Зимний сон (Анненский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Зимний сон
автор Иннокентий Фёдорович Анненский (1856—1909)
Посмертные стихи Иннокентия Анненского. Пг., 1923. Четыре автографа в ЦГАЛИ, три беловых, два из них с вар., один под загл. «Зимний сон к снегу»; там же черновой, под загл. «Post mortem» («После смерти», лат.), с вар.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


ЗИМНИЙ СОН

Вот газеты свежий нумер,
Объявленье в черной раме:
Несомненно, что я умер,
И, увы! не в мелодраме.

Шаг родных так осторожен,
Будто всё еще я болен,
Я ж могу ли быть доволен,
С тюфяка на стол положен?

День и ночь пойдут Давиды[1],
Да священники в енотах,
Да рыданье панихиды
В позументах и камлотах.

А в лицо мне лить саженным
Копоть велено кандилам[2],
Да в молчаньи напряженном
Лязгать дьякону кадилом.

Если что-нибудь осталось
От того, что было мною,
Этот ужас, эту жалость
Вы обвейте пеленою.

В белом поле до рассвета
Свиток белый схороните…
...........

А покуда… удалите
Хоть басов из кабинета.

Примечания

  1. Пойдут Давиды — то есть псалмы библейского царя Давида, исполнявшиеся на панихидах.
  2. Кандило — подсвечник для нескольких свечей.

Другие редакции и варианты

Черновой автограф ЦГАЛИ

POST MORTEM

5—6 Шаг домашних осторожен,
Точно всё еще я болен

9—15 В самом деле, то Давиды,
То попы пришли в енотах,
И рыданье панихиды
У пропойцы в низких нотах.
День и ночь теперь саженным
Мне в лицо светить кандилам<,>
И в молчанье напряженном

17—18 Нет, коль что-нибудь осталось
Из того, что было мною<,>

20—25 Хоть завейте пеленою.
Ночью молча схороните
Тело бедное поэта.
А покуда прогоните
Всех шутов из кабинета.