Краткое разсуждение о издании полного собрания Русских дееписателей (Оленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Краткое разсуждение о издании полного собрания Русских дееписателей
автор Алексей Николаевич Оленин
Опубл.: 1814. Источник: az.lib.ru

    Краткое разсужденіе о изданіи полнаго собранія Рускихъ дѣеписателей.

    Удобность въ изслѣдованіи и въ вѣрномъ соображеніи всѣхъ происшествій, заключающихся въ древней отечественной нашей Исторіи, несомнѣнно зависитъ отъ собранія во едино всѣхъ источниковъ, къ сему предмету относящихся. Источники сіи суть древнія наши грамоты, лѣтописи и другіе малые историческіе отрывки. На сей конецъ, весьма бы желательно, прямо приступить къ изданію своднаго Рускаго лѣтописца, извлеченнаго со всею осторожностію правильной критики, изо всѣхъ до насъ дошедшихъ по сей части рукописей, съ необходимо нужными толкованіями на многія темныя, а часто и вовсе непонятныя мѣста. — Но сіе полезнѣйшее въ свое время дѣло, будетъ нынѣ самый безплодный трудъ, естьли оный начать безъ надлежащаго къ тому пріуготовленія, т. е. безъ предварительнаго напечатанія отъ слова до слова всѣхъ лучшихъ рукописей, касающихся до отечественной нашей Исторіи. Къ сему то дѣлу надлежало бы немедленно приступить, для того во первыхъ, чтобъ съ таковыхъ рукописей вдругъ имѣть большое число самыхъ вѣрныхъ и удобныхъ къ чтенію списковъ, что должно произвести посредствомъ печатанія; во вторыхъ, чтобъ таковымъ средствомъ, въ случаѣ утраты подлинниковъ, оные отчасти замѣнить тѣми вѣрными печатными списками, и наконецъ въ третьихъ, чтобъ таковые печатные списки, находясь вдругъ въ рукахъ многихъ ученыхъ людей, могли способствовать къ сокращенію времени, для сочиненія своднаго толковаго лѣтописца. Естьли же нынѣ прямо къ сему послѣднему дѣлу приступимъ, то въ исполненіи онаго встрѣтятся многія неудобства и безполезный, тягостный трудъ, какъ то явствуетъ изъ слѣдующихъ замѣчаній:

    1. Знаменитый Шлецеръ предлагалъ издать Сборный лѣтописецъ, въ которомъ онъ назначалъ собрать шесть рукописей для показанія, какая между ими находится буквальная разность въ словахъ (что встрѣчается почти въ каждой строкѣ). Но дѣло сіе, требующее несмѣтно долгаго времени и мѣлочной самой точности, естьли не будетъ сопровождено основательными и подробными критическими примѣчаніями, истинной пользы къ лучшему разумѣнію отечественной нашей Исторіи нимало не принесетъ. — Сіе частію доказывается (первымъ и прекраснымъ впрочемъ) опытомъ Московскаго Историческаго Общества: — въ ономъ сведены три только рукописи, но и малое сіе число составляетъ уже такое пестрое изданіе, котораго чтеніе весьма непріятно и утомительно, и коего польза главнѣйше въ томъ только состоитъ, что въ немъ видѣть можно, какъ и сколько разъ въ такомъ спискѣ перепищики ошибались, напримѣръ: что въ иномъ спискѣ сказано: се повѣсти, а въ другомъ просто: повѣсть безъ се; въ иномъ: времяньныхъ лѣтъ, а въ другомъ временнныхъ, а въ третьемъ временныхъ лѣтъ.

