Критон (Платон; Карпов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Критон
авторъ Платонъ, пер. Василій Николаевичъ Карповъ
Языкъ оригинала: древнегреческій. — Изъ сборника «Сочиненія Платона». Источникъ: Критон // Сочинения Платона : в 6 т. / пер. В. Н. Карпова — СПб.: типографія духовн. журнала «Странникъ», 1863. — Т. 2. — С. 14—34. • Помѣтки на поляхъ, въ видѣ цифръ и буквъ B, C, D, E, означаютъ ссылки на изданіе Стефана 1578 года.Критон (Платон; Карпов)/ДО въ новой орѳографіи


[14]

ЛИЦА РАЗГОВАРИВАЮЩІЯ:
СОКРАТЪ И КРИТОНЪ.

43.Сокр. Что такъ рано пришелъ ты, Критонъ? Или уже не рано?

Крит. Нѣтъ, очень рано.

Сокр. А сколько времени?

Крит. Глубокое утро[1].

Сокр. Удивительно, какъ темничный сторожъ захотѣлъ услышать и впустить тебя.

Крит. Онъ уже расположенъ ко мнѣ, Сократъ; потому что я часто хожу сюда; да и нѣсколько облагодѣтельствованъ мною.

Сокр. Но ты пришелъ сей часъ, или давно?

Крит. Довольно давно.

B.Сокр. Такъ для чего тогда же не разбудилъ меня, а сидѣлъ молча?

Крит. О, клянусь Зевсомъ, Сократъ, что и самъ я не желалъ бы проводить время въ такомъ бодрствованіи и страданіи, и вотъ давно уже удивляюсь, смотря, какъ сладко спишь ты. Мнѣ нарочно не хотѣлось будить тебя, чтобы твое время текло, сколько можно, пріятнѣе. Правда, я и прежде не рѣдко почиталъ счастливымъ нравъ твой, [15]обнаруживавшійся во всей жизни; а теперь при настоящемъ бѣдствіи — тѣмъ болѣе: какъ легко и кротко переносишь ты это бѣдствіе.

Сокр. Но странно было бы, Критонъ, если бы такой старикъ, какъ я, безпокоился, что ему надобно умереть.

Крит. Однакожъ другіе старики, Сократъ, подвергаясь C. подобнымъ бѣдствіямъ, не находятъ въ своемъ возрастѣ защиты отъ безпокойствъ относительно настоящей опасности.

Сокр. Правда; но съ чѣмъ же ты пришелъ такъ рано?

Крит. Я съ горестнымъ извѣстіемъ, Сократъ, — не для тебя, какъ мнѣ кажется, а для меня и всѣхъ твоихъ ближнихъ, — съ извѣстіемъ горестнымъ и убійственнымъ, которое перенесть мнѣ было бы, по видимому, тяжелѣе всего[2].

Сокр. Съ какимъ же это? Вѣрно возвратился изъ Делоса тотъ корабль, по возвращеніи котораго мнѣ должно умереть[3].

Крит. Не то что бы возвратился, но кажется прибудетъ D. нынѣ, судя по словамъ тѣхъ, которые пріѣхали сюда съ Сунійскаго мыса и оставили его тамъ. Да, эти извѣстія показываютъ, что онъ возвратится нынѣ, и что слѣдовательно завтра, Сократъ, тебѣ необходимо будетъ окончить свою жизнь. [16]

Сокр. Счастливаго ему возвращенія[4], Критонъ! Пусть будетъ, если это угодно богамъ. Но я не думаю, чтобы онъ прибылъ сегодня.

44.Крит. Изъ чего же ты заключаешь?

Сокр. Я скажу тебѣ. Вѣдь мнѣ должно умереть на другой день по возвращеніи корабля?

Крит. Господа этого дѣла[5] говорятъ именно такъ.

Сокр. Значитъ, онъ прибудитъ не въ наступающій день, а завтра: — заключаю изъ сна, который я видѣлъ незадолго[6] въ эту ночь. Потому-то ты, должно быть, и кстати не разбудилъ меня.

Крит. Какой же это сонъ?

Сокр. Мнѣ приснилось, что какая-то красивая и благовидная женщина, одѣтая въ бѣлое платье, подошедши, кликнула B. меня и сказала: Сократъ! на третій день ты вѣрно прибудешь въ холмистую Фтію[7].

