История Капитолийской Венеры (Твен; В. О. Т.)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< История Капитолийской Венеры (Твен; В. О. Т.)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Исторія Капитолійской Венеры
авторъ Маркъ Твэнъ (1835—1910), пер. В. О. Т.
Собраніе сочиненій Марка Твэна (1896—1899)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Legend of the Capitoline Venus. — Опубл.: 1869 (оригиналъ), 1896 (переводъ). Источникъ: Commons-logo.svg Собраніе сочиненій Марка Твэна. — СПб.: Типографія бр. Пантелеевыхъ, 1896. — Т. 1. История Капитолийской Венеры (Твен; В. О. Т.)/ДО въ новой орѳографіи


[205]
ИСТОРІЯ КАПИТОЛІЙСКОЙ ВЕНЕРЫ.
ГЛАВА I.
(Мѣсто дѣйствія: мастерская художника въ Римѣ).

— О, Георгъ, какъ я люблю тебя!

— Я знаю это, Марія, и Богъ да благословитъ твое нѣжное сердце, но только отчего твой отецъ такъ суровъ и непреклоненъ?

— Георгъ, онъ не глупъ, но искусство считаетъ глупостью… Онъ имѣетъ кой-какое понятіе въ москательныхъ товарахъ и ему кажется, что ты уморишь меня съ голоду.

— Будь проклята его премудрость: она отзывается высокой проницательностью!

— О, зачѣмъ я не безсердечный лавочникъ, наживающій капиталъ, а Богомъ одаренный скульпторъ, не имѣющій что кушать!

— Не падай только духомъ, мой вѣрный Георгъ: всѣ его предразсудки исчезнутъ, какъ только у тебя будутъ 50 тысячъ долларовъ и…

— Пятьдесятъ тысячъ чертей! Дитя! я еще долженъ за квартиру!

ГЛАВА II.
(Мѣсто дѣйствія: квартира въ Римѣ).

— Любезнѣйшій господинъ, всякая болтовня излишня. Противъ васъ я ничего не имѣю, но не могу же выдать мою дочь за пудингъ изъ любви, искусства и голода, — а кромѣ всего этого, мнѣ думается, вы ей ничего предложить не можете.

— Сударь, я бѣденъ, — я и не отрицаю это, — но развѣ слава ничто? Всѣми уважаемый Баллами Фудль изъ Арканзаса признаетъ мою статую Америки за выдающееся произведеніе скульптуры и онъ вполнѣ увѣренъ, что мое имя будетъ впослѣдствіи знаменито…

— Болванъ! Ну, что понимаетъ этотъ оселъ изъ Арканзаса въ [206]подобныхъ вещахъ! Слава тутъ не при чемъ, вся суть въ рыночной цѣнѣ вашего мраморнаго пугала. Чтобы сдѣлать его, вамъ пришлось работать полгода, и за это вамъ никто не дастъ болѣе 100 долларовъ. Нѣтъ, сударь! Принесите мнѣ 50 тысячъ долларовъ и тогда можете получить мою дочь, — иначе я ее выдамъ за молодого Симпера. Въ вашемъ распоряженіи ровно полгода, чтобы собрать эту сумму. А пока до свиданія, сударь!

— О, я несчастный!

ГЛАВА III.
(Мѣсто дѣйствія: мастерская художника).

— О Джонъ, другъ моего дѣтства, я — несчастнѣйшій изъ людей!

— Ты простофиля!

— У меня не осталось ничего, что я могъ бы любить, кромѣ моей бѣдной статуи… Но и она даже не выражаетъ мнѣ никакого участія на своемъ холодномъ мраморномъ лицѣ, — такъ прекрасна и такъ безсердечна!

— Ты болванъ!

— О, Джонъ!

— О, неразумная тварь! Развѣ ты не говорилъ, что имѣешь 6-ть мѣсяцевъ времени, чтобы собрать эти деньги!

— Джонъ, не глумись надъ моимъ несчастьемъ! Будь у меня 6 столѣтій, — что они помогли бы мнѣ? Къ чему они бѣдному несчастному человѣку безъ имени, безъ капитала и безъ друзей?

