Из записной книжки 1 (Бальмонт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Из записной книжки : Предисловие к первому тому Полного собрания стихов
автор Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Из сборника «Полное собрание стихов. Том первый.». Дата создания: 1904, опубл.: 1904. Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Полное собрание стихов. Том первый. Издание четвертое — М.: Изд. Скорпион, 1914 Из записной книжки 1 (Бальмонт) в дореформенной орфографии


ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ.
(1904).

Огонь, Вода, Земля, и Воздух — четыре царственные Стихии, с которыми неизменно живёт моя душа в радостном и тайном соприкосновении. Ни одного из ощущений я не могу отделить от них, и помню о их Четверогласии всегда.

Огонь — всеобъемлющая тройственная стихия, пламя, свет, и теплота, тройственная и седьмеричная стихия, самая красивая из всех. Вода — стихия ласки и влюблённости, глубина завлекающая, её голос — влажный поцелуй. Воздух — всеокружная колыбель-могила, саркофаг-альков, легчайшее дуновение Вечности, и незримая летопись, которая открыта для глаз души. Земля — чёрная оправа ослепительного бриллианта, и Земля — небесный Изумруд, драгоценный камень Жизни, весеннее Утро, нежный расцветный Сад.

Я люблю все Стихии равно, хоть по разному. И знаю, что каждая стихия бывает ласкающей, как колыбельная песня, и страшной, как шум приближающихся вражеских дружин, как взрывы и раскаты дьявольского смеха.

Вода нежнее Огня, оттого что в ней женское начало, нежная влажная всевоспринимаемость. Огонь не так нежен, порой, но он сильнее, сложней, и страшнее, он сокровенней и проникновеннее. B Воздухе тонут взоры, и душа уносится к Вечному, в белое Царство Бестелесности. Земля родней нам всех других Стихий — высот и низин — и к ней радостно прильнуть с дрожанием счастья в груди, и с глухим сдавленным рыданием.

Всё Стихии люблю я, и ими живёт моё творчество.

Оно началось, это длящееся, только ещё обозначившееся, творчество — с печали, угнетённости, и сумерек. Оно началось под Северным небом, но, силою внутренней неизбежности, через жажду безгранного, Безбрежного, через долгие скитания по пустынным равнинам и провалам Тишины, подошло к радостному Свету, к Огню, к победительному Солнцу.

От книги к книге, явственно для каждого внимательного глаза, у меня переброшено звено, и я знаю, что, пока я буду на Земле, я не устану ковать всё новые и новые звенья, и что мост, который создаёт моя мечта, уводит в вольные манящие дали.

От бесцветных сумерек к красочному Маю, от робкой угнетённости к Царице-Смелости с блестящими зрачками, от скудости к роскоши, от стен и запретов к Цветам и Любви, от незнания к счастью вечного познания, от гнёта к глубокому вздоху освобождения, к этой радости видеть и ласкать своим взором ещё новое, вот ещё, и ещё, без конца.

И если воистину я люблю все Стихии в разное время равно, мне всё же хочется сказать сейчас, что любимая моя стихия — Огонь. Я молюсь Огню. Огонь есть истинно всемирная стихия, и кто причастился Огня, тот слит с Мировым. Он душой своей входит в таинственные горницы, где горят неугасимые светильники — и струятся во взоры влияния волшебных талисманов, драгоценных камней.

К. Бальмонт

3 декабря. Вечер

Москва