Из окна богадельни (Андерсен/Ганзен)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Изъ окна богадѣльни
авторъ Гансъ Христіанъ Андерсенъ (1805—1875), пер. А. В. Ганзенъ (1869—1942)
Языкъ оригинала: датскій. Названіе въ оригиналѣ: Fra et Vindue i Vartou, 1846. — Источникъ: Собраніе сочиненій Андерсена въ четырехъ томахъ. — 2-e изд.. — СПб., 1899. — Т. 1.. Из окна богадельни (Андерсен/Ганзен)/ДО въ новой орѳографіи



[299]

Противъ зеленаго вала, огибающаго весь городъ,[1] находится большое красное зданіе; въ окнахъ его виднѣются цвѣточные горшки съ бальзаминами и мускусомъ. Обстановка въ домѣ самая неказистая, бѣдная, да и бѣдные люди живутъ тутъ. Это женская богадѣльня Вартоу.

Смотри, вотъ къ окну подходитъ старая дѣва, обрываетъ у бальзамина засохшіе листики и смотритъ на зеленый валъ, гдѣ рѣзвятся ребятишки. О чемъ она думаетъ? Прочесть ея мысли—передъ вами развернется цѣлая житейская драма.

Бѣдныя малютки! Какъ они рѣзвятся! Какія у нихъ розовенькія щечки, славные веселые глазки, хоть нѣтъ ни чулокъ, ни башмаковъ! Они пляшутъ по зеленому валу на томъ самомъ мѣстѣ, которое, по преданію, прежде все обваливалось, такъ что образовывалась яма. Въ эту-то яму заманили игрушками и цвѣтами невинное дитя и засыпали ее, пока дитя забавлялось. Съ тѣхъ поръ валъ пересталъ обваливаться и покрылся чудеснымъ дерномъ. Ребятишки не знаютъ объ этомъ преданіи, а то они, пожалуй, услыхали бы плачъ ребенка подъ землей, и роса на травѣ показалась бы имъ горючими слезами. Они не знаютъ и исторіи про короля Даніи,[2] который, проѣзжая по валу въ виду подступившаго непріятеля, клялся не покидать столицы и „умереть въ своемъ гнѣздѣ“. Тогда на валъ сбѣжались всѣ горожане—и мужчины, и женщины и принялись лить кипятокъ на головы враговъ, одѣтыхъ въ бѣлое и потому незамѣтно подкравшихся по снѣгу къ самому валу.

Весело ребятишкамъ!

Рѣзвись дѣвочка! Скоро придетъ время… счастливое время, настанетъ день конфирмаціи, и ты придешь сюда рука объ руку со сверстницами. На тебѣ бѣлое платье; не дешево обошлось оно твоей матери, хоть и перешито изъ стараго! На плечахъ у тебя красная шаль, которая спускается чуть не до полу,—зато видно, какая она большая… слишкомъ даже большая. Ты въ восторгѣ отъ своего наряда, и сердечко твое переполнено чувствомъ благодарности къ Творцу. А какъ хорошо [300] тутъ, на валу!.. Годы идутъ за годами; не мало приходится пережить и тяжелыхъ, мрачныхъ дней, но молодость, беретъ свое, и вотъ—у тебя уже есть женихъ. Ты и сама не знаешь, какъ это случилось! Вы встрѣчаетесь, ходите раннею весною на валъ и гуляете тутъ, прислушиваясь къ праздничному звону колоколовъ. Еще нѣтъ ни одной фіалки, но въ Розенборгскомъ саду одно дерево уже покрыто зелеными почками; передъ нимъ вы останавливаетесь… Дерево каждый годъ покрывается свѣжею листвой; не то съ сердцемъ человѣческимъ: его заволакиваютъ облака, куда больше и темнѣе тѣхъ, что покрываютъ сѣверное небо. Бѣдное дитя! Брачнымъ ложемъ твоего жениха становится гробъ, и ты остаешься старою дѣвой!

Теперь ты смотришь изъ окна богадѣльни на игры дѣтей и видишь, какъ повторяется твоя исторія!

Вотъ какая драма развертывается передъ умственнымъ взоромъ старой дѣвы, которая смотритъ на зеленый валъ, гдѣ сіяетъ солнышко, а краснощекіе ребятишки безъ чулокъ и башмаковъ рѣзвятся и ликуютъ, какъ птички небесныя.

Примѣчанія.

  1. Прежде валъ дѣйствительно шелъ вокругъ всего Копенгагена, теперь же его почти весь срыли; на мѣстѣ прежняго вала разведены сады и бульвары. Примѣч. перев.
  2. Фредерикъ III. Примѣч. перев.