Колыбельная песня (Блейк/Бальмонт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Колыбельная песня
автор Уильям Блейк (1757-1827), пер. Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Из мировой поэзии (1921)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: A Cradle Song. — Из сборника «Песни невинности». Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Из Мировой Поэзии — Берлин: Изд. Слово, 1921. — С. 30—31. • Примечание С. Степанова.[1]Колыбельная песня (Блейк/Бальмонт) в дореформенной орфографии


Гравюра 16: "Колыбельная" (начало)
Гравюра 17: "Колыбельная" (конец)

Колыбельная песня

Сладость снов, сойди, как тень,
Сон, дитя моё одень.
Сны, сойдите, как ручей
Лунных ласковых лучей.

Сладкий сон, как нежный пух,
Убаюкай детский слух.
Ангел кроткий, сладкий сон,
Обступи со всех сторон.

Смех, сверкай во тьме ночей
10 Над отрадою моей.
Будь с ним лучшей из утех,
Материнский нежный смех.

Каждой жалобе шепни: —
Задремли и отдохни.
15 Каждой жалобе скажи: —
Крылья лёгкие сложи.

Спи, дитя, счастливым сном,
Целый мир уснул кругом.
Спи же, спи, родимый мой,
20 Я поплачу над тобой.

Предо мной священный лик
На твоём лице возник,
Твой Создатель здесь, во сне,
Горько плакал обо мне.

25 Как невинное дитя,
Плакал, глазками блестя,
О тебе и обо всех,
И слезами смыл наш грех.

И теперь глядит, любя,
30 Он с улыбкой на тебя,
В снах ребёнка спит он сам.
Мир земле и небесам.

Другие переводы[править]

Примечания[править]

  1. Идея идентичности человека и Бога, столь важная для «Песен Невинности», очень отчетливо звучит в этом стихотворении: мать поет над младенцем, спящим в колыбели, отождествляя его с младенцем Христом при этом она, как и Христос, охраняет от напастей своего ребенка, а Бог охраняет ее саму. Бог оберегает дитя, и в этом отождествляется с матерью, но вместе с тем он сам заключен в образе младенца - так замыкается круг образов этого стихотворения. Здесь, как и в большинстве стихотворений «Песен Невинности», Христос предстает не в образе страдающего человека, а в образе безмятежно спящего дитяти. Радость в «Колыбельной» сочетается с печалью, «улыбки» — со «вздохами», но общая ее тональность скорее светлая, чем трагичная; в конце концов духовная благодать побеждает страдания и тяготы земной жизни, которые заставляют мать оплакивать жребий младенца, Христа - жребий ее и всех людей. (Сергей Степанов) Текст данного комментария заимствован из Библиотеки Мошкова.