— Дуракъ! Трусъ! Идіотъ! Полгода времени, чтобы достать деньги. Да на это и 5 мѣсяцевъ довольно!

— Ты съ ума сошелъ!

— Полгода! да вѣдь это времени больше, чѣмъ надо. Я тебѣ достану деньги!

— Джонъ, что ты хочешь сказать этимъ? Какимъ способомъ на всемъ бѣломъ свѣтѣ умудришься ты собрать для меня эту громадную сумму?

— Предоставь только это дѣло мнѣ и не вмѣшивайся въ него. Согласенъ-ли ты поручить мнѣ его всецѣло? Поклянись, что покоришься всему, что бы я ни сдѣлалъ, и обѣщай мнѣ, что не станешь порицать никакое мое дѣйствіе!

— У меня кружится голова, — мнѣ дурно, — но, изволь, я клянусь!

Джонъ беретъ молотокъ и съ невозмутительнымъ спокойствіемъ отбиваетъ у Америки носъ. Еще одинъ взмахъ, — и два ея пальца падаютъ на полъ, — еще ударъ, и отлетаетъ часть уха еще [207]— и пальцы на ногѣ оказываются изувѣченными и раздробленными, еще — и лѣвая нога ниже колѣна превращается въ кучку осколковъ.

Джонъ нахлобучиваетъ шапку и уходитъ.

Георгъ 30 секундъ съ ужасомъ, молча, смотритъ на искалѣченное страшилище передъ собою, а затѣмъ въ судорогахъ начинаетъ кататься по полу.

Джонъ вскорѣ возвращается съ каретой, въ которую забираетъ скульптора съ разбитымъ сердцемъ и статую съ разбитой ногой, и, тихонько насвистывая что-то, увозитъ съ собой обоихъ калѣкъ. Скульптора онъ оставляетъ у себя на квартирѣ, а самъ съ статуей ѣдетъ дальше и вскорѣ исчезаетъ на Via Quirinalis.

ГЛАВА IV.
(Мѣсто дѣйствія — мастерская художника).

— Сегодня въ два часа исполнится ровно полгода! О, адское мученіе! Моя жизнь разбита! Лучше бы я умеръ! Вчера вечеромъ я не ужиналъ, сегодня утромъ — не завтракалъ… Мнѣ не на что сходить даже въ кухмистерскую!.. Голоденъ-ли я? о, не говорите лучше объ этомъ!.. Сапожникъ замучилъ меня до смерти, портной сидитъ у меня на шеѣ, хозяинъ гонитъ меня вонъ съ квартиры! Горе мнѣ, несчастному! Джона я не видѣлъ ни разу послѣ того ужаснаго дня! «Она» нѣжно улыбается мнѣ, при встрѣчахъ на улицѣ, но безсердечный старикъ-отецъ суровымъ взглядомъ приказываетъ ей смотрѣть въ другую сторону… Эй, кто тамъ стучится въ дверь? Кто опять преслѣдуетъ меня? Держу пари, это — злостная каналья — сапожникъ… Войдите!

— Честь имѣю кланяться, ваша свѣтлость! да будетъ надъ вами благословеніе неба! Я осмѣлился принести ваши новые сапоги, — о, не говорите, ничего объ уплатѣ! Вѣдь мнѣ не къ спѣху, совсѣмъ не къ спѣху! Буду гордиться, если ваша свѣтлость и впредь почтете меня своимъ заказомъ и… Честь имѣю кланяться!

— Онъ самъ принесъ мнѣ сапоги! Не требуетъ денегъ! Раскланивается, изгибается и шаркаетъ, какъ это дѣлаютъ развѣ только передъ высочайшей особой! Проситъ моихъ дальнѣйшихъ заказовъ! Или, можетъ быть, свѣтопреставленіе уже близко! Кто тамъ еще? Войдите!

— Прощу прощенія, синьоръ, — я принесъ вашъ новый костюмъ… и…

— Эй, кто еще? Войдите!

