви и благословив их, Матерь Божия села на корабль и отплыла в Иерусалим. (До зде Стефан, инок святогорский)».

Посетив помянутые страны, Пречистая Дева Мария снова поселилась в Иерусалиме в доме святого Евангелиста Иоанна; всесильная десница Божия сохраняла Ее от завистливых козней богоубийственной синагоги, не перестававшей враждовать против Сына Божия и верующих в Него. Конечно, озлобленные иудеи не оставили бы в живых Матери Иисусовой и каким бы то ни было образом погубили Ее: но особенное смотрение Божие осеняло одушевленный Кивот Божий, чтобы его не коснулась рука неверных. Некогда Сын Ея, Христос Бог наш, после проповеди в Назаретской синагоге, когда исполненные ярости иудеи повели Его на верх горы, чтобы оттуда сбросить вниз, невредимо прошел среди них: иудеи хотя и видели Его, но не могли возложить своих рук и даже коснуться Его, потому что сила Божия отбросила их назад и удерживала в таком положении, так как не пришло еще время страданий Сына Божия[58]; то же самое явил Господь и над Пречистою Своею Материю, удерживая замышляемые иудеями козни и разоряя их совет против Нея: очень часто пытались иудеи схватить Божию Матерь и, предав мучениям, убить, но не могли ничего сделать. Среди столь сильной ненависти и вражды Пречистая Дева жила в Иерусалиме как овца среди волков и как крин среди тернов, часто повторяя, действительно сбывшиеся над Нею слова праотца Своего Давида: Господь просвещение мое и спаситель мой, кого убоюся; Господь защититель живота моего, от кого устрашуся; аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое. Аще возстанет на мя брань, на него аз уповаю. Аще пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла[59], ибо Ты, Сыне и Боже Мой, со Мною. — Пресвятую Богородицу посетил, чтобы поклониться Ей, святый Дионисий Ареопагит, обращенный ко Христу святым Апостолом Павлом в Афинах и неотступно сопутствовавший ему в течение трех лет. Он сильно желал видеть Божию Матерь и, поэтому, спустя три года после своего обращения, с благословения учителя своего, святого Апостола Павла, пришел в Иерусалим: увидев Пречистую Богородицу, он исполнился великой духовной радости. В послании своем к святому Апостолу Павлу, святый Дионисий Ареопагит так описывает свое посещение Божией Матери:

«Для меня, наш великий руководитель, было несомненно, — говорю как пред Богом, — что кроме Всевышнего Бога не может существовать ничего, столь исполненного Божественной силы и дивной благодати, и однако человеческому уму невозможно постичь, что я видел своими очами — не душевными только, но и телесными: я своими глазами видел благообразную и превосходящую святостию всех Небесных Ангелов Всесвятейшую Матерь Господа нашего Иисуса Христа; это даровали мне благодать Божия и почесть лика апостольского, а также — неисповедимая благость и милосердие Самой Милостивой Девы. Я снова исповедую пред всемогуществом Божиим, пред благодатию Спасителя и пред великою славою Девы, Матери Его, что когда я с Иоанном, первым среди Евангелистов и Пророков, который, живя по плоти, сияет как солнце на небе, введен был к благообразной и Пречистой Деве, то меня снаружи облистало великое божественное сияние, просветившее мою душу; при этом я ощутил столь дивное благоухание, что дух мой и тело едва были в состоянии вынести это проявление славы и предначатие вечного блаженства; от славы и Ея божественной благодати изнемогло сердце мое и дух мой. Свидетельствую Богом, пожившим в пречестнейшей девической утробе, что я признал бы Ее за истинного Бога и почтил бы Ее поклонением, подобающим только одному Богу, если бы новопросвещенная душа моя не сохраняла в себе твои божественные наставления и законы: никакая честь и слава людей, прославленных Богом, не может сравниться с тем блаженством, какое испытал я, недостойный, в то время удостоившийся; это время было для меня временем величайшего блаженства. Благодарю Превышнего и Преблагого Бога моего, Божественную Деву, великого среди Апостолов Иоанна, также и тебя, украшение церкви и начальника непобедимого, милостиво явивших мне столь великое благодеяние».

Из этого послания святого Дионисия Ареопагита ясно видим, какой божественной благодатию было осияваемо лицо Пречистой Владычицы нашей во время жизни Ея на земле и — как просвещались души и какой духовной радости наполнялись сердца видевших Ее во плоти. К ней во множестве и отовсюду стекались новопросвещенные обоего пола; как истинная Матерь, Она всех принимала одинаково без лицеприятия, всем разливая щедроты Своей благодати, — болящим подавая исцеление, слабым здоровье, печальным утешение, и всем без исключения утверждение в вере, непоколебимость в надежде и божественную радость в любви, грешникам же — исправление.

Во время жизни в доме святого Иоанна Пресвятая Дева часто посещала те места, которые возлюбленный Сын Ея и Бог освятил стопами Своих ног и пролитием Своей крови. Так, Она посещала Вифлеем, где несказанно соблюдши Ея девство, от Нея родился Христос Бог. Но особенно часто Матерь Божия приходила на места, где пострадал волею наш Господь. Матерняя любовь побуждала Ее проливать здесь обильные слезы, причем Она говорила:

— Здесь возлюбленный Сын Мой был бичуем, здесь увенчан терновым венцем, здесь шел, неся крест, здесь был распят.