    Здѣсь можно спросить, по примѣру славнаго Эйлера: et qu’est-ce que cela' prouve? — Искренній на то будетъ отвѣтъ, что много времени утрачено, и трудъ понапрасну употребленъ. Я самъ было пустился плавать по сему бездонному морю, вмѣстѣ съ Г. Ермолаевымъ, гораздо прежде Историческаго Московскаго Общества, но онъ скоро утомился въ греблѣ, а я усталъ править; и такъ мы оба, напечатавъ одну страничку, убояшася бездны премудрости, вспять возвратились, и дѣло наше или бездѣліе въ началѣ своемъ остановили. Къ утѣшенію нашему, не только мы, Dilletanti, въ наукѣ критическаго разбора, но и старѣйшина въ семъ многотрудномъ познаніи, скоро увидѣлъ, что сіе море пространно и велико — самъ неутомимый Шлецеръ, и тотъ наконецъ въ сей работѣ утомился! — Стоитъ только сравнить первые томы Толковаго его Нестора съ послѣдними: въ первыхъ помѣщены всѣ буквальныя разности, въ послѣднихъ ни одной почти не замѣчено, хотя въ подлинникахъ онѣ вездѣ существуютъ.

    2. Естьли же сводить разность всѣхъ рѣченій для того, чтобъ открыть, точный смыслъ обветшалыхъ, непонятныхъ словъ или прямое значеніе искаженныхъ перепищиками рѣчей, то настоитъ вопросъ: Сколькимъ людямъ должно за сей трудъ приняться, и сколько надобно времени на исполненіе онаго? На это смѣло отвѣчать можно: цѣлыя сословія должны будутъ надъ тѣмъ прилѣжно и неутомимо трудиться, не токмо въ одной столицѣ, или въ разныхъ городахъ Россіи, свои Имперіи, но въ разныхъ даже чужихъ земляхъ — однимъ словомъ, вездѣ, гдѣ существуютъ люди, искусившіеся въ археологическихъ знаніяхъ — въ здравой и основательной критикѣ. А сколько надобно на то времени? — Цѣлыя столѣтія! Шлецеръ 40 или 30 лѣтъ надъ симъ работалъ съ тою прилѣжностію и терпѣніемъ, которыя токмо свойственны ученымъ Нѣмцамъ, имѣя при томъ подъ рукою всѣ возможныя пособія, а именно: хотя не печатные, но вѣрные рукописные списки съ подлинныхъ рукописей — и Геттингенскую библіотеку!!! но и тутъ успѣлъ издать въ свѣтъ, съ надлежащимъ толкованіемъ; изъ лѣтописи, имѣющей печатныхъ 301 страницу, только 69 страницъ — т. е. невступно четвертую долю, и печаталъ сію цѣлую часть, въ продолженіе 8 лѣтъ! — Послѣ сего можно спросить: когда же мы удостоимся увидѣть изданіе Полнаго своднаго и толковаго Рускаго лѣтописца? Къ крайнему сожалѣнію, но по всей справедливости, должны мы отвѣчать: при жизни нашей, кажется, этого мы не увидимъ! и наконецъ

    3. Не говоря уже о времени, нужномъ къ изученію бѣгло читать разные почерки нашихъ древнихъ рукописей, (что именно составляетъ особый родъ науки; долговременнымъ навыкомъ пріобрѣтаемой), какимъ образомъ, безъ потерянія несмѣтнаго же количества времени, ученымъ людямъ и цѣлымъ, можетъ быть, сословіямъ заниматься подробнымъ разборомъ книги и сличеніемъ ея съ другими, ей подобными, когда оной имѣется одинъ только экземпляръ, какъ то обыкновенно бываетъ въ рукописныхъ книгахъ, и какимъ средствомъ безъ печатныхъ экземпляровъ, изданныхъ въ точности противу подлинниковъ, разборомъ симъ поспѣшно и съ успѣхомъ заниматься тѣмъ ученымъ людямъ и сословіямъ, когда оные находиться могутъ не токмо въ разныхъ городахъ Россійскаго Государства, но и въ разныхъ чужихъ земляхъ? —

    Изъясненныя здѣсь причины не требуютъ, кажется, дальнѣйшихъ доказательствъ о невыгодѣ или, лучше сказать, о невозможности прямо приступить къ составленію Своднаго толковаго лѣтописца; напротивъ того, онѣ показываютъ необходимую нужду въ скорѣйшемъ напечатаніи лучшихъ нашихъ лѣтописей и древнихъ историческихъ отрывковъ, касательно Отечественной нашей Исторіи, въ самомъ ближайшемъ видѣ къ подлинникамъ, дабы тѣмъ открыть обширное поле критическому разбору, и къ появленію на семъ поприщѣ остроумныхъ и основательныхъ толкователей, по слѣдамъ которыхъ новые наши историки станутъ уже собирать плоды сихъ, хотя скучныхъ и утомительныхъ трудовъ, подобныхъ тягостію невольническимъ работамъ, но столь полезныхъ для будущихъ Рускихъ Тацитовъ или Гюмовъ. — Fiat! — Изъ сего слѣдуетъ, что теперь должно о томъ только помышлять, какимъ способомъ скорѣе исхитить изъ рукъ тлетворнаго времени малые остатки дѣеписаній нашихъ?

