Исчезло ли двоевластие? (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исчезло ли двоевластие?
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Опубл.: 2 июня (20 мая) 1917. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1969. — Т. 32. Май — июль 1917. — С. 127—130


Нет. Двоевластие осталось. Коренной вопрос всякой революции, вопрос о власти в государстве, по-прежнему висит в неопределенном, неустойчивом, явно переходном состоянии.

Сличите министерские газеты, например, «Речь», с одной стороны, «Известия», «Дело Народа», «Рабочую Газету», с другой. Проглядите скудные, к сожалению, слишком скудные, официальные сообщения о том, что делается на заседаниях Временного правительства, как оно «откладывает» обсуждение существеннейших вопросов, будучи бессильно взять какой-либо определенный курс. Вчитайтесь в резолюцию Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов от 16 мая по самому существенному, самому важному вопросу о мерах борьбы с разрухой, с неминуемо грозящей катастрофой — и вы убедитесь в полнейшей неприкосновенности двоевластия.

Все признают, что страна приближается с громадной быстротой к катастрофе, и отделываются отпиской.

Разве это не отписка, когда резолюция по такому вопросу, как катастрофа, в такой момент, как переживаемый нами, громоздит комиссии на комиссии, отделы на отделы, подотделы на подотделы? Когда по неслыханно вопиющему делу с донецкими углепромышленниками, изобличенными в сознательной дезорганизации производства, принимается тем же Исполнительным комитетом резолюция, в которой опять-таки нет ничего, кроме добрых пожеланий? Фиксировать цены, регулировать прибыль, установить минимум заработной платы, приступить к образованию регулируемых государством трестов — через кого? Как? «Через центральные и местные учреждения Донецко-Криворожского бассейна. Учреждения эти должны иметь демократический характер и быть составлены при участии представителей рабочих, предпринимателей, правительства и демократических революционных организаций»!

Это было бы комично, если бы дело не шло о трагедии.

Ибо заведомо известно, что подобные «демократические» учреждения и на местах и в Питере (тот же Исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов) существовали и существуют, будучи не в силах ровно ничего сделать. С конца марта — марта! — происходят совещания донецких рабочих и промышленников. Прошло более чем полтора месяца. Результат тот, что донецкие рабочие вынуждены признать сознательную дезорганизацию производства промышленниками!

И народ угощают опять обещаниями, комиссиями, собраниями представителей рабочих и промышленников (не поровну ли?), начиная паки и паки сказку про белого бычка!

Корень зла — в двоевластии. Корень ошибки народников и меньшевиков — в непонимании классовой борьбы, которую они хотят заменить или заслонить, примирить фразой, посулами, отписками, комиссиями «при участии» представителей… того же двое властного правительства!

Капиталисты неслыханно, скандально нажились за время войны. Они имеют на своей стороне большинство правительства. Они хотят всевластия, они не могут, с точки зрения своего классового положения, не добиваться всевластия, не отстаивать его.

Рабочие массы, составляя гигантское большинство населения, имея в своих руках Советы, чувствуя свою силу, как большинства, видя всюду обещания «демократизации» жизни, зная, что демократия есть господство большинства над меньшинством (а не обратно, чего хотят капиталисты), добиваясь улучшения своей жизни только со времени революции, да и то не везде, а не с начала войны, рабочие массы не могут не стремиться к всевластию народа, т. е. большинства населения, т. е. к решению дел по большинству рабочих против меньшинства капиталистов, а не по «соглашению» большинства с меньшинством.

Двоевластие остается. Правительство капиталистов остается правительством капиталистов, несмотря на придаточек к нему в виде меньшинства народников и меньшевиков. Советы остаются организацией большинства. Народнические и меньшевистские вожди беспомощно мечутся, желая усесться между двух стульев.

А кризис растет. Дело дошло до невероятно наглых преступлений со стороны капиталистов-углепромышленников, до порчи и остановки ими производства. Растет безработица. О локаутах говорят. Локауты, в сущности, начинаются именно в форме дезорганизации производства капиталистами (ведь уголь — есть хлеб промышленности!!), именно в форме увеличивающейся безработицы.

Вся ответственность за этот кризис, за надвигающуюся катастрофу ложится на народнических и меньшевистских вождей. Ибо именно они в данное время — вожди Советов, т. е. большинства. Нежелание меньшинства (капиталистов) подчиниться большинству — неизбежно. Кто не позабыл всего, чему учит и наука и опыт всех стран, кто не забыл классовой борьбы, тот не будет доверчиво ждать «соглашения» с капиталистами в таком коренном, жгучем вопросе.

Большинство населения, т. е. Советы, т. е. рабочие и крестьяне, имели бы полную возможность спасти положение, помешать капиталистам дезорганизовывать и останавливать производство, взять его немедленно, на деле, под свой контроль, если бы не «соглашательская» политика народнических и меньшевистских вождей. Они несут на себе всю ответственность за кризис и за катастрофу.

Но выхода, кроме решения большинства рабочих и крестьян против меньшинства капиталистов, нет. Никакие оттяжки не помогут, они только обострят болезнь.

С точки зрения марксизма, «соглашательство» народнических и меньшевистских вождей есть проявление колебаний мелкой буржуазии, боящейся довериться рабочим, боящейся порвать с капиталистами. Эти колебания неизбежны, — как неизбежна и наша борьба, борьба пролетарской партии, за преодоление колебаний, за разъяснение народу необходимости восстановить, организовать, увеличить производство против капиталистов.

Иного выхода нет. Либо назад, к всевластию капиталистов, либо вперед, к демократии на деле, к решению по большинству. Теперешнее двоевластие долго держаться не может.


«Правда» № 62, 2 июня (20 мая) 1917 г.
Печатается по тексту газеты «Правда»