— Тысячу извиненій за безпокойство, ваше сіятельство! Я [208]устроилъ для васъ внизу, въ первомъ этажѣ, прекрасную квартиру, — этотъ несчастный чердакъ вашъ совсѣмъ не годится и…

— Войдите!

— Я являюсь сказать вамъ, м. г., что вашъ кредитъ въ нашемъ банкѣ, за послѣднее время, къ сожалѣнію, совершенно было упавшій, нынѣ вполнѣ возстановленъ и можетъ быть предложенъ вамъ на самыхъ выгодныхъ условіяхъ. Мы будемъ считать себя особенно счастливыми, если вы окажете намъ свое довѣріе и изволите обратиться къ намъ въ случаѣ…

— Войдите!

— Мой благородный юноша! Она — твоя! Сію минуту она сама будетъ здѣсь. Возьми ее, женись на ней, люби ее и будь счастливъ! Да благословитъ Господь васъ обоихъ. Гипъ, гипъ! Ура!

— Войдите!

— О, Георгъ, о, мой единственный возлюбленный! Ты спасены!

— О, Марія, о моя единственная возлюбленная, мы спасены!

Но будь я проклятъ, если я понимаю: какъ и почему!

ГЛАВА V.
(Мѣсто дѣйствія — кофейная въ Римѣ).

Одинъ изъ многочисленной группы американцевъ читаетъ и въ то же время переводитъ вслухъ слѣдующую статью изъ еженедѣльной газеты.

«Il Slaugehauger di Roma».

— Чудесная находка! Приблизительно полъ года тому назадъ синьоръ Джонъ Смиттъ, американецъ, проживающій уже нѣсколько лѣтъ въ Римѣ, купилъ у одного изъ обанкротившихся родственниковъ княгини Боргезе незначительный клочекъ земли въ Кампаньи, непосредственно прилегающій къ могильному склепу фамиліи Сципіоновъ. Отправившись затѣмъ къ министру общественныхъ сдѣлокъ, г. Смиттъ закрѣпилъ этотъ клочекъ земли за однимъ бѣднымъ американскимъ художникомъ по имени Георгъ Арнольдъ, объяснивъ, что онъ дѣлаетъ это въ качествѣ отплаты и вознагражденія за убытки, сознательно причиненные имъ много лѣтъ тому назадъ имуществу синьора Арнольда; кромѣ того, онъ присовокупилъ, что желаетъ улучшить на свой счетъ означенный участокъ земли, дабы этимъ еще больше вознаградить синьора Арнольда. Четыре недѣли тому назадъ синьоръ Смиттъ, при производствѣ необходимыхъ на мѣстѣ раскоповъ, отрылъ античную статую, замѣчательнѣйшую изъ числа всѣхъ когда либо обогощавшихъ римскія сокровищницы искусства. Это была божественная женская фигура, которая, не смотря на печально [209]покрывавшую ее грязь и плѣсень вѣковъ, тѣмъ не менѣе не могла не возбудить неописуемый восторгъ у каждаго истиннаго знатока. У статуи не хватаетъ носа, лѣвой ноги ниже колѣна, уха и нѣсколькихъ пальцевъ на правой ногѣ, въ остальной она замѣчательно хорошо сохранила свою гордую осанку. Папское правительство немедленно отрядило къ статуѣ военный караулъ и избрало особую коммиссію изъ художественныхъ критиковъ, археологовъ и сіятельнѣйшихъ кардиналовъ для оцѣнки этого произведенія искусства и для опредѣленія точной суммы вознагражденія, которая должна быть выплачена владѣльцу земли, въ которой это сокровище найдено. До вчерашняго вечера все это сохранялось подъ покровомъ величайшей тайны. Засѣданія коммиссіи производили при закрытыхъ дверяхъ. Вчера вечеромъ статуя единогласно признана Венерой, работы неизвѣстнаго, но несомнѣнно геніальнаго художника третьяго столѣтія до Рождества Христова. Коммиссія считаетъ эту статую за совершеннѣйшее въ мірѣ художественное произведеніе. Около полуночи происходило послѣднее засѣданіе, на которомъ стоимость Венеры опредѣлена въ грандіозную сумму 10 милліоновъ франковъ! Такъ какъ, согласно римскимъ законамъ и обычаямъ, правительство считается собственникомъ въ половинной части всѣхъ произведеній искусства, которыя находились въ Кампаньи, то ему приходится уплатить г. Арнольду только 5 милліоновъ франковъ за пріобрѣтеніе правъ полной собственности надъ этой великолѣпной статуей. Сегодня утромъ Венера будетъ перевезена и установлена въ Капитоліи, а въ полдень особая коммиссія посѣтитъ синьора Арнольда для врученія ему, переводнымъ платежемъ его святѣйшества папы на государственное казначейство, колоссальной суммы въ 5 милліоновъ франковъ золотомъ.