При Гробе же Богородица исполнялась неизреченного веселия и восклицала с радостными слезами:

— А здесь Он был погребен и в третий день воскрес со славою.

В дополнение к этому сообщают следующее. Некоторые ненавистники из иудеев донесли архиереям и книжникам, что Мария, Матерь Иисуса, каждый день ходит к Голгофе и при Гробе, где был положен Сын Ея Иисус, преклоняет колена, плачет и воскуряет фимиам; тогда они поставили стражу, которая бы не допускала проходить этим местом никому из христиан. Отсюда видим, что уже в то время начался благочестный обычай посещать верными христианами святые места и здесь поклоняться Христу Богу, за нас пострадавшему волею: первый пример в этом отношении дала Сама Богородительница, Которой последовали и прочие святые жены и мужи. Итак, от архиереев и книжников, исполненных злобы и убийства, была поставлена стража, которой было приказано никого не допускать ко Гробу Иисуса, а Матерь Его убить. Но Бог ослепил стражей, так что они не могли видеть пришествия на Гроб Христа Иисуса Его Матери. И когда преблагословенная Дева, верная обычаю Своему, приходила ко Гробу, стражи не могли увидеть как Ее, так и находившихся с Нею. Спустя долгое время они покинули Гроб и с клятвою уверяли архиереев и книжников, что они не видели никого, кто бы приходил ко Гробу Иисуса. Пресвятая Богородица часто ходила также на гору Елеонскую, откуда вознесся на Небо наш Господь: преклоняя колена, Она лобызала отпечатлевшиеся на камне стопы от ног Христовых. С сильными слезами молилась Матерь Божия при этом, чтобы Господь и Ее взял к Себе: конечно, Она несравненно более, чем святый Апостол Павел, имела желание разрешиться и быть со Христом[60], и часто повторяла слова Давида: «когда прииду и явлюся лицу Божию? Быша слезы моя мне хлеб день и нощь»[61], когда увижу возлюбленного Сына Моего? Когда приду к Нему сидящему одесную Бога Отца?[62] когда предстану пред престолом Его славы? Когда насыщусь Его лицезрения? О, пресладкий Сын и Бог Мой! Время ущедрити Сион[63], — время помиловать Меня, Твою Матерь, до сих пор скорбящую, не видя Твоего лица, в печальной юдоли этого мира; изведи из тела, как из темницы, Мою душу; как олень стремится к водному источнику, так душа Моя стремится к Тебе, Боже, чтобы насладиться, когда Мне явится Твоя слава[64]». Пречистая Дева иногда оставалась на Елеонской горе довольно долгое время: при подошве горы находился Гефсиманский сад и небольшое владение Зеведея, доставшееся по наследству святому Иоанну Богослову. В Гефсиманском саду Господь наш пред вольною Своею страстию до кровавого пота молился, падая на колена и лице Свое пред Отцем Небесным[65]. Здесь, на этом самом месте, возносила Свои теплые молитвы и Его Пречистая Матерь, также падая на колена и лице и обливая землю слезами; здесь Она и была утешена Господом чрез Своего Ангела, известившего Ее о скором Ея преставлении на Небо. По свидетельству Георгия Кедрина, историка греческого, Пресвятой Богородице пред кончиною Ея Ангел являлся два раза: первый раз за пятнадцать дней до успения, а второй — за три дня; от Ангела Матерь Божия получила райскую финиковую ветвь, которую пред одром Ея нес святый Апостол и Евангелист Иоанн Богослов. Некоторые, как например епископ Сардийский Мелитон, сообщают, что возлюбленный ученик Христов до успения Богородицы удалился в Ефес и оттуда, подобно прочим Апостолам, но только раньше их, был восхищен облаком и принесен к погребению Божией Матери. Однако другие, например Метафраст и Софроний, без всякого колебания утверждают, что святый Иоанн Богослов никогда не отлучался от богоблагодатной Матери, Которой был усыновлен, но, как истинный сын, служил Ей, давая приют в своем доме до самой Ея кончины. Только изредка, на очень короткое время, он посещал окрестные местности (как видели выше из Деяний Апостольских: так, святый Иоанн Богослов вместе с Апостолом Петром был в Самарии), но он делал это с согласия и по благословения Самой Божией Матери и немедленно снова возвращался к Ней в Иерусалим; а до его возвращения Пречистой Богородице служил святый Иаков, брат Божий, никогда не покидавший свою епископию — Иерусалим. Если же и согласиться с говорящими, что Иоанн Богослов, как и прочие святые Апостолы, был восхищен облаком, то, без сомнения, из ближайшей к Иерусалиму местности.

