Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/20

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых — 20 февраля
автор Димитрий Ростовский


День двадцатый
[править]

Житие
святого отца нашего
Льва,
епископа Катанского
[править]

Угодник Божий Лев, сын благородных и благочестивых родителей, происходил из области Равеннской[1]. За свое чистое житие и разум он был удостоен всех по порядку священных степеней, а по преставлении блаженного Савина, епископа Катанского, избранием Божиим, был возведен на епископский престол. Город Катана находится на острове Сицилии, недалеко от горы Етны, которая и доныне извергает огненную лаву. Приняв престол епископский, святый Лев принял на себя и все труды, соответствующие новому его сану. Он заботился о сиротах, нищих, вдовицах, больных, странных, питая и одевая их на счет церковных имений и врачевал недуги их своими молитвами; он был милостивым отцом к своим чадам и верным пастырем своего стада, но для бесов и их служителей он был страшен, как лев для волков. Во дни его в Катане был некий волхв, по имени Илиодор; он был сыном верующих во Христа и благочестивых родителей, и сам был просвещен Святым Крещением, но потом тайно отвергся от Христа и стал служить бесам, научившись от одного иудеянина волхвованию. Таким образом он считался христианином, но на самом же деле был язычником, служителем бесовским и великим волхвом, нисколько не лучше того древнего волхва Симона, которого своею молитвою предали смерти святые верховные Апостолы Петр и Павел; во всем был подобен ему и Илиодор: совершая удивительные волшебные чудеса, он, чрез свое внушение, достигал того, что людям казалось, будто по сухой земле, на путях и стогнах, текут реки, так что граждане обоего пола, обнажившись, среди города переходили, как им казалось, реку; камни он обращал в золото, но лишь на малое время; на торжищах волхвованиями своими он причинял купцам большие убытки; благородных девиц, дочерей честных и сановитых граждан, он своим волшебством так возбуждал к плотскому греху, что они, забыв стыд, оставляли свои кровы и родителей и ради любодеяния бегали по различным местам. Когда же игемон Луций сделал донесение о нем царям Льву и его сыну Константину Багрянородному[2], то цари послали повеление — взять его; но Илиодор сам отдался в руки людей, искавших его; он сел с ними на корабль в Катане и в тот же день пристал к Царьграду, проплыв в один час такое расстояние, об котором имеют понятие только люди, переплывающие с Запада — от Сицилии на Восток — до Фракии. Явившись пред царями, он был осужден ими на смерть, но тотчас же на царских глазах стал невидим и опять появился в Катане; будучи вторично призван в Царьград и осужден на усечение мечом, волхв снова стал невидим в то самое время, когда воин, подняв меч над его головою, сильно взмахнул им, так что меч ударил только по воздуху; и опять этот чародей очутился в Катане.

Часто убеждал его святитель Христов Лев отстать от таких злых дел и, раскаявшись, обратиться к Богу, но нельзя было уговорить Илиодора, как нельзя сделать белым эфиопа и твердый камень обратить в мягкий воск. Нечестивец не только не исправился, но задумал и еще большее зло: он простер свое волхвование на самого архиерея Божия, желая своим волхвованием насмеяться над ним. Однажды в торжественный день одного праздника святитель, в присутствии всего народа, совершал со всем своим причтом в церкви Божественную службу; в храм вошел и волхв Илиодор, как лицемерный христианин, и начал тайно совершать свои волхвования; чрез них он достиг того, что одни из народа стали топотать в церкви, словно лошади, ногами и рычать, подобно зверям; другие стали неудержимо хохотать, а иные стали гневаться; волхв же хвалился, что сделает еще то, что и сам епископ со всеми своими пресвитерами и клириками, прекратив служение, будет тут же скакать и плясать, как будто под звуки музыки и органов. Святитель Божий, уразумев помышление Илиодора, преклонил колени пред престолом Божиим и, усердно помолившись, встал, вышел из алтаря и, взяв своим омофором за шею волшебника, связал его, и, выведя его затем из церкви на средину города, повелел народу, чтобы тотчас же принесли побольше дров и развели бы сильный огонь. Когда его приказание было исполнено, святый расспросил Илиодора о всех его волхвованиях и чародеяниях, а после того, держа его связанным своим омофором, вошел с ним в огонь и, находясь среди пламени, держал его и не покидал своего места до тех пор, пока нечестивый волхв весь не сгорел; после этого архиерей Божий Лев, возвратившись в церковь, докончил Божественную службу. Это преславное чудо всех привело в ужас, ибо, держа в пламени волхва, сам святитель не только не опалился в огне, но даже огонь не коснулся его святительских облачений: роса Духа Святаго окружила его в пламени и защищала от опаления; слух об этом прошел по всем концам земли; цари, узнав о таком чуде, призвали святого с великой честью к себе в Царьград и, припав к его честным ногам, умоляли его помолиться за них. Входя же в царскую палату, блаженный нес на своей одежде горящие угли, и одежда его не опалялась. И много других чудес сотворил сей великий угодник Божий: он подавал слепым прозрение, больным исцеление, изгонял из людей бесов, сокрушил своей молитвой идольское капище и своим словом ниспроверг идолов; наконец в старости он преставился Господу. В это самое время одна кровоточивая женщина из Сиракузской области[3], сенаторского рода, пришла в город Катану к святому; долгое время страдала она недугом кровотечения: уже врачи отказались лечить ее; слыша, что святый епископ Лев своей молитвой подает людям исцеление от болезней, она пришла просить святого помолиться о ней; в то время, как она входила в городские ворота, она услышала звон по умершем, когда же она спросила, кто это скончался, ей ответили, что преставился святый епископ Лев; исполненная глубокой жалости, она пошла к преставившемуся и, лишь только коснулась одра его, тотчас остановилось у ней кровотечение, и она совершенно исцелилась. Святое тело епископа Льва положено было в церкви святой мученицы Лукии; сей храм был построен самим блаженным Львом. От святых мощей святителя Христова истекло благовонное миро, которое и исцеляло разные недуги во славу Христа Бога нашего.