Крит. Какой странный сонъ, Сократъ!

Сокр. Да ясенъ-таки, какъ мнѣ по крайней мѣрѣ кажется, Критонъ.

Крит. По видимому, ужъ слишкомъ. Но, почтеннѣйшій Сократъ! хоть теперь послушайся меня[8] и спасись. Вѣдь я, [17]когда ты умрешь, подвергнусь не одному несчастію: кромѣ того, что лишусь друга, какого мнѣ никогда не найти, я покажусь толпѣ, недовольно знающей меня и тебя, человѣкомъ безпечнымъ, который могъ бы спасти тебя, если бы захотѣлъ употребить деньги. А какая молва можетъ быть C. постыднѣе той, которая приписываетъ кому-нибудь бо́льшую любовь къ деньгамъ, чѣмъ къ друзьямъ! Вѣдь толпа не повѣритъ, что, не смотря на сильное наше убѣжденіе, ты самъ не захотѣлъ выдти отсюда.

Сокр. Но что намъ такъ заботиться о народной молвѣ, добрый Критонъ! Люди честнѣйшіе, которыхъ мнѣніемъ надобно особенно дорожить, будутъ думать, что дѣлу надлежало сдѣлаться такъ, какъ оно сдѣлается.

Крит. Но вотъ ты видишь, Сократъ, что необходимо заботиться и о народномъ мнѣніи: настоящее именно событіе показываетъ[9], что толпа можетъ производить не D. маленькое, а дѣйствительно величайшее зло, когда кто-нибудь бываетъ оклеветанъ предъ нею.

Сокр. Да и надобно, Критонъ, чтобъ она могла производить величайшее зло: тогда она имѣла бы силу и для произведенія величайшаго добра, — тогда было бы хорошо. Но теперь она не въ состояніи сдѣлать ни того ни другаго, — ни умнаго ни глупаго, а дѣлаетъ, что случится.

Крит. Пусть ужъ это такъ; но скажи мнѣ вотъ что, E. Сократъ: не бережешь ли ты меня и прочихъ друзей своихъ, думая, что если выдешь отсюда, то ябедники запутаютъ насъ въ бѣду, будто мы похитили тебя, и что намъ необходимо будетъ или бросить здѣсь все свое имущество, а не то, — много денегъ, или сверхъ того потерпѣть и что нибудь иное? Если ты въ самомъ дѣлѣ боишься подобныхъ вещей; то оставь свой страхъ. Для спасенія тебя, мы 45. [18]обязаны подвергнуться такой, а если бы понадобилось, и большей опасности. Послушайся же меня и не иначе сдѣлай.

Сокр. И это берегу я Критонъ, и многое другое.

Крит. Не бойся же этого. Вѣдь и платы-то немного, за которую берутся спасти тебя и вывесть отсюда. Такъ не видишь ли самъ ты[10], какъ дешевы эти ябедники и какъ мало B. для нихъ нужно? Для тебя, думаю, довольно будетъ и моихъ денегъ: если же, заботясь обо мнѣ, ты скажешь, что моихъ употреблять не должно; то живущіе здѣсь иностранцы[11] готовы употребить свои. Одинъ Симміасъ ѳивскій принесъ нарочно для этого достаточную сумму; а принесутъ и Кевисъ и другіе очень многіе. Итакъ, спасаясь, не бойся, говорю, будто затруднишь кого нибудь. Не затрудняйся и тѣми словами, которыя сказалъ ты въ судѣ[12], что, то-есть, вышедши отсюда, не найдешь чѣмъ заняться. Вѣдь и въ другихъ мѣстахъ, C. куда бы ты ни пришелъ, вездѣ полюбятъ тебя: а если хочешь отправиться въ Ѳессалію; то у меня тамъ есть знакомые, которые будутъ тебѣ очень рады и доставятъ въ безопасное убѣжище, такъ что въ Ѳессаліи ты ни отъ кого не получишь неудовольствія. При томъ, мнѣ кажется, Сократъ, что предавая самъ себя, когда могъ бы спастись, ты рѣшаешься даже на дѣло несправедливое: ты стремишься причинить себѣ то самое, къ чему стремились бы и стремятся враги твои, желающіе тебѣ погибели. Сверхъ того, ты повидимому предаешь и сыновей своихъ, когда такъ поспѣшно оставляешь D. ихъ, имѣя возможность дать имъ воспитаніе и образованіе. [19]Твоя вина, если они будутъ жить, какъ случится; а случится вѣроятно то, что обыкновенно бываетъ съ сиротами во время сиротства ихъ. Или уже не надобно раждать дѣтей, или надобно принимать участіе въ вырощеніи и воспитаніи ихъ. Ты кажется избираешь, что полегче; а избрать слѣдовало бы то, что избралъ бы человѣкъ мудрый и мужественный, по словамъ котораго, вся жизнь должна быть посвящена добродѣтели. И такъ, я стыжусь за тебя и за насъ, друзей твоихъ, E. представляя, что все твое дѣло будетъ свидѣтельствовать о какомъ-то нашемъ малодушіи: и внесеніе доноса въ судъ, какъ онъ внесенъ[13], и самый процессъ, какъ онъ произведенъ, и этотъ конецъ, какъ смѣшная развязка драммы, — все это, будто по какому нерадѣнію и малодушію, ускользнуло отъ насъ, такъ какъ ни мы не спасли тебя, ни ты не 46. заботился о своемъ спасеніи, хотя могли и имѣли силу, если бы съ нашей стороны была и не большая услуга. Итакъ смотри, Сократъ, что бы вмѣстѣ съ зломъ не навлечь на себя и на насъ еще стыда. Подумай: — да и думать-то некогда; остается принять совѣтъ. А совѣтъ одинъ: все должно совершиться въ слѣдующую ночь; если же нѣсколько промедлимъ, то уже не будетъ ни силъ, ни возможности. Непремѣнно послушайся меня, Сократъ, и отнюдь не дѣлай иначе.