Торжественное празднование успения Пресвятой Богородицы 15 августа установлено в царствование благочестивого царя Греческого Маврикия[66]. — Радостно празднуя всеславное преставление Божией Матери с земли на Небо, воздадим славу Родившемуся от Нея и на Небеса со славою приемшему Ее, — Христу Богу нашему, со Отцем и Святым Духом славимому во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:

В рождестве девство сохранила еси, во успении мира не оставила еси Богородице: преставилася еси к животу, Мати сущи Живота, и молитвами Твоими избавляеши от смерти душы наша.

Кондак, глас 2:

В молитвах неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь к животу престави, во утробу вселивыйся приснодевственную.

Примечания[править]

  1. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 18.
  2. Апологет II века, Мелитон, епископ Сардийский, относит успение Пресвятой богородицы к 69-му году Ея жизни, 55-му от Рождества Христова и к 22-му от вознесения Господня; Ипполит, епископ Римский (III век), годом успения Божией Матери называет 43-ий от Рождества Христова и 57-ой от Ея рождения; «отец церковной истории» Евсевий Памфил, епископ Кесарии Палестинской († 340 г.) пишет, что годом успения Приснодевы был 63-ий Ея жизни, 48-ой от Рождества Христова и 15-ый от вознесения Спасителя, Епифаний, епископ Кипрский († 403 г.), всех лет святого жития Богородицы насчитывает 72, причем, по его мнению, этот год был 57-м от Рождества Христова. То же самое говорит и Георгий Кедрин, византийский писатель конца XI или начала XII века. Церковный историк (XIV века) Никифор Каллист приводит слова святого Евода, одного из семидесяти Апостолов, который годом успения Богородицы считает 59-ый Ея жизни и 44-ый от Рождества Христова. Св. Андрей Критский († 712 г.) и св. Симеон Метафраст (X век) не определяют точно числа лет жизни Матери Божией и говорят лишь, что Она преставилась «в довольной старости». — Св. Димитрий Ростовский, объясняя эту разницу показаний и делая общий приблизительный вывод о времени успения Пресвятой Богородицы, говорит следующее: «Сицевому многих писателей о летех жития Пречистыя Богородицы несогласию да не удивляемся; в та бо времена непрестанному лютейшему гонению на Церковь належавшу, не бе времене к писанию книг и исследованию лет и деяний церковных подробну: не тако бо писаниями тогда, якоже устною проповедию и страдальческими подвигами вера Христова расширяшеся. Аще же и бываху когда писатели книг, то не в долзе и сами мученически скончевахуся, и книги их сожжению предавахуся от нечестивых гонителей. Да держится убо, его же кто изволяет, писателя и числителя лет Пресвятыя Богородицы. Мощно же рассудити, яко достовернейшее есть повествование писателей тех, иже позднейшая лета Пресвятыя Богородицы житию написаша и в старости довольной в нестареемую жизнь прейти Ю рекоша. Рассуждается же тое отвсюду: во успении Пресвятыя Богородицы, при погребении пречистого тела Ея, со святыми Апостолы бяше св. Дионисий Ареопагит, а Дионисий от св. Ап. Павла во Афинех ко Христу обращен, в лето (по известному достоверных историографов и летописцев исследованию) от воплощения Слова пятьдесят второе. Аще же преставися Пречистая Дева, по Ипполиту, в лето от воплощения Христова 43, или, по Еводу, в лето 44, или, по Евсевию, и месяцесловам в лето 48, то како можаше быти святый Дионисий на успении Ея, послежде в лето 52 ко Христу обращенный? Убо преставися Пречистая Дева позде, по обращении уже Дионисиевом, и бяше той святый на успении Ея с прочими святыми Апостолы и апостольскими мужи».
  3. Посл. к Евр., гл. 1, ст. 3.
  4. Серафимы — с еврейского пламенные, огненные существа. Святый Пророк Исаия в видении Господа Саваофа так описывает Серафимов: «Видел я Господа, сидящего на Престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл; двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили; свят, свят, свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его» (гл. 6, ст. 1—3). Это видение Пророка показывает, что серафимы — ближайшие к Богу, высшие духовные существа. В «Небесной Иерархии» св. Дионисия Ареопагита они занимают первое место среди чинов ангельских.
  5. Горний — вышний, небесный (Кн. Прор. Иезек., гл. 41, ст. 7; Посл. к Колос., гл. 3, ст. 3).
  6. Матерь Божия поселилась в доме св. Иоанна Богослова со дня крестных страданий Господа Иисуса, как передает об этом сам возлюбленный ученик Христа (Еванг. от Иоан., гл. 19, ст. 25—27).
