Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Август/18

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 18 августа
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XII. Месяц август. — С. 307—318.

    [307]
    Жития Святых (1903-1911) - заставка 61.png
    День восемнадцатый

    Страдание
    святаго священномученика
    Емилиана
    и прочих с ним

    Святый Емилиан родился в азиатской области Армении. Родители его — христиане — были люди знатные и богатые. Они отдали его для книжного обучения одному добродетельному мужу, некоему священноиноку Илариону. Основательно научившись разумению книг и пришедши в совершенный возраст, Емилиан проводил целомудренную, богоугодную и благочестивую жизнь, с усердием предаваясь посту, молитве и чтению книг и соблюдая в непорочности свою девственную чистоту. Когда до Армении дошел слух, что нечестивые римские императоры Диоклетиан и Максимиан воздвигли в Европе жестокое гонение на христиан, то Емилиан воспламенился святою ревностию о правой вере и, горя любовию ко Христу до готовности принять смерть за Него, вознамерился идти в те страны, чтобы там проповедовать язычникам Имя Христово и отдать за Господа своего жизнь свою. У Емилиана было два брата — Дионисий и Ермипп. Боговдохновенными увещаниями он и им внушил те же на[308]мерения. И вот братья после кончины своих родителей по взаимному согласию оставили из любви ко Христу дом, родину, наследство и все блага мира сего и отправились из Азии в Европу. Они взяли с собою и учителя своего, священноинока Илариона, и пришли в Италию в город Сполитон[1]. В этом городе между язычниками они нашли много христиан, проводивших чистую и праведную жизнь, и по их просьбе стали у них проживать. Блаженный Емилиан был для всех примером святости, ибо и днем, и ночью он упражнялся в молитве и проповедании Слова Божия.

    По прошествии некоторого времени в соседнем городе, называемом Требией[2], скончался епископ. Тогда жители этого города, бывшие христианами и жившие среди идолопоклонников, как пшеница среди сорной травы и как лилия среди терновника, узнав о жизни и мудрости святаго Емилиана, избрали его себе епископом, как человека, хотя и молодого по летам, но превосходящего разумом и добродетелями стариков. Для посвящения они отправили его в Рим к святейшему папе Маркеллину. Приняв от папы архиерейское посвящение, святый Емилиан вместе с учителем и братьями своими переселился из Сполитона в Требию — кафедральный город своей епархии. Вступив в управление своею паствою, он правил ею доблестно, наставляя стадо Христово и делом, и словом, причем, чудесно исцеляя болезни и врачуя благодатию Христовою тела и души человеческие, он и многих из неверных обратил к христианской вере.

    В то время правителем тех стран был человек жестокого характера, по имени Максимиан, которому нечестивые императоры вручили власть над Этруриею и Умбриею. Прослышав о христианском епископе Емилиане, что он многих обращает от служения идолам ко Христу и упраздняет языческие храмы, Максимиан поспешно прибыл в Требию и, приказав схватить святителя Божия и привести к себе на суд, сказал ему:

    — Емилиан, что я слышу о тебе? К чему безумием своим [309]Священномученик Емилианты добровольно хочешь предать себя смерти? Если не поклонишься нашим богам, то я подвергну тебя жестоким мучениям и велю предать тебя ужасной смерти.

    — Я не поклонюсь бесам, — с полною твердостию ответил святый епископ, — потому что все языческие боги — бесы, как говорится и в святых книгах, и кто им кланяется, тот унаследует в аде вечные муки.

    От этих слов правитель пришел в ярость и велел без пощады бить святаго, а потом после избиения стал на словах издеваться над ним. Он поносил Христа Бога и говорил, что христианский Бог не имеет никакой силы, а те боги, которых он чтит, всемогущи. Тогда святитель Божий сказал ему:

    — Испытай, если желаешь, и узнай, чья сила больше, Христова или твоих богов? Прикажи принести сюда какого-нибудь расслабленного или человека, одержимого какою-либо иною болезнию, и повели жрецам вашим, пусть помолятся богам об исцелении больного; помолюсь и я моему Богу, и чей Бог Своею силою исцелит больного, Тот Бог пусть и будет признан всеми Богом Истинным, и пусть все поклонятся Ему.