Хоръ голосовъ. Вотъ это счастье! Это дьявольское счастье!

Одинъ голосъ. Милостивые государи! Я предлагаю немедленно образовать американскую компанію на акціяхъ для покупки участковъ земли въ этой мѣстности и для розысканія скульптурныхъ древностей. Компанія будетъ имѣть въ Нью-Іоркѣ на Крѣпостной улицѣ особую агентуру для игры на повышеніе и пониженіе этихъ акцій.

Всѣ. Предложеніе принято!

ГЛАВА VI.
(Мѣсто дѣйствія — римскій Капитолій).
(Десять лѣтъ спустя).

— Милая Марія, — вотъ она знаменитѣйшая въ мірѣ статуя, — божественная Капитолійская Венера, о которой ты уже такъ много [210]слышала. Она стоитъ тутъ съ своими маленькими поврежденіями, «реставрированными» или, проще говоря, заплатанными извѣстнѣйшими римскими художниками. Даже тотъ фактъ, что они были допущены положить заплатки на это благородное произведеніе искусства, уже это одно прославитъ имена ихъ на вѣчныя времена. Но какимъ страннымъ представляется мнѣ это мѣсто. Десять счастливыхъ лѣтъ тому назадъ, въ тотъ день, когда я въ послѣдній разъ стоялъ здѣсь, я былъ бѣденъ, да! у меня гроша не было въ карманѣ. Правда, не мало труда досталось и на мою долю, прежде чѣмъ Римъ сталъ собственникомъ этого грандіознѣйшаго изъ всѣхъ существующихъ на свѣтѣ произведеній античнаго искусства. — Высокочтимая, знаменитая Капитолійская Венера! А въ какую сумму она была оцѣнена? Десять милліоновъ франковъ, кажется?

— Да, теперь — она стоитъ этого!

— О, милый Георгъ, какъ божественно хороша она!

— Еще бы! но все-таки какое сравненіе съ тѣмъ, что она была раньше, прежде чѣмъ Джонъ Смиттъ сломалъ ей ногу и отбилъ у ней носъ! О, хитроумный, геніальный, благородный Смиттъ! Ты истинный виновникъ всего нашего счастья! Тсс!..

А знаешь-ли ты, что обозначаетъ этотъ хрипъ?

Марія, у малютки коклюшъ, а ты его тащишь сюда! Да неужели же ты никогда не выучишься обращаться съ дѣтьми хоть немножко заботливѣе?!

Заключеніе.

Капитолійская Венера и сегодня стоить въ Римскомъ Капитоліи, представляя собою и сегодня совершеннѣйшее, знамѣнитѣйшее, античное произведеніе искусства, которымъ по праву можетъ гордиться весь свѣтъ. И если бы вамъ когда-нибудь посчастливилось стоять передъ нею и, разсматривая ее, ощутить въ себѣ приливъ необъяснимаго восторга, пусть эта правдивая тайная исторія ея происхожденія не смущаетъ вашего блаженства; но когда вамъ придется читать объ окаменѣломъ колоссѣ, найденномъ при раскопкахъ близь Сиракузъ въ штатѣ Нью-Іоркъ или въ какой-нибудь другой мѣстности, — то держите ухо востро! И если Барнумъ, откопавшій эту диковину, станетъ предлагать вамъ купить ее за баснословную сумму, — не покупайте. Пошлите его… къ папѣ римскому.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1925 года.

Flag of Russia.svg