  7. Сион в переводе с еврейского по одним значит открытое, палимое солнцем место, а по другим: высокое знаменитое место или крепость. Сион — юго-западная гора в Иерусалиме, на которой возвышается иерусалимская крепость. Она со всех сторон окружена долинами: на западе — долиною Гион, на юге — Гиннон, на севере и востоке — Тиропеон. До времен Давида Сион находился во власти иевусеев, и они имели здесь свою крепость. Давид взял ее, распространил, обстроил и украсил, и с этого времени Сион сделался городом Давидовым и столицею Иудеи (2 Кн. Цар., 5, 7—9; 6, 12, 16; 3 Кн. Цар. 8, 1; 1 Паралипом., 14, 4—8). Давид воздвиг здесь новое укрепление (2 Кн. Цар., 5, 9; 1 Паралипом., 11, 8), которое довершали и поддерживали следующие цари (3 Кн. Цар., 9, 19, 24; 11, 27). В скалах Сиона были гробницы Давида и других царей. В Священном Писании Сион называется просто Сионом, городом Давидовым, горою святою, жилищем и домом Божиим, царственным городом Божиим, принимается за самый Иерусалим, за колено Иудино и царство Иудейское, за всю Иудею и за весь народ иудейский. У пророков Сион часто означает Царство Божие во всей его полноте, на земле и на Небе, до окончательного завершения его в вечности. Наконец, в прообразовательном смысле Сион представляется как место жительства Божия на Небесах, как место высочайшего откровения славы Его (Посл. к Евр., 12, 22); там Бог поставил Сына Своего царем (Пс. 2, 8); оттуда приходит спасение Израилю (Пс. 8, 7; 52, 7) оттуда является Бог во славе Своей (Пс. 49, 2—4); туда придут искупленные Господом и радость Божия на главе их (Кн. Прор. Исаии, 35, 10).
  8. Елеонская, или Масличная, гора получила свое название от растущих на ней в большом количестве маслин; она лежит к востоку от Иерусалима и часто упоминается в Священном Писании, особенно Нового Завета. Отделяясь от Иерусалима потоком Кедрон, она высится над городом, поднимаясь в конечном пункте, на так называемой «горе Вознесения», до 2665 футов над уровнем моря. Она представляет собою хребет, имеющий четыре главных возвышения и переходящий далее к востоку в долины и равнины. С горою Елеонскою связаны многие библейские события. Через эту гору Давид бежал от возмутившегося сына Авессалома (2 Кн. Цар., 15, 20); Пророк Иезикииль видел здесь славу Господню (11, 23). Но особенно эта гора тесно связана с событиями из земной жизни Христа Спасителя, Который любил удаляться сюда для ночной молитвы. В Вифании, лежавшей на этой горе, находился дом Лазаря, который часто посещал Господь; с Елеонской горы Спаситель оплакивал Иерусалим; с нее же Он совершил торжественный вход в него (Еванг. от Луки, 19, 37); на ней он провел ночь пред предательством Его Иудою Искариотским и с нее же вознесся на Небо (Деян., 1, 2). В настоящее время гора Елеонская изобилует памятниками о событиях из жизни Христа Спасителя и лучшим из них является храм Вознесения Господня, высящийся на самой вершине горы, откуда открывается чудный вид на всю окрестность Святаго Града.
  9. Архангел — αρχάγγελος, начальник Ангелов (1 Посл. к Сол., 4, 16; Посл. Иуды, ст. 9). Священное Писание различает в Ангелах разные чины, или степени, которых указывает девять: Серафимы, Херувимы, Престолы, Господства, Силы, Власти, Начала, Архангелы и Ангелы (Кн. Быт., 3, 24; Кн. Прор. Ис., 6, 2; Посл. к Колос. 1, 16; Посл. к Ефес. 1, 20—21; Посл. к Рим. 8, 38; 1 Посл. к Солун. 4, 16; Посл. Иуд. ст. 14). Из Священного Писания известны имена некоторых Архангелов: Михаил — означающий «кто как Бог» (Кн. Прор. Дан., 10, 13; Посл. Иуд. ст. 9; Апок. 12, 7); Гавриил — муж Божий, сила Божия (Кн. Прор. Дан., 8, 16; Еванг. от Луки, 1, 26); Рафаил — помощь, исцеление Божие (Кн. Тов. 3, 16; 11, 1); Уриил — огонь и свет Божий (3 Кн. Ездры, 4, 1; 5, 20) и Салафиил — молитва к Богу (3 Кн. Ездры, 5, 16); Иеремиил — высокий или высота Божия (3 Кн. Ездры, 4, 36). К Архангелам причисляются еще: Иегудиил — хвала Божия и Варахиил — благословение Божие, имена коих не встречаются в Священном Писании.
  10. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 27—38.
  11. Геенна — γέεννα есть воспроизведение еврейского слова, означающего долина Еннома или «сынов Еннома»; под этой долиной разумеется глубокая, узкая горловина, где Иудеи некогда, в период царей, приносили своих детей в жертву Молоху (4 Кн. Царств, 23, 10; Кн. Прор. Иерем., 7, 31). В позднейшие времена она служила местом для свалки всякого рода нечистот, причем для уничтожения последних здесь постоянно поддерживался огонь; поэтому долина Еннома сделалась символом места вечных мучений. В этом именно смысле, в смысле ада, и употребляется слово геенна в Новом Завете (Еванг. от Матф., 5, 29—30; 10, 28; 18, 9; 23, 15; Еванг. от Марка, 9, 43, 45; Еванг. от Луки, 12, 5; Посл. Иакова, 3, 6).
  12. Кн. Исход, гл. 34, ст. 30.
