Космос Гумбольдта, часть 2-я (Аноним)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Космос Гумбольдта, часть 2-я
автор неизвестен
Опубл.: 1847. Источник: «Иллюстрация», 1847, том 5, № 47, 13 декабря, с. 367—368.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


10-го ноября было необыкновенное волнение в Лейпциге. Толпы народа не отходили от одной книжной лавки. Все требовали вновь вышедшей книги, которую не успевали раздавать и которой целые кипы нагружали между тем на возы, чтоб разослать по всей Германии. Это была вторая часть «Космоса» Гумбольдта. Явление было редкое, прекрасное! Вот как надобно ценить произведения человеческого ума! — Вагнер сказал: я знаю много, но хотел бы всё знать! — И кажется, он был бы удовлетворён книгою Гумбольдта. Из всех лиц, покупавших её, иные и совсем не прочтут ее, другие не совсем поймут её; но какое дело? Не для этих людей и писана она.

Высока была задача, которую сам себе задал автор при составлении этой книги. — Он хотел описать всю природу, или то, что мы привыкли называть этим именем. Эгоизм и фантазия человека уверяли его до сих пор, что вся вселенная существует для него и что он царь природы. Теперь астрономия доказала, что земля наша такой же точно атом в мироздании, как сам человек в сравнении с величиною своей планеты. А потому первою заботою Гумбольдта было — показать эту беспредельность вселенной и всё, что мы покуда в ней знаем. —Человеческие цифры тут так малы, что их уже и не выставляют.

Потом автор проходит первые впечатления всех древних народов при взгляде на природу и произведённые от этого разные верования в их сердцах.

Результат его наблюдений состоит в том, что наука в новейшей её всеобъемлемости не только не истребляет этих верований, но ещё очищает их, облагораживает и делает яснее, определённее. Он доказывает, что естественная философия столько же сродна с естественными науками, сколько юриспруденция с естественными правами; истинная философия чужда эмпиризма. Если бы какая-нибудь философическая идея не сходствовала с законами природы, то это был бы знак, что она неверна. Эмпиризм теряется в случайности. Гумбольдт не только излагает законы природы, он соединяет их с чистыми идеями философии. Метода его чисто реалистическая.

Главным законом природы — есть движение. Сперва мы думали, что земля неподвижна. Потом перенесли эту неподвижность на солнце; теперь отыскали центральное солнце всего видимого нами мироздания. Но вместе с тем убеждены, что это видимое пространство вселенной не что иное, как островок в океане всего мироздания, о котором воображение не может и помыслить. Вместе с тем видим, что природа продолжает беспрестанно воссоздавать новые миры из разлитой повсюду космической материи. — Таким образом, сочинение Гумбольдта разделено на две части: на законы существования и на законы развития наших познаний.

Первую часть мы уже видели и знаем, во второй — одна земля. Но сколько тут предметов для исследований! Самая внутренняя жизнь этой планеты, собственный её лучистый свет, нервическая её магнитность, отражаемая компасом, органическое устройство, пищеварительный процесс её внутренностей, химическая разработка по жилам земли и наконец притягательные колебания то луны, то солнца, — составляют удивительную картину. История древней жизни планеты, напечатанная на различных пластах её коры, представляет другое занимательное зрелище. — Ядро планеты нам неизвестно, но окружающие нас воздух, вода, — но жизненный процесс, производимый этою материею на поверхности, указывают нам, что все видимые произведения царств природы имеют одинаковое начало и составляют только виды.

И так вторая часть «Космоса», пройдя историю человеческого мышления с первых веков фантазии до теперешнего положительного времени науки, обнаруживает единство происхождения человеческого рода; рассматривает все открытия и умственную жизнь всех людей, споспешествовавших открытиям.

Между первою и второю частями «Космоса» есть прекрасный эпизод. Это поэтическое описание побудительных причин к изучению природы и к образованию ума. С древнейших времён отыскивает Гумбольдт в человеке эту непреодолимую страсть к познаниям, достижение которых утверждает человека в главной и основной мысли всех наук: в бытии и вездесущности бога.

Французский перевод «Космоса» также выйдет на днях в Париже с предисловием самого автора и, вероятно, вскоре будет получен здесь.