Золотая булла (1222)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Перейти к навигации Перейти к поиску

Золотая булла
Переводчик неизвестен
Оригинал: лат. Bulla aurea. — Перевод опубл.: 1222. Источник: Fictional page.svg Собрание конституционных актов. — М., 1905 — Вып. II.

[33]

Во имя Единой Святой и нераздельной Троицы. Андрей — милостью Божией наследственный король Венгрии, Далмации, Кроации, Рама (Боснии), Сервии, Галиции и Лодомерии.

Так как свобода знатных лиц, а также и других в нашем королевстве, установленная королем Стефаном, в значительной мере была уничтожена могуществом некоторых королей, действовавших или из личных враждебных чувств, или под влиянием вероломных советов негодных и искавших только своей выгоды людей, то знать много раз обращалась сама к нашей Светлости и к их светлости ко­ролям, нам предшествовавшим, с просьбами и многочислен­ными челобитными по поводу реформы нашего королевства. Посему, желая в меру наших обязанностей удовлетворить их требование, особенно во внимание тех больших огорче­ний, которые возникали по этому случаю между нами и вами, а этого надлежит избегать для более полного сохранения ко­ролевского достоинства, ибо последнее лучше всего может сохраняться при их же помощи, — посему мы даруем как им, так и другим свободным людям нашего королевства свободу, пожалованную святым королем, и предписываем кроме того касательно переустройства нашего королевства следующие другие спасительные меры:

1. Устанавливаем, что мы должны будем все года в праздник святого короля устраивать торжественное собрание в королевском Альбе, по крайней мере если не воспрепят­ствует нам какое-нибудь очень важное дело или болезнь; и если мы не будем в состоянии присутствовать там лично, то без всякого сомнения нас заместит наш палатин и будет вести дела от нашего имени, и все знатные лица, кто только хочет, могут свободно туда собраться.

2. Мы хотим также, чтоб ни мы, ни наши преемники не могли бы в угоду какого-нибудь магната схватить и предать наказанию кого-нибудь из знатных лиц, если они не были привлечены к ответственности и изобличены в обычном су­дебном порядке. [34]

3. Кроме того мы не будем взимать никаких податей и никаких сборов с имущества знатных; и не будем появ­ляться в их домах и поместьях иначе, как по их приглаше­нию. Мы не будем также взимать податей с людей Церкви.

4. Если кто-нибудь из знатных умирает без сына, то дочь его получает четверть его достояния; остальным он может располагать, как хочет. Если смерть помешает ему распорядиться, достояние его переходит к ближайшим род­ственникам. Если же у него нет абсолютно никакого потом­ства, оно переходит к королю.

5. Высшие князья (comites parochiani) не имеют никакого права вмешиваться в имущественные отношения знатных, если только дело не касается монет и десятин. Придвор­ные князья (comites curiae parochiani) могут судить только лиц, находящихся в их замке. Воров и разбойников су­дят королевские biloques, но в присутствии и под председа­тельством высшего князя.

6. Кроме того отныне воспрещается обычай строить обви­нение воров на клятве собрания местных жителей.

7. Если король захочет повести армию за пределы королев­ства, знатные не обязаны следовать за ним, если только это не будет производиться за его счет. И после возвращения король не может подвергнуть их за это какому-нибудь воен­ному осуждению. Но если вражеские войска вторгаются в ко­ролевство, то все до последнего обязаны встать на защиту. Кроме того, если мы захотим повести армию за пределы королевства и лично будем вместе с армией, то все начальники округов (comitats) должны следовать с нами за наш счет.

8. Палатин судит безразлично всех свободных людей нашего королевства. Но в случаях, когда требуется казнь знатных лиц или конфискация их имуществ, дело может решаться только по соглашении с королем. Судьи могут иметь только по одному помощнику в каждом ведомстве.

9. Наш придворный князь (curialis comes), пока он живет при дворе, имеет право судить всех и может во вся­ком месте окончить процесс, начатый при дворе. Но когда он находится в своих владениях, он не может ни поста­новлять приговоров, ни привлекать кого-нибудь к суду.

10. Если какой-нибудь магнат умирает в походе, то сын занимает то же высокое место, какое занимал отец. Если при тех же обстоятельствах умирает просто знатный чело­век, то сын его возводится в достоинство по усмотрению короля.

11. Если добропорядочные иностранцы поселяются в на­шем королевстве, то они не могут занимать важных должностей без согласия совета королевства. [35]

12. Жены умерших или приговоренных к смерти, по­гибших вследствие исполнения над ними приговора или на поединке или каким-нибудь другим образомъ, — не могут быть лишаемы их приданого.