    Это предложение святаго Емилиана понравилось Максимиану, и он немедленно же послал разыскать больного. Вскоре принесен был один человек расслабленный, с очень давнего времени лежавший в постели и совершенно не владевший своими членами. На это зрелище собралось множество народа, желавшего видеть имевшее совершиться чудо. И вот, по повелению правителя, жрецы стали молиться богам своим, призывая Аполлона, Зевса, Меркурия и других суетных и ложных богов своих, чтобы они исцелили расслабленного. Очень долго моли[310]лись они, но не имели никакого успеха, а святый, стоя в стороне, смотрел и посмеивался над ними и над их богами. Наконец, Максимиан повелел жрецам своим прекратить молитву и, обратившись к епископу христиан Емилиану, сказал ему:

    — Теперь ты помолись Богу своему, если ожидаешь что-либо получить от Него.

    Тогда епископ преклонил для молитвы колена и, подняв руки, возвел глаза свои к Небу и стал молиться, говоря:

    Гдⷭ҇и, ᲂу҆слы́ши моли́твꙋ мою̀, и҆ во́пль мо́й къ тебѣ̀ да прїи́детъ. Не ѿвратѝ лица̀ твоегѡ̀ ѿ менѐ…, въ ѻ҆́нь же а҆́ще де́нь призовꙋ̀ тѧ̀, ско́рѡ ᲂу҆слы́ши мѧ̀[3]. Яви, Господи, всем присутствующим здесь, что Ты — Один Истинный Бог, и спаси верующих в Тебя.

    Так помолившись, святитель подошел к расслабленному и, взяв его за руку, сказал:

    — Во Имя Господа нашего Иисуса Христа встань и будь здоров.

    Расслабленный тотчас же встал, здоровый во всем теле, и на глазах всех стал ходить, радуясь и прославляя Бога. Он всем показывал себя в удостоверение, что совершенно исцелился, и с радостию ушел домой.

    Это чудо привело в изумление всех, наблюдавших его, и многие уверовали во Христа. Сам Максимиан начал было в душе склоняться к вере, но нечестивые жрецы стали убеждать его не веровать, говоря, что не силою Божиею совершилось это чудо, а волшебным искусством Емилиана, и взывали к правителю:

    — Предай смерти этого чародея, дабы не погибло совсем почитание богов.

    Слушая нечестивых жрецов и давая лживым словам их больше веры, чем видимой силе Божией, Максимиан снова стал убеждать святаго Емилиана поклониться идолам и говорил:

    — Принеси жертву богам, зная то, что многие, не послушавшие моего совета, погибали до сих пор в страшных мучениях.

    — Те, которые не принесли жертвы твоим нечестивым богам, — отвечал святый, — но решились умереть за Христа, теперь наслаждаются вместе с Ним вечным блаженством.

    [311]— Не говори мне больше об Имени Христа, — сказал на это Максимиан, — но пощади свою молодость, ибо ужасные мучения ожидают тебя.

    — Я — раб Христа, — отвечал святый Емилиан, — и не перестану открыто произносить и прославлять Имя Иисуса Христа; за Него я готов потерпеть всевозможные муки и самую смерть.

    Тогда Максимиан приказал раздеть святаго, повесить на месте пыток и опалять тело его зажженными свечами.

    Безропотно перенося эту пытку, святый мученик молился Господу, чтобы Он укрепил его в страданиях. И вот явился ему Христос и сказал:

    — Не страшись, Емилиан, Я Сам — с тобою!