  13. Св. Ап. и Ев. Иоанн, сын Зеведея, зажиточного рыбака из Вифсаиды, сначала ученик св. Иоанна Крестителя, впоследствии был призван Господом на проповедь евангельскую от сетей рыболова и сделался учеником, которого любил Иисус Христос (Еванг. от Иоан., 19, 26). Он был одним из трех ближайших к Иисусу Христу учеников, которые одни могли присутствовать при величайших событиях Его жизни: при воскрешении дочери Иаира (Еванг. от Луки, 8, 41—46), Преображении (Еванг. от Марка, 9, 2) и душевном томлении в Гефсимании (Еванг. от Мф. 26, 37). Он стоял пред крестом Спасителя с Материю Господа и сподобился от Него наименования Ея сыном (Еванг. от Иоан., 19, 26—27). Поэтому св. Ап. Иоанн не оставлял Иерусалима, где пребывала Пресвятая Дева Мария, до успения Богоматери; в это время он вместе с Ап. Петром проповедовал о Христе, терпя гонение от Синедриона, доходившее до бичеваний (Деян., 5, 40). По выходе из Иерусалима возлюбленный ученик Христов проповедовал Евангелие в Малой Азии, особенно в Ефесе. В гонение Домициана (император в 81—96 гг.) он был сослан на остров Патмос за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа (Апок. 1, 9) и здесь удостоился неизреченных откровений, описанных в Апокалипсисе. При императоре (96—98 гг.). Нерве св. Ап. Иоанн был возвращен из заточения и поселился в Ефесе, следя за жизнию окружающих церквей и предпринимая путешествия для личного их обзора. Последние годы своей жизни Ап. Иоанн проводил суровую жизнь: питался лишь хлебом и водой, не стриг своих волос и одевался в простые полотняные одежды. От старости он не имел уже сил проповедовать Слово Божие даже и в окрестностях Ефеса. Теперь он только поучал епископов Церкви и воодушевлял их неустанно учить народ слову Евангельскому, а особенно помнить и проповедовать первую и главную Евангельскую Заповедь — Заповедь любви. Когда, рассказывает блаженный Иероним, св. Ап. дошел до такой немощи, что ученики его с трудом лишь приносили его в церковь, и он не мог уж произносить продолжительных поучений, то он ограничивал свои беседы непрестанным повторением такого наставления: «Детки, любите друг друга!» А когда однажды ученики спросили его, зачем он непрестанно повторяет им это? Иоанн ответил: «сия есть Заповедь Господня, и если ее соблюдете, то и довольно». На закате дней своих св. Ап. пользовался особенною любовию всего христианского мира. Он был в это время единственным Апостолом — самовидцем Господа, так как все другие Апостолы уже скончались. Весь мир христианский знал о том, что св. Иоанн был любимейшим учеником Господа; посему многие искали случая видеть Апостола и считали за честь и счастье коснуться его риз. В начале II-го века при Траяне (император в 98—117 гг.) св. Ап. Иоанн скончался в Ефесе через 72 года по вознесении Господнем. Св. Ап. Иоанн написал св. Евангелие, три Послания и Апокалипсис, или книгу Откровений. Евангелие написано Иоанном уже в глубокой старости, в самом конце I-го века по Р. Хр. Епископы Ефеса и всей вообще Малой Азии, опасаясь умножившихся в то время лжеучений о Лице Господа Иисуса и предвидя скорую кончину св. Апостола, просили его дать им свое Евангелие (новое, сравнительно с тремя уже имевшимися). Действительно, в своем Евангелии, написанном по внушению Святаго Духа, св. Иоанн говорит главным образом о том, о чём нет речи у Евангелистов Матфея, Марка и Луки. В своем Евангелии св. Иоанн излагает главным образом не события земной жизни Господа, а возвышенные речи о Боге, Боге-Слове т. е. Сыне Божием, и — беседы Спасителя о духовном возрождении в Духе Святом (гл. 3), о живительной влаге (вода живая), удовлетворяющей духовную жажду людей (гл. 4), о жизненном хлебе (хлеб животный), питающем душу человека (гл. 6), о таинственной дороге, ведущей к Истине, о двери на пажить спасения, о свете и теплоте. Под всеми этими именами св. Иоанн разумеет Самого Господа Иисуса Христа, Который есть вода живая, хлеб духовный, свет, дверь нашего спасения, истина, правда, Бог, — Он наш Спаситель, от века Сущий с Богом, в Боге и Сам будучи Бог. А Бог — это есть высочайшая Любовь, так возлюбившая мир, что Она и Сына Своего не пощадила, но послала в мир на страдания для искупления людей и спасения их от греха, проклятия и смерти. Такие же истины раскрывает св. Иоанн и в своих Посланиях, написанных в городе Ефесе. В них он опровергает лжеучения еретиков, не признававших пришествия Христа во плоти; указывая на действительность воплощения и истинность учения Спасителя мира, призывает христиан быть христианами не по имени только, но и по жизни, которая должна быть осуществлением главной заповеди о любви к Богу и к ближним. Апокалипсис изображает будущую судьбу Церкви Христовой. По высоте учения св. Апостола и Евангелиста Иоанна о Боге-Слове, изложенном в его писаниях, ему усвоено наименование Богослова; св. Иоанн Богослов изображается на иконах с орлом, потому что подобно тому, как орел высоко парит в небесах, так Иоанн в своих Писаниях поднимается до самых высоких религиозных истин.
