Кафешантанная кулиса (Савояров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Кафешантанная кулиса (монолог).[1]
автор Михаил Николаевич Савояров (1876—1941)
Из сборника «М. Н. Савояров, 1-й сборник сочинений». Дата создания: 1910-1912 [2], опубл.: 1914 [3]. Источник: М. Н. Савояров, 1-й сборник сочинений: Песни, куплеты, пародии, дуэты. Петроград, 1914, (стр. 3-6).
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



КАФЕШАНТАННАЯ КУЛИСА


 
Монолог.

Что прочитать, что спеть, — не знаю,
Чтобы не вызвать строгий суд?..
Быть куплетистом, уверяю, —
Неблагодарный, тяжкий труд!
На этом поприще, тернистом,
Всё ищешь новеньких идей
И с каждым днём, быть юмористом,
Увы, становится трудней...
Ведь, всё затаскано ужасно,
Забиты темы все, давно
И как ни думай, — всё напрасно:
Найти сюжет, так мудрено!..
Но всё же я, для перемены,
Всегда пытаюсь, всё ищу
И на кулису... этой сцены
Вниманье ваше обращу.
Не знаю, хватит ли уменья
Мне, мысль стихами передать,
Но раз, уже явилось рвенье,
То разрешите продолжать!...
Кулиса сцену украшает,
Имея тесную с ней связь,
Меж тем, от публики скрывает
И закулисную всю грязь.
С тех самых пор, как с песней звонкой,
Мужик „пришил“ её сюда, —
Кусок холста, на рамке тонкой,
Порой краснеет от стыда:
Чего она тут не видала,
Каких не ведала вещей!
Она бы много разсказала,
Когда-бы был язык у ней...
Как много раз она видала,
Что шансонетка, из кулис,
Своим поклонникам мигала,
Чтоб ей похлопали, на „бис“.
Как, безголосицей страдая,
Шёл петь из хора баритон,
Уж наперёд, бедняга, зная:
Что никому не нужен он.
Как режиссёру тут, одна
Певица, взятку, раз давала,
При том, смущения полна,
Ему тихонько напевала:
— „Вы режиссёр! Вы идеал!
Я уважаю вас... как брата!“
Тот посмотрел и проворчал:
„Пятёрка..., это маловато...“
Как гардеробщица стояла
С водой, для „барышни“ своей
И с явной завистью шептала:
— „За что же деньги платят ей?
Поёт, весь месяц, два куплета,
Ногами месит ерунду,
Тьфу!..., безпременно, уж на лето,
Я в шансонетки перейду!“...
Вчера, с хорошенькою Ниной,
Тут, сам директор наш, стоял:
Шептал ей что-то, с сладкой миной
И ручки нежно пожимал.
Та опускала, скромно, глазки
Кокетства, гордости полна:
Она „директорские“ ласки
Себе за честь считать должна...
Видала как не заплатили
Два гостя, раз, за ужин свой,
Как протокол на них строчили
За это, позднею порой.
Как гость один, натуры пылкой,
Что-б показать всем свой „фасон“,
Пустил на сцену, вдруг, бутылкой —
За что был, с шиком! — уведён!..
А то видала, как пожарный
Дежурный, тут, на днях, стоял
И толстой польке, в бюст шикарный;
Все „глазенапы“ запускал: [4]
— „Вот это баба, каких мало!
Не с деревенскими сравнять, —
Кажись, хоть раз поцеловала —
Так целый рубль готов отдать!..
Да что там рупь! — пожар устрою,
Пожар любви, на зависть всем,
А после — утренней порою
Театр закрою — насовсем!“
Кулиса тайн не мало знает,
Но всё-ж молчание хранит,
Поведать нам их не желает!
А впрочем..., — лучше, пусть молчит!
А то, пожалуй, с лишним рвеньем,
Она сболтнула-бы сейчас,
Как я, до выхода, с волненьем
Смотрел, сквозь дырочку, на вас
И думал: „будет ли вниманье,
Что-б я развлечь, слегка, вас мог,
Иль пропадут мои старанья —
Не станут слушать монолог“;
Тогда, конечно, огорчённый,
Я вновь в кулисы удалюсь
И неудачею смущённый
Назад уж больше не вернусь...
Но, если, выслушав с вниманьем
Весь монолог сей длинный мой
Ответят мне рукоплесканьем! —
Я буду счастлив всей душой
И став на этой сцене, прочно, —
Сто монологов расскажу!...
Вы испугались?.. — Я нарочно!...
Я кончил. Всё... Я ухожу... [5]
За тему строго не судите, —
Не смог я лучшей подыскать
И Савоярова простите,
Коль не сумел он вас занять!


С-Петербург, Петроград,
1910-1914 год.

Примечания

  1. Этот текст исполнялся самим автором в начале Савояровских концертов или без музыки (как декламация), или под непритязательный аккомпанемент фортепиано, (но не в жанре мелодекламации). Иногда (по сюжету стиха) Савояров переходил на эксцентричное пение, (вставляя музыкальные цитаты и авто-цитаты). Время от времени Савояров прерывал собственное чтение резкими акцентами или ритурнелями скрипки, которую держал в руках.
  2. Как и все остальные произведения Савоярова, монолог «Кафешантанная кулиса» сначала многократно исполнялся в его концертах, испытываясь на публике, переписывался, шлифовался и переделывался. И только затем лучшие вещи, имевшие устойчивый успех – публиковались.
  3. Текст был впервые опубликован в 1914 году, размер монолога по сравнению с концертным вариантом сокращён цензурой почти вдвое, а самые острые четверостишия злободневного сатирического (и политического) содержания – и вовсе были вычеркнуты ценсором, как недозволенные.
  4. В этой строке отсылка к «Военным афоризмам» Козьмы Пруткова (№7, 36, 41 и далее), где постоянно упоминаются тупые армейские персонажи немецкого происхождения: Глазенап и Бутеноп.
  5. Здесь Савояров демонстрирует один из своих любимых артистических приёмов: прямое обращение и провокация в отношении публики. Напоследок он называет себя по фамилии и эпатирует публику несколькими нетривиальными (во всяком случае, необычными во время концертов) вопросами или розыгрышами. Всё это предназначено, чтобы вызвать живую ответную реакцию и сорвать аплодисменты. Нужно сказать, что этот приём практически всегда действовал без осечки.