    И в ту же минуту свечи погасли и руки палачей скорчились. Видя это, правитель велел снять мученика с места пыток и сказал ему:

    — Каким искусством ты действуешь, что и свечи погасил и искалечил руки слуг моих? Но в моем распоряжении есть для тебя еще более сильные мучения, преодолеть которые ты уже будешь не в состоянии.

    — Искусство мое, — ответил на это мученик, — Христос мой, и если ты подвергнешь меня большим мучениям, то Он даст мне и больше терпения и покажет на мне еще бо́льшую силу Свою.

    Тогда Максимиан приказал расплавить котел олова и бросить в него мученика. Но Христос опять явился Своему рабу и, взяв его за руку, вместе с ним вошел в котел, и огонь немедленно же погас, котел распался и олово вылилось, а святый остался невредимым. Это чудо привело в изумление правителя и всех, бывших при нем, однако они не признали в нем силы Божией.

    После сего Максимиан дал повеление привязать к шее святаго мученика большой камень и бросить его в протекавшую близ города реку, носившую название Клитумна. Но и здесь явился святому Емилиану Христос и, как некогда Апостола Петра, взял его за руку и из водной глубины вывел на берег. Воины привели святаго обратно к правителю и рассказали ему о совершившемся чуде.

    Максимиан приказал тогда бросить Емилиана на съедение зверям, но и звери не причинили святителю Божию никакого [312]вреда, потому что Сам Господь, снова явившийся угоднику Своему, был тут. Христос сказал ему:

    — Мужайся, Емилиан, добрый и верный раб Мой!

    И звери успокоились: львы и леопарды сделались кроткими, как ягнята, и одни лизали ноги святаго, а другие — руки его.

    При виде таких чудес народ закричал:

    — Велик Бог христианский! Пусть раб Его будет отпущен на свободу.

    И в этот день уверовало во Христа тысяча человек. В страшном гневе на народ Максимиан выслал на него вооруженных воинов и приказал им убивать тех, кто прославлял Христа. Таким образом, было убито обоего пола и всякого возраста тысяча человек уверовавших. Кроме того, по приказанию разгневавшегося правителя, были перебиты и звери, не причинившие вреда мученику. Видя избиение зверей, Емилиан воскликнул, сказав:

    — Слава Тебе, Христе Боже, ибо за Тебя умирают не только люди, но и звери.

    Находясь в затруднении относительно того, какому бы еще мучению подвергнуть святаго Емилиана, Максимиан велел посадить его в темницу. В это время по совету своих палачей он приказал соорудить особое колесо для пытки и приделать к нему множество острых железных зубьев. Но когда, по его приказанию, приведенного из темницы святаго мученика привязали к этому колесу и покатили с горы, то в то же мгновение явившийся святому Господь отвязал и снял его с колеса, а покаченное колесо изранило и убило многих, находившихся под горою, язычников. После сего святый мученик снова был посажен в темницу. Между тем Максимиан, узнав о двух братьях святаго Емилиана, Дионисии и Ермиппе, и об учителе их Иларионе, послал воинов разыскать их, так как из страха они скрывались. Когда они были найдены и приведены к правителю, он велел посадить их в ту же темницу, где находился и святый Емилиан. Увидав учителя своего и братьев, святитель Божий очень обрадовался; и все вместе они радовались, что удостоились страдать за Имя Христово. В ту же ночь блаженному Илариону было от Бога откровение, что все они скоро примут мученические венцы. Вскоре после этого Дионисий и Ермипп вместе со старцем Иларионом были приведены на суд [313]к правителю. Но когда последний, принуждая их поклониться идолам, стал угрожать им мучениями, то для укрепления их явился им Христос Господь, и в то же время произошло землетрясение, идолы попадали с своих мест и разбились в прах. Посему святые, по повелению правителя, были жестоко избиты и, наконец, обезглавлены. Таким образом, они и приняли обещанные им Господом мученические венцы.