  14. Св. Иаков Алфеев — один из двенадцати Апостолов, так называемый еще Иаков Меньший (Еванг. от Мрк., 15, 40) или брат Господень (Посл. к Галат., 1, 19) — был сын Алфея, или Клеопы; он называется братом Господним потому, что принадлежал к числу двоюродных братьев Иисуса Христа по матери, Марии Клеоповой. Апостол занимал почетное место в первоначальной общине христианской и был первым епископом Иерусалимской Церкви; св. Иаков отличался необычайной строгостью жизни, которая доставила ему титул «Праведного». По свидетельству иудейского историка Иосифа Флавия, Иудеи побили св. Иакова камнями. — После св. Иакова осталось «Соборное послание», состоящее из пяти глав и написанное прекрасным греческим языком; в этом послании св. Иаков с особенною силою указывает на необходимость для христианина добрых дел, без которых вера мертва. Св. Иакову приписывается составление Литургии, носящей его имя.
  15. Гефсимания с еврейского «масличное точило» — место подножия Елеонской горы, знаменитое тем, что тут совершилось искупительное томление Спасителя и была принесена Им Его первосвященническая молитва (Еванг. от: Марка, 14, 26, 32; Луки, 22, 39; Иоан., 18, 1); по преданию, восходящему к 4 веку, Гефсимания лежала в 50-ти саженях к востоку от моста через Кедрон. Теперь Гефсимания — квадратное пространство, сажен 70-ти, обнесенное стеной, внутри находится садик с восьмью древними маслинами.
  16. Св. Ап. Павел — величайший проповедник христианства среди язычества, получивший за это название «Апостола языков» — родился в Тарсе, главном городе малоазийской области Киликии, который славился греческой академией и образованностью своих жителей; родители св. Павла были фарисеи — строгие ревнители Моисеева Закона (Деян. 23, 6) и происходили из колена Вениаминова; до обращения в христианство св. Ап. носил имя Савла — в честь царя Саула. Главное образование он получил в Иерусалиме под руководством знаменитого иудейского учителя Гамалиила, отличавшегося, по сравнению с другими законниками, большею широтою воззрений. По приверженности к Закону Моисееву Савл сделался гонителем христиан и был одним из ближайших участников побиения камнями первомученика Стефана (Деян. гл. 7; гл. 8, 1), но на пути в Дамаск, куда был послан Синедрионом для преследования христиан, будучи поражен внезапным явлением небесного света и воззванием гонимого им Христа, обратился в христианство и в Дамаске принял Святое Крещение; из яростного гонителя христиан Савла он превратился в великого проповедника христианства св. Ап. Павла (Деян. 9, 20, 26). По возвращении в Иерусалим он был принят в святое общество Апостолов. Во время многочисленных путешествий для распространения христианства св. Ап. Павел пронес Евангелие от глубины Азии до Рима и даже, по преданию, до Испании и Британии. В царствование Нерона он вместе со св. Ап. Петром принял в Риме (в 64 г.) мученическую кончину чрез усечение мечом. За свои великие проповеднические труды св. Ап. Павел назван Церковию «первоверховным». Ни один из Апостолов не оставил столько писаний, как Ап. Павел: ему принадлежат 14 Посланий, которые были написаны в разное время и по различным обстоятельствам, но которые все составляют яркое выражение его религиозно-нравственного миросозерцания, как и отражение религиозно-нравственного состояния мира в то переходное время. В этих Посланиях боговдохновенного Апостола видим первую чисто богословскую систематизацию христианского учения.
  17. Св. Дионисий Ареопагит, член афинского ареопага, был, по свидетельству Деяний Ап. (17, 34) обращен св. Апостолом Павлом. По словам церковного историка Евсевия, он был первым афинским епископом и запечатлел свое служение, как говорит апология Аристида, мученическою смертью при Домициане в 96 г.
  18. Св. Иерофей тоже был членом афинского ареопага и также обращен в христианство св. Апостолом Павлом; им же он был поставлен во епископа афинского; св. Иерофей скончался в I веке.
  19. Св. Тимофей, уроженец Малой Азии, Дервии или Листры (Деян., 16, 1; 20, 4; 2 Посл. к Тим., 3, 4); своим обращением ко Христу обязан проповеди св. ап. Павла, который, поэтому, называет его своим сыном (1 Посл. к Кор., 4, 17; 1 Посл. к Тим., 1, 2); он был постоянным спутником св. Ап. Павла в его путешествиях с проповедию Евангелия (Посл. к Рим., 16, 21; 1 Посл. к Кор., 16, 10; 1 Посл. к Солун., 3, 2). Рукоположенный впоследствии, по преданию, самим Апостолом, во епископа Ефесской церкви, Тимофей свое 15-летнее епископское служение окончил мученическою смертию, по одним, в царствование Домициана (81—96 гг.), по другим — Нервы (96—98 гг.): св. Тимофея побила камнями в один языческий праздник толпа язычников, раздраженная его обличительной проповедью.