Кондак святого, глас 8:

Якоже светильника превелика церковь имать всеблаженне, тебе паче солнца сияюща, юже твоими молитвами сохрани блаженне, непобедиму и непоколебиму от ереси всякия, и нескверну, яко приснопамятный.

Страдание
святого священномученикa
Садока,
епископа Персидского и с ним 128 мучеников
[править]

Святый Садок вступил на епископский престол в персидских городах Салике и Ктизифоне после того, как там пострадал святый Симеон, епископ персидский. Однажды святый Садок увидел страшный сон; пробудившись, он призвал к себе свой клир — пресвитеров и диаконов, в то время все они скрывались, боясь царя — и начал им говорить:

— В эту ночь я видел во сне лестницу, касавшуюся своим верхом Небес; на ней с великой славой стоял святый епископ Симеон, я же стоял на земле; святый Симеон громко сказал мне: «Взойди ко мне, Садок, и не бойся, — я вчера взошел, а ты взойди сегодня». После такого видения и слов святого я верую, что меня возьмут на мучение за Христа; слова святого Симеона: «я вчера взошел, а ты взойди сегодня», означают то, что он претерпел страдание в прошлом году, а мне в текущем году предстоит претерпеть мучение и смерть.

После сего святый Садок начал так поучать клир:

— Братия мои возлюбленные и отцы, возлюбим Бога от всей души и Господа нашего Иисуса Христа всем помышлением; облекшись в броню веры, не устрашимся никакого зла, не станем ужасаться, если постигнет нас мучение и смерть, — пусть каждый из нас будет добрым воином Иисуса Христа. Если нам до́лжно умереть, то умрем как подобает совершенным; если же нам суждено жить, то будем жить подобно праведным. Если мы и умрем, то умрем за Спасителя нашего, и не станем страшиться меча, если чрез меч нам открывается вечная жизнь. Пока еще день[4], станем ревностно трудиться над спасением своей души, чтобы нам обогатиться нетленными благами, удостоиться чести и славы бесконечной в Небесном царствии, чтобы имя наше осталось славным в памяти христианского рода. Братия, станем молить Бога нашего, чтобы Он скоро исполнил то, что мне представилось в видении. Ибо тот, кто от духа, с радостью и великой любовью стремится претерпеть мучение и смерть за Христа и не боится, так как он всегда готов на такой подвиг. Но страшен и ужасен смертный час для того, кто от плоти; люди добродетельные сами с тщанием и великодушием ищут такой смерти, чтобы чрез нее наследовать вечную жизнь; а ленивые и нерадивые скрываются, видя пред собой смерть. Ибо любящие Бога, восходят к Богу, а любящие мир в мире пребывают; первые оставляют тело для радости и веселия, вторые же остаются в сей жизни на беды и воздыхания.

На второй год гонения царь персидский Сапор прибыл в упомянутые города Салик и Ктизифон; в сие время пред ним оклеветали святого епископа Садока, имя которого обозначает «царев друг», и действительно, он от всей души своей и всею крепостию любил небесного Царя-Христа: он отличался великим воздержанием и был исполнен правды и веры; он подражал святому Симеону, после коего вступил на святительский престол. Тогда Сапор послал воинов, чтобы они взяли епископа вместе с его клиром; вместе с ними было схвачено много других христиан и черноризцев, всего 128; все они были связаны железными веригами и заключены в темнице, в месте мрачном, смрадном и страшном. Здесь в течение пяти месяцев они томились в невыносимых страданиях, ибо нечестивые слуги безбожного царя связывали каждого мученика по всему телу тонкими бечевами, сгибали при помощи дерева, так что кости страдальцев трещали и кожа их трескалась — столь сильные муки переносили святые.