    На другой день утром Максимиан повелел привести на судилище святителя Божия Емилиана и сказал ему:

    — Братья твои и твой учитель отреклись от Христа, и я послал их в другой город для принятия почестей.

    Но святый Емилиан, зная по откровению Божию о мученической кончине святых, ответил правителю:

    — Мучитель, ты говоришь неправду: не отреклись они от Христа, но положили жизнь свою за Него. Впрочем, ты выразился правильно, сказав, что послал их в другой город, потому что, убив их, ты действительно послал их в город небесный для принятия почестей от Царя Славы, Христа, за Которого они пострадали.

    От этих слов Максимиан пришел в ярость и приговорил святаго Емилиана к усечению мечом. После такого приговора святый, сопровождаемый большою толпою народа, для совершения казни выведен был из города на расстояние одного поприща[4] на место, называемое Карпианово. Шествуя к месту казни, мученик пел, прославляя Бога и молясь за народ. Когда палач нанес святому удар мечом в шею, то меч согнулся, как воск, и не причинил никакой раны. Тогда воины, бывшие при казни, упав к ногам святаго, просили у него прощения, признали, что Христос есть Единый Истинный Бог, и умоляли святаго мученика помолиться о них Христу Богу. И когда мученик, преклонив колена, начал молиться не только о них, но и о всех людях, то ему послышался с Неба Голос, извещавший его, что молитва его принята, а его самого призывавший в горние обители. Услышав этот Голос, святый мученик исполнился невыразимой радости. Он хотел поскорее отрешиться от тела и жить со Христом; однако у него было желание достигнуть этого не обычною, а мучениче[314]скою смертию, а потому он помолился Господу, чтобы Он дал ему умереть от меча. И вот пришел другой палач и отсек ему честную главу. Таким образом и увенчан был святый епископ Емилиан венцом мученика. Из раны его вместо крови потекло молоко, и многие из язычников, будучи очевидцами таких чудес, уверовали во Христа. Они же завернули честно́е тело святаго мученика в чистые, умащенные душистым маслом пелены и тут же похоронили.

    Впоследствии, когда гонение на христиан прекратилось, верующие торжественно перенесли мощи святаго в город и положили их в священном месте, прославляя Христа Бога, Которому и от нас да будет слава со Отцем и Святым Духом ныне, всегда и во веки веков. Аминь.

    Жития Святых (1903-1911) - разделитель 12.png
    Память святых мучеников
    Флора и Лавра

    Святые мученики Флор и Лавр были братьями не только по плоти, но и по духу, так как оба единодушно веровали во Христа и угождали Ему добрыми делами. По занятию они были каменщиками. Учителями их были благочестивые мужи Прокл и Максим, от которых вместе с ремеслом они научились и богоугодной жизни по правилам христианской веры. За веру во Христа сперва преданы были смерти их учителя, а потом, спустя некоторое время, вслед за учителями своими и они унаследовали мученические венцы, приняв страдальческую смерть от правителя Иллирии[5] Ликиона. Поводом к страданию их был следующий случай.

    Некий правитель соседней страны обратился к правителю Иллирии с просьбою прислать ему искусных каменщиков для построения великолепного каменного храма языческим богам. Так как самыми искусными в стране знатоками этого дела [315]Святые мученики Флор и Лаврбыли святые Флор и Лавр, то Ликион и отправил их к этому правителю. Сооружая согласно воле последнего храм, святые братья раздавали бедным плату, получаемую ими за свой труд, и при этом учили бедных святой вере во Христа. Сами они всегда проводили время в посте, молитве и трудах: ночью молились, а днем производили свои работы; пищу принимали в малом количестве, зато обильно кормили голодных и бедных. Действуя таким образом, они обратили к христианской вере не только призреваемых ими бедняков, но и одного языческого жреца с его сыном. Случилось это так.