Сокр. Любезный Критонъ! ревность твоя драгоцѣнна, если B. бы можно было соединить ее съ справедливостію: а когда нельзя; то чѣмъ она болѣе, тѣмъ преступнѣе. Мы должны изслѣдовать, надобно ли это дѣлать, или нѣтъ. Вѣдь я нетолько нынѣ, но и всегда былъ таковъ, что изъ всего моего, вѣрилъ единственно тому основанію, которое въ моихъ [20]умозаключеніяхъ казалось мнѣ самымъ лучшимъ. А прежде высказанныя мною основанія отвергать я не могу — теперь, когда участь моя довела меня до такого состоянія: напротивъ онѣ представляются мнѣ почти сходными; я и нынѣ уважаю и почитаю C. тѣже, какія прежде. И такъ, если въ настоящее время мы не найдемъ лучшихъ; то знай, что я никакъ не соглашусь съ тобою, хотя бы сила толпы еще болѣе, чѣмъ теперь, пугала насъ, будто дѣтей, оковами, смертями и отнятіемъ имущества. Но какъ бы намъ изслѣдовать это сообразнѣе съ дѣломъ[14]? Не пересмотрѣть ли напередъ ту причину, которую находишь ты въ мнѣніяхъ? Хорошо ли то-есть мы всякій разъ говорили, или не хорошо, что на однѣ изъ нихъ надобно D. обращать вниманіе, а на другія — не надобно? Впрочемъ, можетъ быть, это и хорошо было говорено, пока мнѣ не приходилось умереть; а теперь, видно, обнаружилось, что я говорилъ такъ, лишь бы сказать, что слова мои на самомъ дѣлѣ были ребячество и болтанье? Да, Критонъ, я хочу вмѣстѣ съ тобою разсмотрѣть, иною ли представляется мнѣ та причина — теперь, когда я нахожусь въ этомъ состояніи, или тою же, и надобно ли оставить ее, или слѣдовать ей. А говорено людьми, увѣренными въ дѣльности своихъ словъ, всегда было, по видимому, то самое, что я и теперь сказалъ, то-есть: E. изъ мнѣній, распространяемыхъ въ свѣтѣ, однѣ достойны уваженія, а другія — нѣтъ. Ради боговъ, Критонъ, не 47. кажется ли тебѣ, что эти слова хороши? Ты вѣдь, судя по-человѣчески, не завтра умрешь; тебя не отталкиваетъ отъ истины настоящее бѣдствіе. Смотри же, не дѣльно ли, по твоему мнѣнію, говорится, что не всѣ человѣческія мнѣнія надобно уважать, но однѣ — такъ, а другія — нѣтъ? и не [21]всѣхъ людей мнѣнія, но однихъ — такъ, а другихъ — нѣтъ? Что скажешь? не хорошо ли это положено?