  20. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 46—47.
  21. Пс. 107, ст. 2.
  22. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 38.
  23. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 28.
  24. Деян., гл. 1, ст. 9—12.
  25. Св, Ап. Петр, сын Ионин, брат Андрея, один из 3-х ближайших учеников Христа Спасителя, родом из Галилейского города Вифсаиды, из рыбарей призван к апостольству Самим Иисусом Христом (Еванг. от Мф., 4, 18—20); он первый назвал Спасителя Христом, Сыном Бога Живаго, за что был удостоен от Господа названия камня, на котором созиждется Церковь (Еванг. от Мф., 16, 17—19). Три раза он отрекся от Христа, но горьким раскаянием возвратил любовь Господа. По воскресении Господа Ап. Петр первый, в день сошествия Св. Духа, выступил с проповедию о Христе Воскресшем (Деян., 2, 14); он с Ап. Иоанном низвел Св. Духа на самарян, крещенных Филиппом, обратил Корнилия Сотника, открыв доступ в Церковь и язычникам; утвердил Антиохийскую Церковь; затем он проповедовал о Спасителе в Сирии, Понте, Галатии, Кападокии, Пергаме, Вифинии, Иллирике и Италии, словом, — от Вавилона до Рима; в Риме, по приказанию Нерона, Апостол распят (в 64 г.) вниз головою, о чём св. Петр просил сам, не считая себя достойным умереть на кресте, как Господь. — Ап. Петр оставил два Послания, писанные к христианам из иудеев, рассеянных между язычниками.
  26. Пс. 113.
  27. Пс. 93, ст. 1.
  28. Св. Ап. Фома был родом галилеянин. По вознесении Господнем проповедывал Евангелие в Палестине, Месопотамии, Парфии и других странах восточных. В Индии проповедь свою запечатлел мученическою смертью в городе Мелипуре, или Малипуре.
  29. Пс. 131, ст. 8.
  30. Еванг. от Иоан., гл. 20, ст. 24—31.
  31. Деян., гл. 1, ст. 13—14.
  32. Еванг. от Луки, гл. 2, ст. 19.
  33. Деян., гл. 2, ст. 1—4.
  34. Еванг. от Иоан., гл. 14, ст. 16.
  35. Еванг. от Иоан., гл. 19, ст. 26—27.
  36. Гл. 7, ст. 59—60)
  37. Гл. 8, ст. 1.
  38. Гл. 12, ст. 1.
  39. Гл. 8, ст. 14—15.
  40. Гл. 9, ст. 32—34.
  41. Гл. 9, ст. 36—43.
  42. Гл. 10.
  43. Св. Игнатий был ученик Апостолов Петра и Иоанна Богослова; от ношения Христа в своем сердце именуется Богоносцем. После св. Евода он был 40 лет епископом Антиохийской Церкви (68—107 гг.), видел лики Ангелов, попеременно поющих славу Божию и, по указанию сего видения, установил в церкви пение на два лика. В царствование Траяна был в оковах сослан в Рим и повержен на растерзание львам на амфитеатре Римском 20 декабря 107 г. Кости его были собраны верующими и, как священное сокровище, принесены в Антиохию. От него осталось 7 посланий, проникнутых духом апостольским. Память его — 20 декабря (день преставления) и 29 января (перенесение мощей).
  44. Деян., гл. 5, ст. 18—19.
  45. Деян., гл. 7, ст. 57—60.
  46. Деян., гл. 8, ст. 3.
  47. Еванг. от Матф., гл. 16, ст. 18.
  48. Пс. 112, ст. 9.
  49. Деян., гл. 2, ст. 42.
  50. Деян., гл. 4, ст. 4.
  51. Деян., гл. 12, ст. 1—4.
  52. См. Приложения«Воспоминание Третьего Вселенского Собора».
  53. Остров на северо-восточном конце Средиземного моря.
  54. Еванг. от Луки, гл. 24, ст. 49.
  55. Нынешняя Грузия.
  56. Афонская гора (Афон), по греч. Ἄγιος ὅρος — Святая Гора, — узкий гористый полуостров, вдающийся в Архипелаг (Эгейское море), известен как центр иноческой жизни для греческого Востока. Иноческая жизнь здесь появилась в древнее время, хотя несколько позже, чем в Сирии и Палестине. Для Русской Церкви Афон имел по XVII век большое значение: здесь постригся отец русского монашества преп. Антоний; здесь в богатых монастырских библиотеках получали наиболее широкое по тому времени религиозное образование наши иноки, ходившие на Афон (напр. преп. Нил Сорский).
  57. Еванг. от Матф., гл. 8, ст. 29.
  58. Еванг. от Луки, гл. 4, ст. 29—30.
  59. Сравн.: Пс. 26, ст. 1 и 3.
  60. Сравн.: Посл. к Филип., гл. 1, ст. 23.
  61. Псал. 41, ст. 3—4.
