Жница из Сапри (Меркантини/Курочкин)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Жница изъ Сапри
авторъ Луиджи Меркантини (1821—1872), пер. Николай Степановичъ Курочкинъ (1830—1884)
Языкъ оригинала: итальянскій. Названіе въ оригиналѣ: La spigolatrice di Sapri. — Источникъ: Невскій сборникъ. — Типографія К. Вульфа. — С.-Петербургъ: Изданіе Вл. Курочкина, 1867. — С. 712—714.. • См. другіе переводы этого стихотворенія.Жница из Сапри (Меркантини/Курочкин)/ДО въ новой орѳографіи



Жница изъ Сапри.



Eran trecento, eran giovanile-forti
E sono morti!


Шла я на жниву, гляжу — на волнахъ
Съ скоростью, глазу замѣтной
Судно несется на всѣхъ парусахъ,
Флагъ развѣвая привѣтно.
Къ острову Понца пристало оно,
Но не осталося тамъ,
Высадку сдѣлать, казалося, къ намъ
Было на немъ решено.
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
Много оружія было на нихъ,
Но, безъ боязни напрасной,
Я посмотрѣла и, лицъ молодыхъ
Помню я образъ прекрасный.
На берегъ выйдя, къ землѣ дорогой
Каждый устами приникъ;
Можно ль, чтобъ въ души такія проникъ
Умыселъ злобный какой?
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
Я поняла, что любовью полны,
А не враждою ихъ груди,
Не на грабежъ и разбои войны,
Видно пришли эти люди.
Дружный ихъ кликъ и доселѣ живетъ
Въ сердцѣ глубоко моемъ:
«Братья! за родину дружно умремъ,
Дѣло насъ славное ждетъ!»
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
Юноша велъ ихъ: задумчивъ былъ онъ,
Съ твердой походкой героя,
Ясныя очи и кудри, какъ ленъ
Не позабуду его я!
Что со мной сталось, мнѣ трудно понять,
Но, я спросила его
Смѣло, куда онъ идетъ? для чего?
Онъ отвѣчалъ: «умирать!»
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
«Родинѣ нашей», онъ такъ мнѣ сказалъ,
«Славное время настало»,
Кротко — сестрою меня онъ назвалъ;
Сердце во мнѣ застучало.
Я въ этотъ день работать не могла…
Я полюбила ихъ всѣхъ!
Съ горькимъ предчувствіемъ, будто на смѣхъ,
Я вслѣдъ за ними пошла.
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
Боже мой! что мнѣ увидѣть пришлось!
Дважды солдатъ мы встрѣчали,
Дважды намъ дѣло легко обошлось,
Ружья мы ихъ отобрали!
Но, лишь до стѣнъ мы Чертозы дошли
Встрѣтили войско, и градъ
Пуль полетѣлъ въ насъ — дымъ черный и смрадъ
Клубомъ вставали вдали…
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!
Болѣе тысячи было солдатъ,
Ихъ только триста, но смѣло
Бились они — не сдаваясь назадъ
Кровь ихъ рѣкою алѣла…
Тщетно съ тоской я молилась за нихъ
Всѣ они пали… и онъ —
Ясныя очи и кудри, какъ ленъ
Палъ, проклиная злодѣевъ своихъ.
Было ихъ триста: все юношей цвѣтъ,
Смерть ихъ скосила — ихъ нѣтъ!



Комментаріи.

Въ настоящее время, когда энтузіазмъ всего русскаго общества къ геройскимъ подвигамъ Кандіотовъ охватилъ всю Россію, я счелъ не лишнимъ напечатать это, переведенное мною уже несколько лѣтъ назадъ, стихотвореніе, одного изъ популярнѣйшихъ итальянскихъ поэтовъ, Луиджи Меркантини, извѣстнаго своими искреннѣйшими симпатіями къ дѣлу греческаго возрожденія. Онъ посвятилъ этому дѣлу нѣсколько самыхъ горячихъ своихъ пѣсень (La bandiera Ellenica, Spiros d'Alastro di Zante, Inno a Constantino Riga Ferreo, lu morte di Dionigi Salomus и т. д.). Къ сожалѣнію, въ настоящую минуту у меня нѣтъ подъ рукою этихъ его произведеній, и я, по крайней мѣрѣ, въ 1-мъ томѣ «Невскаго Сборника» не могъ познакомить съ ними русскую публику. Изъ его нацiонально-итальянскихъ стихотвореній «Жница» едва ли не лучшее. По русски переведено и напечатано до сихъ поръ всего только одно изъ его стихотвореній (покойнымъ Л. А. Меемъ) знаменитый «Гарибальдійскій гимнъ».