Крит. Хорошо.

Сокр. Значитъ, мнѣнія добрыя надобно уважать, а худыя — нѣтъ?

Крит. Да.

Сокр. Но мнѣнія добрыя не суть ли мнѣнія людей благоразумныхъ, а худыя — безумныхъ?

Крит. Какъ же иначе?

Сокр. Вспомни же, что было сказано: кто занимается гимнастикою и дѣлаетъ это; тотъ обращаетъ вниманіе на B. похвалу, охужденіе и отзывъ каждаго ли человѣка, или только того, кто случится тутъ изъ врачей, либо палестристовъ?

Крит. Только того.

Сокр. Значитъ, надобно бояться охужденій и наслаждаться похвалами его одного, а не толпы?

Крит. Очевидно.

Сокр. По этому и дѣйствовать, и заниматься гимнастическими упражненіями, и ѣсть и пить — такъ, какъ нравится одному знатоку и хвалителю, чѣмъ такъ, какъ хочется всѣмъ другимъ.

Крит. Правда.

Сокр. Хорошо. Но кто не слѣдуетъ этому одному и E. уничижаетъ его мнѣніе, его похвалы, а напротивъ уважаетъ мнѣнія толпы и невѣжества; тотъ неужели не потерпитъ никакого зла?

Крит. Какъ не потерпѣть?

Сокр. Въ чемъ же состоитъ это зло? куда оно направляется, и къ чему приражается въ человѣкѣ непослушномъ?

Крит. Очевидно къ тѣлу; потому что разрушаетъ его.

Сокр. Ты хорошо говоришь. Значитъ, и другое такимъ же образомъ, Критонъ, чтобы не перечислять всего. То-есть, и въ справедливомъ и несправедливомъ, и въ постыдномъ и похвальномъ, и въ добромъ и зломъ, о чемъ теперь разсуждаемъ, должны ли мы сообразоваться съ мнѣніями толпы и [22]бояться ихъ, или съ мнѣніемъ одного, который знаетъ это и котораго надобно стыдиться и опасаться болѣе, чѣмъ всѣхъ другихъ, — такъ какъ, не слѣдуя ему, испортимъ и обезобразимъ то, что отъ справедливости улучшалось, а отъ несправедливости погибало[15]? Или это ничего?

Крит. Я думаю, Сократъ.

Сокр. А ну-ка такъ: если, не слѣдуя мнѣнію людей знающихъ, мы разстроили то, что отъ здоровья дѣлается лучшимъ, а отъ болѣзни разрушается; то, по разрушеніи этой E. вещи — разумѣю хоть тѣло, — живется намъ или нѣтъ?

Крит. Да.

Сокр. То есть, живется съ дряхлымъ и разрушеннымъ тѣломъ?

Крит. О, нѣтъ.

Сокр. А живется ли, когда испорчено то, что повреждается несправедливостію и исцѣляется справедливостію? Или 48. это — что ни разумѣли бы мы въ себѣ подъ именемъ вещи, въ разсужденіи которой возможна несправедливость и справедливость, — по нашему мнѣнію, хуже тѣла?

Крит. Отнюдь нѣтъ.

Сокр. Значитъ дороже?

Крит. И гораздо.

Сокр. Слѣдовательно намъ должно, почтеннѣйшій, имѣть столь великую заботливость — не о томъ, что скажетъ о насъ толпа, а о томъ, что скажетъ знающій справедливое и несправедливое: этотъ одинъ и есть истина. Такъ вотъ первый твой совѣтъ и не годится, что то-есть въ справедливомъ, похвальномъ, добромъ и противномъ тому, мы обязаны заботиться о мнѣніи толпы. Но вѣдь толпа-то, возразитъ кто-нибудь, въ состояніи лишить насъ жизни?

Крит. Да и то очевидно; конечно возразятъ, Сократъ. [23]

Сокр. Ты правду говоришь. Но та-то самая мысль, чудный человѣкъ, которую мы теперь раскрывали, мнѣ кажется и походитъ на прежнюю[16]. Смотри, вотъ и другая: стойка ли она у насъ или нѣтъ? — То-есть, надобно дорожить не тѣмъ, что бы жить, а тѣмъ, что бы хорошо жить.

Крит. Да, стойка.

Сокр. И то стойко, — или нѣтъ, что добродѣтельно, хорошо и справедливо — одно и тоже?