    Сей способъ заключается въ немедленномъ изданіи въ свѣтъ, посредствомъ печатанія, лучшихъ нашихъ нашихъ лѣтописей, съ разными историческими отрывками. Изданіе сіе должно быть представлено, елико то позволитъ время и способы, въ томъ самомъ видѣ, въ какомъ лѣтописи или историческіе отрывки въ подлинникахъ находятся. Для исполненія сего полезнѣйшаго и хвалы достойнаго дѣла, высокопочтенная особа, любитель Отечественной нашей Исторіи {Государственный Канцлеръ, Его Сіятельство Графъ Николай Петровичъ Румянцовъ, движимый любовію къ Отечественной Исторіи, жертвуетъ нынѣ знатнымъ весьма капиталомъ для лучшаго изданія въ свѣтъ всѣхъ Рускихъ лѣтописей и другихъ Историческихъ отрывковъ, въ рукописяхъ находящихся, какъ то: въ Императорской Академіи Наукъ, въ Императорской Публичной Библіотекѣ, въ Патріаршей и проч.} предлагаетъ намъ богатое свое пособіе. — Воспользуемся столь благороднымъ пожертвованіемъ, ускоримъ исполнить его желаніе, и тѣмъ, воздавъ ему должную благодарность за сей знаменитый подвигъ, окажемъ истинную услугу въ пользу Отечественной нашей Исторіи. — Приступимъ же неукоснительно къ совершенію поручаемаго намъ дѣла, слѣдующимъ порядкомъ:

    1. Выбравъ лучшія и надежнѣйшія наши рукописныя лѣтописи и другіе историческіе отрывки, начнемъ ихъ печатать слово въ слово, сохраняя въ семъ изданіи самую мѣлочную точность, особенно же въ правописаніи и въ препинаніяхъ. На сей конецъ заготовить должно, въ прибавленіе къ гражданскому шрифту, нѣсколько лишнихъ литеръ, вышедшихъ у насъ изъ употребленія, какъ то; зѣло, отъ, іе, іа, ія, госъ, и проч., прибавя къ онымъ нѣсколько знаковъ, которые могли бы удобно показывать читателю, какія слова въ подлинникахъ находятся писанными подъ титлою, и равнымъ образомъ такія же знаки придумать для числительныхъ буквъ.

    2. При семъ изданіи дозволить себѣ три токмо отступленія отъ подлинниковъ, а именно, первое, раздѣлять слова, (писанныя, въ древнихъ рукописяхъ по большой части сплошь) одно отъ другаго, для удобнѣйшаго чтенія, изключая токмо сомнительныя мѣста; второе, текстъ печатать гражданскимъ шрифтомъ; ибо къ оному нынѣ болѣе привыкли, а притомъ церковнымъ печатать запрещено въ свѣтскихъ типографіяхъ, да и хорошаго церковнаго шрифта не имѣется; третіе, печатать безъ раздѣленія на столбцы, въ каковомъ видѣ писаны многія рукописи, что существенно никакой важности въ себѣ не заключаетъ, и наконецъ