    В один день, когда святые братья тесали камень, к ним подошел сын жреца, молодой юноша, и, ставши близко, смотрел на их работу. Вдруг от камня отскочил осколок, ударил юношу в глаз и выбил его. От боли юноша закричал; на его крик прибежал отец его, языческий жрец. Видя, что лицо сына окровавлено и глаз выпал, он разорвал от горя на себе одежды, стал бранить святых работников и бросился было на них, чтобы их побить, но его удержали бывшие тут же другие рабочие. Удостоверяя невинность святых братьев, они говорили, что виноват в своем несчастии сам юноша, потому что он близко подошел к ним в то время, когда они тесали камень и смотрел на их работу, не принимая мер предосторожности. Святые угодники Божии Флор и Лавр, стараясь успокоить жреца, обещали скоро исцелить глаз его сыну и сделать его настолько же зрячим, как и прежде.

    [316]После сего они взяли юношу на ночь к себе в дом и стали учить его познанию Единого Истинного Бога, Иисуса Христа, причем говорили ему:

    — Если будешь всем сердцем веровать в Того Бога, о Котором мы возвещаем тебе, то глаз той скоро будет здоров.

    — Если глаз мой станет таким же, как был прежде, — ответил юноша, — то я уверую в вашего Бога и буду чтить Его. Без сомнения больше надлежит веровать в Того Бога, Который исцеляет больных и возвращает зрение слепым, нежели в тех богов, которые не только больных не исцеляют, но и здоровых делают больными.

    При этом юноша рассказал святым о таком происшествии.

    — Есть, — сказал он, — среди наших жрецов один жрец, по имени Ерм. Когда за несколько лет пред этим хотели поставить его в жреческое звание, то привели к идолу Зевса, чтобы возложить руку идола на его голову. Такой существует у нас обряд при поставлении в жречество. Он состоит в том, что руку идола, приделанную к плечам и движущуюся в суставе, жрецы при помощи серебряной цепи поднимают кверху, а потом спускают на голову поставляемого. Когда эту руку спускали на голову Ерма, то серебряная цепь случайно выскользнула из рук держащих ее, и рука идола, упав на лицо Ерма, ободрала его ногтями вплоть до костей, так что до сего дня издалека видны зубы его. И ни один бог не оказал ему помощи, напротив, — ему делается всё хуже.

    Когда юноша рассказал об этом происшествии, святые Флор и Лавр со слезами начали молиться Богу о том, чтобы Он исцелил юношу и просветил не только его телесный глаз, но и душевные его очи. После усердной молитвы они осенили больной глаз юноши крестным знамением, и глаз немедленно зажил, сделался совершенно здоровым и так же хорошо видел, как и прежде. Вследствие такого чуда уверовал во Христа не только исцеленный юноша, но и отец его, языческий жрец. Имя этому жрецу было Мемертин, и он с этого времени из служителя демонов стал рабом Господа нашего Иисуса Христа вместе с сыном своим.

    После сего святые работники Флор и Лавр, получая в своей работе помощь от Ангела Божия, в короткое время окон[317]чили постройкой сооружаемый храм, но не оставили его для жилища идолов, а освятили его для прославления Пресвятаго Имени Иисуса Христа. Они поставили в нем к востоку Честно́й Крест и, собрав до трехсот человек бедняков, братьев своих по вере, совершили всенощную молитву, прославляя Христа Бога. Во время молитвы сошел свыше свет неизреченной Небесной Славы и наполнил храм дивным сиянием. По окончании всенощной молитвы все бывшие в храме отправились к стоявшему неподалеку зданию, в котором находились приготовленные для нового храма идолы и, обвязав шеи этих идолов своими поясами, стали влачить их по земле, бить и ломать и, таким образом, раздробили их на мелкие части.