Крит. Стойко.

Сокр. Давай же, на основаніи принимаемыхъ нами истинъ, изслѣдуемъ, справедливо ли мнѣ пытаться выдти отсюда, противъ воли Аѳинянъ, или несправедливо. Если C. откроется, что справедливо, попытаемся; а когда нѣтъ, — оставимъ это. Что же касается до твоихъ разсужденій о потерѣ денегъ, о мнѣніи, о воспитаніи дѣтей; то онѣ, Критонъ, вовсе не таковы у толпы, которая легкомысленно умерщвляетъ и безъ ума оживляла бы, если бы могла. Нѣтъ; намъ, поколику мы водимся разумомъ, надобно разсмотрѣть то, о чемъ сейчасъ говорили, справедливо ли то-есть поступимъ мы, когда заплатимъ деньги и возблагодаримъ тѣхъ, которые выведутъ меня отсюда? справедливы ли будемъ — и выводящіе и D. выводимые, или, дѣлая все это, оскорбимъ истину? Если такіе поступки окажутся несправедливыми; то-чтобы не защищаться и быть готовыми лучше умереть, или потерпѣть что-нибудь подобное, оставаясь здѣсь и ничего не предпринимая, чѣмъ умышлять неправду.

Крит. Ты, кажется, очень хорошо говоришь, Сократъ; изслѣдуй же, что намъ дѣлать.

Сокр. Постараемся изслѣдовать общими силами, добрый другъ мой, — и если ты будешь въ состояніи сказать что-нибудь противъ словъ моихъ, говори; я готовъ послушаться тебя: а когда нѣтъ, — оставь уже, любезнѣйшій, непрестанно E. повторять одно и тоже, — что надобно выдти отсюда противъ [24]воли Аѳинянъ. Для меня дорого быть убѣжденнымъ тобою, что это нужно сдѣлать; лишь бы не сдѣлать мнѣ нехотя[17]. Смотри же, вотъ начало изслѣдованія: удовлетворитъ ли оно тебя? Постарайся 49. отвѣчать на вопросы, какъ думаешь лучше.

Крит. Хорошо, постараюсь[18].

Сокр. Скажемъ ли мы, что по охотѣ никакимъ образомъ не должно дѣлать несправедливость, или допустимъ, что однимъ образомъ должно, а другимъ нѣтъ? Согласимся ли, — какъ часто и въ прежнее время соглашались, и сей-часъ говорили, — что оказываніе несправедливости отнюдь не есть ни доброе ни похвальное дѣло, или всѣ тѣ прежнія наши положенія въ теченіе этихъ немногихъ дней уплыли, — и мы, Критонъ, разсуждавшіе нѣкогда другъ съ другомъ серьёзно, какъ люди, дожившіе до такой B. старости, нынѣ забываемся и ничѣмъ неотличны отъ дѣтей? А можетъ быть, напротивъ, не то ли совершенно справедливо, что говорили мы тогда? — То-есть, подтверждаетъ ли толпа или не подтверждаетъ, надобно ли намъ перенесть что нибудь еще тяжелѣйшее или легчайшее, — но дѣлать несправедливость несправедливому, какимъ бы-то ни было [25]образомъ, и преступно и постыдно[19]. Скажемъ ли это, или нѣтъ?

Крит. Скажемъ.C.

Сокр. Слѣдовательно дѣлать несправедливость никакъ недолжно.

Крит. Никакъ[20].

Сокр. А если ни какъ не должно; то, вопреки мнѣнію толпы, не должно также и платить несправедливостію за несправедливость?

Крит. Кажется.

Сокр. Что же теперь[21]? дѣлать зло, Критонъ, должно или нѣтъ? [26]

Крит. Думаю, не должно, Сократъ.

Сокр. Что еще? Терпя, платить зломъ за зло справедливо ли, какъ говоритъ толпа, или несправедливо?

Крит. Вовсе несправедливо.

Сокр. Конечно по тому, что между дѣланіемъ зла и несправедливостію нѣтъ никакого различія.

Крит. Твоя правда.