Мучители при этом говорили:

— Поклонитесь солнцу и огню, исполните волю царя и останетесь живы.

Святый же Садок отвечал за всех:

— Мы — христиане, и поклоняемся Единому Богу, Творцу неба и земли; Ему мы и служим всей душою и всеми силами нашими; а солнцу и огню мы не поклоняемся и не почитаем их, ибо они созданы на службу людям. Не послушаем мы царского повеления и не отступим от Бога нашего, не устрашимся смерти, которая приводит нас из сей временной и суетной жизни в вечное царство; итак, не медлите — убейте нас, не жалейте крови нашей, уже не раз проливавшейся пред вашими глазами.

После сего вторично пришло повеление царское к святым:

— Если вы не послушаете моего повеления и не исполните моей воли, то скоро вас постигнет злая гибель.

Святые же как едиными устами отвечали:

— Не погибнем мы у Бога нашего, не умрем мы во Христе Его, ибо Он оживляет нас блаженной и вечной жизнию и дает нам бессмертное Царство в наследие и покой; ты же не отлагай нашей смерти, ибо мы с усердием готовы пострадать за Бога нашего; не станем мы поклоняться солнцу и огню, не станем мы слушать нечестивых царских повелений, исполненных смерти и гибели.

Царь, видя их твердое постоянство в вере, издал указ, чтобы всех их посечь мечом. Святые же, услышав о распоряжении царя, все с радостью стали готовиться к смерти. Их повели за город. На пути туда они радостно воспевали:

— Суди нам, Боже, и рассуди спор наш, избавь нас от народа нечестивого, от людей неправедных и льстивых[5] проливающих кровь, избави нас, ибо Ты, Господи, надежда наша.

Когда же пришли на место казни, все они единодушно стали взывать:

— Благословен Ты, Господи Боже наш, сподобивший нас сей благодати; Ты не презрел молитв наших, но даровал нам сей драгоценнейший венец — мученичество. Ты, Господи, ведаешь, как мы желали его. Благословен Бог наш Единородный Сын Твой, Отче, спасший и призвавший нас к вечной жизни. Не оставь нас, Господи, бедствовать в сем мире, но утверди нас пред Тобою во веки ради Твоей благости, омой нас в крови нашей от грехов наших, ибо Ты един Бог препрославленный и Единородный Сын Твой и Пресвятый Твой Дух во веки. Аминь.

В то время, когда святые возносили Господу такое моление, нечестивые посекали их, но мученики продолжали славословить Бога до тех пор, пока не был умерщвлен последний из них. А честнаго и славного страстотерпца Садока мучители отвели в оковах в другой город, называвшийся Вифлапат, и там отрубили ему честную и святую главу. Так в мире скончались все сии святые и славные мученики, восхваляя и славословя Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Память святаго
Агафона,
папы Римского
[править]

Сей преподобный родился в Италии от богатых родителей, которые веровали во Христа и проводили благочестивую жизнь. Любя своего сына, они научили его всяким полезным и богодухновенным книгам. В знании Священного Писания преподобный так преуспел, что после кончины своих родителей собрал оставшееся после них богатство (около 1633 литр[6] золота) и, созвав нищих, сирот и вдов, в один день все роздал им. После сего в одном из монастырей он принял иночество и предался иноческим подвигам, и днем, и ночью неленостно трудясь для угождения Богу и молясь о всем мире. Он так ревностно подвизался в добродетели, что удостоен был от Господа дара великих чудес. Добродетельная жизнь святого Агафона не могла укрыться от людей, и он поставлен был архиепископом города Рима. Наставив в добродетели свою паству и прославившись чудесами, преподобный в сане епископа отошел ко Господу[7].

Примечания[править]

  1. Равенна — ныне итальянская провинция у Адриатического моря.
  2. Лев III Исаврянин (717—741); сын его Константин царствовал от 741 до 775 года.
  3. Сиракузы — одна из первых греческих колоний на восточном берегу острова Сицилии, основана, по преданию, коринфянами около 735 г. до Р. Х. Ныне — Итальянская провинция.
  4. Намек на слова Христовы. Еванг. от Иоан., гл. 11, ст. 9—10.
  5. Ср. Псал. 42, ст. 1.
  6. Литра — название веса. Еврейская литра заключала в себе 72 золотника. См. 3-я Кн. Царств, 10, 17.
  7. Агафон, папа Римский, правил Церковию Римскою с 679 до 682 г. Погребен 10 января.