    3. Знаки препинанія ставитъ точно противъ подлинниковъ, какъ бы сія разстановка не казалась безтолковою, предоставляя остроумнымъ критикамъ и толкователямъ, при составленіи уже своднаго толковаго Лѣтописца, оные разставить по приличію, съ надлежащими на то доказательствами; нынѣ же избѣгать должно всякаго могущаго быть нарѣканія въ какомъ либо существенномъ отступленіи отъ подлинниковъ, (какъ то въ особенности заслуживаетъ Издатель печатнаго Кенигсбергскаго Несторова Лѣтописца!) Примѣчанія, при нашемъ изданіи помѣщаемыя, должны быть самыя короткія и малозначущія, какъ то напримѣръ: сравненіе церковнаго лѣтосчисленія отъ С. М. съ лѣтосчисленіемъ отъ Р. X. в съ показаніемъ послѣдняго на каждой страницѣ Арабскою цифрою; сверхъ того, должны быть замѣчанія о недостающихъ мѣстахъ въ такой-то рукописи противъ другой — или помѣщеніе въ краткихъ выноскахъ явно недостающихъ словъ изъ другихъ рукописей, и прочее тому подобное. {Въ заключеніи каждой лѣтописи, или къ нѣсколькимъ вдругъ присовокуплять самую подробнѣйшую роспись по азбучному порядку, всѣхъ именъ собственныхъ, какъ Князей, Вельможъ, городовъ, урочищъ, рѣкъ, такъ и всѣхъ непонятныхъ рѣченій.} — Вотъ, на первый случай, по мнѣнію моему, всѣ правила для напечатанія Полнаго Собранія Рускихъ Летописаній!

    Для большаго доказательства, сколь нужно подобное сему изданіе, и какъ должно быть осторожнымъ въ измѣненіи словъ или препинаній, здѣсь пріобщаю я Примѣчанія Г. Ермолаева, упражняющагося довольно ужѣ долгое время въ изслѣдованіи древней Отечественной нашей Исторіи, особенно по части Хронологіи, значенія словъ и палеографіи. Вотъ, что онъ говоритъ, по собственному его опыту, въ подкрѣпленіе мною здѣсь изъясненнаго:

    «Критическое изслѣдованіе древнихъ рукописей требуетъ много времени, для соображенія одного иногда слова. Естьли изданіе лѣтописей должно быть сдѣлано въ скоромъ времени, дабы предохранить ихъ отъ нечаяннаго истребленія сообщеніемъ публикѣ вдругъ многаго числа вѣрныхъ списковъ, то непремѣнно должно издать каждую рукопись порознь, съ самою строжайшею точностію, не только въ правописаніи, но даже и въ препинаніяхъ, ибо хотя сіи послѣднія въ древности совсѣмъ не кстати употреблялись, но намъ произвольная перемѣна препинаній можетъ иногда совсѣмъ перемѣнить смыслъ написаннаго Авторомъ, то гораздо надежнѣе, и въ семъ случаѣ, строго держаться подлинника. Въ доказательство сего, достаточно будетъ привесть слѣдующіе примѣры:

    1) При изданіи Кенигсбергскаго списка позволено было Издателю перемѣнять препинанія по своему усмотрѣнію. На 4 стр. печатнаго Кенигсбергскаго списка находимъ: рѣку Тнгръ, текущю межи Инды (т. е. Мидіею) и Вавилономъ, до Понтійскаго (т. е. Чернаго) моря, но гдѣ слыхано, чтобъ Тигръ впадалъ въ Черное море? — Надлежало бы такъ, какъ Шлецеръ и сдѣлалъ кончить періодъ словомъ: Вавилономъ, слова же: Понтйскаго моря, принадлежатъ къ послѣдующей рѣчи.

    2) Несторъ называетъ Меѳодія, бывшаго Епископомъ въ Моравіи, настольникомъ т. е. преемникомъ Св. Андроника, одного изъ 70 учениковъ Апостола Павла; далѣе онъ же говоритъ, что Меѳодій поручилъ двумъ Священникамъ перевести всѣ священныя книги съ Греческаго на Славенскій языкъ. — Оконьчавъ же, продолжаетъ Несторъ, достойно хвалу и славу Богу воздасть, дающему таку благодати Епископу Меѳодію, настольнику Андроникову. Тѣмже Славѣньску языку оучитель есть Андроннкъ Апостолъ: въ Моравы бо ходилъ и Апостолъ Павелъ, оучилъ ту, ту бо есть Илюрикъ его же доходилъ и Апостолъ Палвулъ…» Здѣсь препинанія поставлены такъ, какъ оныя находятся въ первомъ изданіи Владимірскаго или Лаврентьевскаго лѣтописца, которое не докончано и нынѣ уже прекращено. — Но слѣдующимъ образомъ сдѣланное препинаніе, кажется, было бы гораздо естественнѣе: «Тѣмже Славѣньску языку оучилъ есть Анлроникъ Апостолъ: въ Моравы бо ходилъ. И Апостолъ Павелъ оучилъ ту: ту бо есть Илюрикъ, его же доходилъ и Апостолъ Павулъ.» — Смыслъ будетъ такой: Апостолъ Андроникъ долженъ почитаться учителемъ Славенскаго народа: ибо онъ ходилъ (проповѣдывалъ) въ Моравіи. И Апостолъ Павелъ тамъ училъ и проч., а не такъ какъ въ первомъ изданіи сказано, что Андроникъ потому почитаться долженъ учителемъ Славянъ, что Апостолъ Павелъ тамъ училъ и проповѣдывалъ слово Божіе, —