    Узнав обо всём этом, областеначальник велел схватить Флора и Лавра и всех тех, кто были с ними, и в числе последних Мамертина и сына его. Всех, бывших со святыми, он приговорил к сожжению, а их самих, предав жестокому избиению, велел связать и отослал к правителю Иллирии Ликиону. Ликион обстоятельно расспросил их обо всём и, узнав, что они — христиане и остаются непоколебимыми в своей вере, велел бросить их в глубокий колодец и засыпать землею.

    Спустя много лет были обретены их святые и многоцелебные мощи и с честию перенесены в Константинополь во славу Христа, Бога нашего.

    Тропа́рь, гла́съ д҃:

    Преꙋдо́бреннꙋю[6] и҆ бг҃омꙋ́дрꙋю дво́ицꙋ пресвѣ́тлꙋю восхва́лимъ вѣ́рнїи по достоѧ́нїю, флѡ́ра пребл҃же́ннаго, и҆ ла́ѵра всечⷭ҇тна́го, и҆̀же ᲂу҆се́рднѡ трⷪ҇цꙋ несозда́ннꙋю ꙗ҆́снѡ проповѣ́даста всѣ̑мъ. тѣ́мже пострада́вше до кро́ве, и҆ вѣнцы̀ пресвѣ́тлыми ᲂу҆вѧзо́стесѧ:[7] моли́тесѧ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, да сп҃се́тъ дꙋ́шы на́шѧ.

    Конда́къ, гла́съ и҃:

    Ꙗ҆́кѡ бл҃гоче́стїѧ мч҃нки, и҆ страда́льцы хрⷭ҇тѡ́вы бг҃омꙋ́дрєнны, вселе́ннаѧ пресла́внѡ почита́етъ флѡ́ра и҆ ла́ѵра дне́сь: ꙗ҆́кѡ да ᲂу҆лꙋчи́мъ[8] бл҃года́ть и҆ млⷭ҇ть мл҃твами и҆́хъ, и҆ и҆зба́вимсѧ бѣ́дъ и҆ напа́стей, гнѣ́ва же и҆ ско́рби въ де́нь сꙋ́дный.

    Жития Святых (1903-1911) - разделитель 5.png

    [318]
    Память святых мучеников:
    Ерма, Серапиона и Полиена

    На сих святых мучеников язычники сделали донос, что они почитают Христа, а от идолов отвращаются и презирают их. Вследствие этого они были схвачены и, представ пред римским епархом[9], дерзновенно исповедали веру во Христа. За это их сперва заключили в смрадную темницу, а потом вывели из нее, но они не пожелали принести жертву идолам. Посему их стали влачить по тесным и непроходимым местам, и они, ударяясь о камни, предали Богу честны́е души свои, восприняв вечное блаженство там, где находится жилище всех радующихся[10].


    В тот же день память святых Патриархов Константинопольских Иоанна и Георгия. Иоанн патриаршествовал с 669 г. по 674 г., Георгий — с 678 г. по 683 г., оба при императоре Константине Погонате (668—685 гг.).

    Жития Святых (1903-1911) - концовка 45.png


    1. Ныне Сполето — расположен на одном из притоков реки Тибра в Умбрии. Приток этот назывался в древности Клитумной.
    2. Требия — довольно значительный в древности город, находившийся, как и Сполитон, на большой дороге, соединявшей столицу вселенной, Рим, с одним из портов Адриатического моря; ныне не существует. Он был в Умбрии, несколько севернее Сполитона и в близком от него расстоянии.
    3. Псалом 101, ст. 2, 3.
    4. Поприще — мера расстояния около версты (равняется 690 саженям).
    5. Иллирия — обширная область в северо-западной части Балканского полуострова, расположена была по берегу Адриатического моря. В настоящее время на месте древней Иллирии находятся Босния и Герцеговина, Сербия и др.
    6. Т. е. одаренную высшим совершенством.
    7. Т. е. увенчались.
    8. Т. е. чтобы обрести, найти.
    9. Епархами в Греко-Римской империи назывались областные начальники.
    10. Год кончины сих святых мучеников неизвестен.