  62. Еванг. от Марка, гл. 16, ст. 19.
  63. Сравн.: Пс. 50, ст. 20.
  64. Пс. 41, ст. 1.
  65. Еванг. от Матф., гл. 26, ст. 36—44.
  66. Существует, достойное веры, сказание о том, что Ювеналий, Патриарх Иерусалимский, утверждал, на основании предания, пред императором Маркианом (450—457 гг.) достоверность распространившихся в то время сказаний о чудесном восшествии Богоматери с плотию на Небо. Он даже прислал в Царьград погребальные пелены Богородицы, которые царица Пульхерия положила в построенном ею храме Богоматери во Влахернах в начале царствования Маркиана. Это предание об Ювеналии записано 2-го июля в Месяцеслове императора Василия X века, автор коего, если не сам император, то житель Царьграда, без сомнения знал на основании достоверных источников о погребальных пеленах во Влахернском храме. Подробно же об этом говорит историк Никифор Каллист (XIV века). Понятно отсюда, что в Царьграде при Маркиане и Пульхерии совершалось празднество Успения Божией Матери, о котором наглядно говорили погребальные пелены Ея. По стишным прологам видно, что праздник Успения совершался во Влахернском храме. Трудно представить, чтобы в Царьграде, который Константином Великим поручен покрову Богоматери, в котором Ей построен был не один храм самим Константином и три храма Пульхериею, не было празднования Успения Пресвятой Девы в IV или, по крайней мере, в V веке, когда праздновались дни многих святых. Поэтому несправедливо мнение, утверждающееся на свидетельстве историка Никифора, что праздник Успения введен впервые императором Маврикием (592—602 гг.). Никифор говорит: «Император (Юстиниан) установил, чтобы во всём мире чтился как праздничный день Сретение; Юстиниан сделал то же в отношении к св. Рождеству Христову, а недолго спустя Маврикий повелел, чтобы Успение Пресвятой Богородицы праздновалось 15 августа». Слова Никифора надо понимать так, что Маврикий сделал сей праздник более торжественным и, главное, установил определенный день празднования — 15 августа. До этого времени некоторые праздновали Успение в январе: в древнем римском Иеронимовом мартирологе Успение Богородицы показано 18 января, а 15 августа — взятие на Небо. Григорий Турский († 594 г.) говорит, что преславное восшествие Богоматери на Небо во Франции праздновалось в 11 месяце, т. е. в январе (считая от марта). В коптских и абиссинских памятниках 16 января показано Успение, и 16 августа — Вознесение Богоматери на Небо. Затем праздник Успения находится в сакраментарии папы Геласия I (492—496 гг.), целым веком ранее — императора Маврикия. Он находится в IV и не позднее V века в одном римском календаре 15 августа, а известно, что другие великие праздники, за исключением Рождества Христова, явились на Западе с Востока, как видно из названий их в древних календарях; то же должно думать и о празднике Успения. На Востоке в начале VII века говорил на этот праздник слово Модест, Патриарх Иерусалимский († 634 г.); в этом же веке или в начале VIII-го св. Андрей Критский († 712 г.) говорит в 3 Словах на Успение о торжественном праздновании этого дня. Праздник Успения находится в самом древнем, дошедшем до нас праздничном Евангелии 715 г. и во всех других календарных памятниках VIII и последующих веков. «Без сомнения, — рассуждает вслед за вышеприведенными соображениями известный агиолог, Сергий еп. Владимирский, — вера христиан в восшествие Богоматери на Небо в прославленной плоти — истинна. Если Енох из мира допотопного и Пророк Илия из мира подзаконного восхищены на Небо с плотию, ужели пречистая плоть Честнейшей Херувимов и Славнейшей Серафимов предана тлению? Сонмы мучеников и подвижников прославлены нетлением благоухающих мощей, изливающих токи исцелений; телеса многих из них, бывших безызвестными, после немаловременного пребывания в земле открыты верным видениями и чудесами, а пречистое тело Богоматери, хотя бы и нетленное, где-либо сокрывается в земле в безызвестности? Нет ни в одном углу христианского мира части мощей Богоматери; это потому, что вера в восшествие (Ея) на Небеса с пречистою плотию весьма древня, современна Апостолам и мученикам. Пояс Богоматери, св. одежды Ея открыты для чествования миру христианскому; хранимые с благоговением, разделяемые по лицу земли на части, они творили и творят чудеса. Многочисленные иконы Ея всюду изливают столько исцелений и знамений. А святое тело Ея неизвестно где в земле? Нет, это невозможно! Св. мощи прославленных мучеников с течением времени иногда подвергаются, по грехам живущих на земле, общей участи земного: действию огня, наводнений, землетрясений, поруганию от варваров. Этого не допущено в отношении к пречистому телу Богоматери; оно не оставлено случайным переменам преходящего мира, но и не унижено пред телами святых безвестным сокрытием в земле; оно несравненно более возвышено над ними преславным вознесением на Небеса. (Полный Месяцеслов Востока, т. II. Святой Восток, Д. Б. Архиепископа Сергия. Владимир, 1901 г. Август. 15 число, стр. 323—326).