13. Когда магнаты сопровождают двор или совершают какое-нибудь другое путешествие, они не имеют права при­теснять или грабить бедных.

14. Кроме того, если какой-нибудь князь не ведет себя достойным образом, не выполняя обязанностей, налагаемых на него должностью или если он притесняет население своего округа, то, обличив его перед всем королевством, его нужно постыдно лишить его достоинства и присудить к от­даче всего, что он отнял.

15. Наши оруженосцы, пестуны и сокольничьи не имеют права без спроса появляться в имениях знатных.

16. Мы не будем жаловать ни главное управление округом, ни какую второстепенную должность на вечные времена в наследственное владение.

17. Никто не может быть лишен имущества, приобретен­ного путем законной службы.

18. Кроме того, знатные могут с нашего позволения сво­бодно находиться при нашем сыне, по крайней мере — при са­мом старшем, и это не повлечет для них потерю их иму­ществ. Мы не будем принимать к себе никого, кто был правильным порядком осужден нашим сыном, или зани­маться процессом, поднятым перед ним и не конченным им. Наш сын со своей стороны будет поступать точно так же.

19. Вассалы (jobagiones castrorum) удерживают вольности, установленные королем св. Этьенном; также и иностранцы всех наций в зависимости от того, какие вольности им по­жалованы были в самом начале.

20. Десятины не должны сбираться деньгами, они уплачи­ваются продуктами земли, вином и зерном; если епископы станут этому противиться, мы не станем им помогать.

21. Епископы не обязаны платить десятину для наших ло­шадей, какая уплачивается с земель знатных, и их люди тоже не обязаны представлять десятины на королевских землях.

22. Кроме того, наши свиньи не могут быть в лесах и на лугах знатных без разрешения.

23. Кроме того, наша новая монета будет иметь значение от Пасхи до Пасхи и чеканка ее будет такой, какой была со времени короля Бела.

24. Князья палаты монет, заведующие солеварнями и сбор­щики податей будут считаться в нашем королевстве знат­ными. Ими не могут стать исмаэлиты и евреи. [36]

25. Кроме того, солеварни не могут находиться внутри страны, а только в Заболке, в Режеке и на границах.

26. Кроме того, никакие земельные владения не могут быть отдаваемы иностранцам. Если же они как-нибудь отданы или проданы, то они должны быть возвращены народу королевством путем выкупа.

27. Куний мех будет оцениваться по обычаю, установлен­ному королем Коломаном.

28. Если над кем-нибудь постановлен приговор в правильном судебном порядке, то уж никто из влиятель­ных лиц не может за него вступиться.

29. Князья пользуются только доходом, связанным с должностью, ими занимаемой; король получает все остальные сборы, которые принадлежат ему, т. е. с кадок, волов, с двух третей городов и подати.

30. Кроме того, за исключением четырех баронов, имен­но: палатина бана и графов короля и королевы, никто не может совмещать две должности.

31. И для того, чтобы эти установления и пожалования со­хранить навсегда, как при нашей жизни, так и при наших преемниках, мы написали это в семи экземплярах и скрепили нашей золотой печатью: один экземпляр будет послан Папе и пусть он занесет его в свои реестры, другой — странноприимным монахам; третий — тамплиерам, четвертый — ко­ролю; пятый — владетелю Эстергома; шестой — владетелю Колоксы; наконец, седьмой экземпляр будет храниться палати­ном, который, всегда имея его текст перед глазами, и должен будет не отступать от предписаний, содержащихся в нем и кроме того смотреть за тем, чтобы не отступали от них ни король, ни знатные. Так знатные будут пользоваться своими вольностями и оставаться верными нам и нашим преемникам, не отказывая в законном повиновении королев­ской короне. Если же мы, или кто-нибудь из наших преемников, захотим когда-нибудь нарушить эти установления, то епископы и другие, бароны и все знатные нашего королевства, настоящие и будущие — все вместе или отдельно друг от друга, именно в силу этих установлений и не нарушая клятву верности, имеют полное право стать против нас и сопро­тивляться нам и нашим преемникам.

Дано через Клети-канцлера нашего двора настоятеля Эгерской церкви в 1222 г. от воплощения Христова, при досто­чтимом Жане, архиепископе Эстергома преподобном Угрине — архиепископе Колоксе; при Дезирэ — епископе Клонада; Ро­берте — епископе Веспрема; Фоме — епископе Эгера, Этьенне — епископе Загреба (Agram), Бартелеми — епископе Рекса (Sünfkirchen), Коме — епископе Жнёра (Raab), Береске — епископе [37]Вакза (Waitzen), Винценте — епископе Ниитры, в семнадцатый год нашего царствования.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1926 года.

Flag of Russia.svg