Король и певец (Киплинг/Чюмина)/1905 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Король и пѣвецъ
авторъ Редьярдъ Киплингъ (1865—1936), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: англійскій. — Изъ цикла «Изъ англійскихъ поэтовъ», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Опубл.: пер. 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 178—184.

Редакціи




[178]
Король и пѣвецъ.
Поэма.


1.

Король покинулъ свой дворецъ,
Везетъ онъ рыцарскій уборъ:
Пускай Томасъ—простой пѣвецъ,
Но золотыхъ достоинъ шпоръ.

И за гонцомъ онъ шлетъ гонца
И въ вышину и въ глубину,—
И вотъ нашли они пѣвца
У вратъ въ волшебную страну.

— Пусть арфа вѣщая молчитъ,—
10 Сказалъ король,—возстань, поэтъ,
Тебѣ привезъ я мечъ и щитъ,
Произнеси же свой обѣтъ.

[179]


Пажей я дамъ тебѣ, коня,
Ты будешь славенъ и богатъ,
15 И власть получишь отъ меня
Ты на расправу и захватъ!

Пѣвецъ отъ арфы поднялъ взоръ
И устремилъ съ улыбкой въ высь;
Надъ нимъ, въ сіяющій просторъ,
20 Свободно ласточки неслись.

— Я произнесъ обѣтъ иной,
Не разорветъ его ничто;
Я былъ на стражѣ въ часъ ночной,
Гдѣ не бывалъ еще никто.

25 Подобно пламени—копье,
Мой щитъ—сіяніе свѣтилъ,
И званье рыцаря мое
Въ быломъ давно я заслужилъ.

Пѣвцу не надобно коня,
30 Не надо остраго меча.
Къ чему они? Людей тѣсня,
Рубить безжалостно съ плеча…

Не нужно права на захватъ,
Пажей и слугъ не нужно мнѣ,
35 Я самъ и славенъ, и богатъ,
Я самъ—король въ своей странѣ!

Я шлю на западъ, на востокъ,
Куда хочу, во всѣ концы,—

[180]

И отовсюду въ данный срокъ
40 Ко мнѣ спѣшатъ мои гонцы.

Въ сіяньѣ дня, во тьмѣ ночей
Они ко мнѣ приносятъ слухъ
О тайнахъ суши и морей;
Подвластны имъ—и плоть, и духъ!


2.

Король внималъ ему смущенъ,
И омрачилися черты,
— Клянусь душой!—воскликнулъ онъ,
— Въ рѣчахъ своихъ заносчивъ ты!

Одинъ лишь знакъ—и я вокругъ
Бароновъ дюжину создамъ
Для угожденья и услугъ
Моей особѣ и сынамъ,

— Что скороспѣлая мнѣ знать?
10 Что королевскій юный сынъ?
Безсмертною славою вѣнчать
Могу лишь я, и я одинъ!

Въ моихъ рукахъ—и честь, и срамъ,
Мой судъ—въ бояхъ и на пиру…
15 И честь ведетъ въ высокій храмъ,
А стыдъ—въ собачью конуру.

[181]


Кто серебро, кто золотой
Пѣвцу кидаетъ въ кошелекъ,
Иные же, народъ простой—
20 И хлѣба черстваго кусокъ.

И ту же пѣсню я пою
За грошъ и полный кошелекъ,
Но пѣсню лучшую мою
Пою за черствый я кусокъ.

25 Король досталъ шотландскій грошъ,
Его пѣвцу онъ подалъ самъ.
— Теперь ты пѣсню мнѣ споешь,
Какую пѣлъ ты бѣднякамъ?

— Когда пою я для дѣтей,
30 Они стоятъ вокругъ меня,
И ты, король въ странѣ своей,
Внимая мнѣ, сойди съ коня!

Три пѣсни я спою, изволь,
Какихъ не пѣлъ ни передъ кѣмъ,
35 И если ты дерзнешь, король,—
Облагородь меня затѣмъ!


3.

И властелинъ въ странѣ своей
На землю долженъ былъ сойти.
— Я сердце пѣснею моей
Переверну въ твоей груди!

[182]


Пѣвецъ ударилъ по струнамъ,
И пѣсня къ небу понеслась,
И внялъ король ея словамъ,
И слезы брызнули изъ глазъ.

— Любовь погибшую узрѣлъ
10 И къ ней опять взываю я…
И память всѣхъ недобрыхъ дѣлъ
Въ груди проснулась, какъ змѣя…

О, горе мнѣ! Померкнулъ день
Полдневной свѣтлою порой!
15 И смерти злой я вижу тѣнь…
Молю: плащомъ меня укрой.

Былъ ясный день, палящій зной,
Съ небесъ струились горячи
Ласкавшіе просторъ степной
20 Свѣтила жгучаго лучи.

— Сюда, на грудь мою прилягъ,
Намъ Богъ судья!—пѣвецъ сказалъ,
— Разсѣю я зловѣщій мракъ.
Который пѣсней я нагналъ.

25 И взялъ пѣвецъ другой аккордъ—
И вмигъ разгладилось чело,
Король воспрянулъ, смѣлъ и гордъ,
И тутъ же онъ вскочилъ въ сѣдло.

[183]


— Я слышу гулъ и стукъ копытъ,
30 Идутъ дружины безъ числа…
И солнце шлемы золотитъ
И, словно, шмель, жужжитъ стрѣла…

Ко мнѣ—бойцы мои и стягъ,
Спѣшите рыцари гурьбой!
35 Сейчасъ отпоръ получитъ врагъ,
Кровопролитный грянетъ бой!

Былъ ясный день, и свѣтъ лучей
Лился съ небесъ на темный долъ,
И надъ добычею своей
40 Кружился царственный орелъ.

И вздохъ промчался въ тишинѣ,
Чуть слышно струны шевеля,
И въ новой пѣснѣ, какъ во снѣ,
Воскресла юность короля.

45 — Я снова принцъ; въ любви своей
Довѣрчивъ я, и чистъ, и смѣлъ,
Повсюду вижу я друзей,
И всѣмъ завидѣнъ мой удѣлъ…

Въ лѣсахъ оленя я травлю,
50 Лихого шпорю я коня,
А та, которую люблю,—
Домой съ закатомъ ждетъ меня.

[184]


Какъ счастливъ я! Перенесла
Меня мечта въ завѣтный край…
55 Со мной любовь моя была,
И снова мнѣ открылся рай…

Былъ ясный день, весенній день,
Неслись высоко облака,
Подругу звалъ свою олень,
60 И рогъ звучалъ издалека…

— Во снѣ-ли ты, иль на-яву?
Спросилъ пѣвецъ,—повѣдай мнѣ,
Зачѣмъ склоняешь ты главу?
Ты на-яву, или во снѣ?

65 Я воскресилъ тебѣ въ быломъ
Любовь погибшую твою,
И, лишь заснувъ послѣднимъ сномъ,
Забудешь пѣсню ты мою.

Я поле здѣсь вооружилъ,
70 И кличъ ты слышалъ боевой,
И небо ясное затмилъ
Я надъ твоею головой…

Я далъ тебѣ и рай, и адъ,
И слезъ горячихъ благодать…
75 А ты хотѣлъ—вѣнецъ наградъ—
Мнѣ званье рыцарское дать!..