    3) Слѣдующій примѣръ послужитъ доказательствомъ, что при изданіи древнихъ рукописей, малѣйшее отъ строгой точности отступленіе можетъ совершенно затмить смыслъ. — Въ Новгородскомъ лѣтописцѣ, изданномъ во 2-й части продолженій древней Россійской Вивліоѳики на стр. 351 напечатано: «Въ лѣто 8 фов/6575 заратися Всеслабъ сынъ Бречеславль, Полотьскый за Яновъ городъ». Изъ сихъ словъ ничего другаго понятъ нельзя, кромѣ того, что Всеславъ ополчился за городъ Яновъ. — Изъ другихъ же лѣтописей извѣстно, что въ семъ году Всеславъ занялъ Новгородъ, или словами Новгородскаго лѣтописца: зая Новгородъ, по нынѣшнему же: занялъ Новгородъ своимъ войскомъ, и наконецъ

    4) Въ 1-й части древняго лѣтописца на стр. 22-й въ обвиненіи Новгородцами Великаго Князя Ярослава Ярославовича, вмѣсто слѣдующихъ словъ: "отнялъ еси у насъ Волховъ и иныя воды утечеими ловцы, (т. е. ловцами утокъ)…. отнялъ еси у насъ поле заечими ловцы, напечатано: «отнялъ еси у насъ Волховъ и иныя воды, Утече и Миловицы…. отнялъ еси у насъ поле Заечь и Миловцы….

    Вотъ, какимъ простымъ способомъ ловцы или охотники, упражняющіеся въ ловлѣ утокъ и зайцевъ, преобразились вдругъ, помощію необдуманной разстановки въ словахъ, въ какія-то небывалыя урочища! — Такъ какъ въ предыдущей статьѣ, отъ подобной же разстановки внезапно является какой то небывалый городъ Яновъ.»

    Приведенные здѣсь Г. Ермолаевымъ примѣры ясно доказываютъ, съ какой мѣлочною точностію должно поступать при изданіи древнихъ рукописныхъ лѣтописцевъ или подобныхъ тому историческихъ отрывковъ. И для того нужно въ этомъ дѣлѣ руководствоваться древнею пословицею: Festina lente или новѣйшимъ стихомъ: Dans tout ce que vous faites, hâtez vous lentement.

    И такъ сперва будемъ слѣпо подражать подлинникамъ, работая усердно для потомства нашего. — Станемъ убо мужественно и крѣпко и не озираемся назадъ, ни мыслимъ бѣжати {Рѣчь Мстислава Мстиславича Новгородскаго предъ Липецкимъ сраженіемъ въ 126 года.} (отъ сего скучнаго, но полезнѣйшаго дѣла). Да вспомнитъ каждый изъ насъ; при сей тяжкой работѣ, слѣдующія благотворныя и поучительныя слова:

    Садъ этотъ разводя тѣмъ я веселюсь,

    Что естьли тѣни сихъ деревьевъ не дождусь,

    То внукъ мой нѣкогда ихъ тѣнью прохладится. *)

    А. Оленинъ

    15 Января

    1814 г.

    • ) Старикъ и трое молодыхъ. Подражаніе Лафонтену И. А. Крылова.
    "Сынъ Отечества", 1814. Часть 12, № 7