Сокр. И такъ никто не долженъ ни воздавать несправедливостію за несправедливость, ни дѣлать людямъ зло, хотя бы самъ и терпѣлъ отъ нихъ что-нибудь подобное. Но смотри, Критонъ: соглашаясь съ этимъ, какъ бы не противорѣчить D. мнѣнію[22]. Я вѣдь знаю, что такія мысли нравятся и будутъ нравиться немногимъ. Слѣдовательно тѣ, которымъ онѣ нравятся, и тѣ, которымъ не нравятся, не имѣютъ общаго убѣжденія, но одни необходимо презираютъ другихъ, потому что видятъ, какія другъ у друга помыслы. Всмотрись же хорошенько, точно ли ты согласенъ со мною и одобряешь это: тогда мы примемъ за начало нашего совѣта, что и дѣлать несправедливость, и платить несправедливостію, и, страдая, угрожать зломъ за зло — всегда беззаконно. Или ты отступаешься и не принимаешь вмѣстѣ со мною этого начала? E. Вѣдь мнѣ, что прежде казалось, то и теперь еще кажется; а тебѣ если показалось нѣчто иное — говори и научи: когда же остаешься при прежнихъ мысляхъ, — слушай, что слѣдуетъ далѣе.

Крит. Да, я остаюсь при прежнихъ мысляхъ и согласенъ съ тобою: поэтому говори.

Сокр. Вотъ и говорю, что слѣдуетъ далѣе, или лучше спрашиваю: кто сдѣлалъ съ другимъ договоръ касательно [27]чего-нибудь справедливаго; тотъ долженъ ли выполнить его; или обмануть?

Крит. Выполнить.

Сокр. Сообрази же. Выходя отсюда безъ согласія города, дѣлаемъ ли мы кому-нибудь зло, и притомъ людямъ всего 50. менѣе заслужившимъ это, или не дѣлаемъ? и остаемся ли вѣрными законнымъ условіямъ, или нѣтъ?

Крит. Я не могу отвѣчать на твой вопросъ, Сократъ; потому что не понимаю его.

Сокр. Но разсмотри вотъ какъ: Пусть мы вознамѣрились бы бѣжать, — или какъ иначе назвать это, — вдругъ приходятъ законы и, вступаясь за общее дѣло республики, говорятъ: скажи намъ, Сократъ, что ты это задумалъ? Видно предпринимаемымъ поступкомъ умышляешь, сколько отъ тебя зависитъ, причинить погибель и намъ — законамъ, и цѣлому B. городу? Развѣ, по твоему мнѣнію, тотъ городъ можетъ еще существовать и не разрушиться, въ которомъ судейскія опредѣленія не имѣютъ никакой силы, въ которомъ онѣ теряютъ свою важность и искажаются людьми частными? Что скажемъ на это и на другое тому подобное, Критонъ? А въ защиту-то попраннаго закона, повелѣвающаго уважать произнесенныя имъ опредѣленія, кто-нибудь, особенно риторъ, могъ бы сказать многое. Впрочемъ, не дадимъ ли такой отвѣтъ, что городъ C. сдѣлалъ намъ несправедливость и не вѣрно обмыслилъ свое рѣшеніе? Это, или что будемъ отвѣчать?

Крит. Это, клянусь Зевсомъ, Сократъ.

Сокр. Но что сказали бы законы? Сократъ! развѣ мы и въ этомъ условливались съ тобою, или только въ томъ, чтобы ты былъ вѣренъ опредѣленіямъ, которыя произноситъ городъ? А если бы мы, слыша слова ихъ, изъявили удивленіе; то они можетъ быть примолвили бы: Сократъ! не удивляйся нашимъ рѣчамъ, но отвѣчай: — ты вѣдь привыкъ предлагать вопросы и давать отвѣты. Скажи-ка, за какую вину нашу D. и общественную хочешь погубить насъ? Во-первыхъ, не мы ли родили тебя? Не чрезъ насъ ли твой отецъ женился на [28]твоей матери и далъ тебѣ жизнь? Говори же, порицаешь ли ты за какіе-нибудь недостатки тѣ изъ насъ — законовъ, которыми скрѣпляются брачныя узы? — Не порицаю, сказалъ бы я. — А тѣ, которые завѣдываютъ воспитаніемъ и образованіемъ рожденнаго, и подъ управленіемъ которыхъ образованъ самъ ты? Развѣ законы, завѣдывающіе этими дѣлами, нехорошо предписали, чтобы твой отецъ научилъ тебя музыкѣ и гимнастикѣ? — Хорошо, отвѣчалъ бы я. — Конечно; но получивъ отъ насъ бытіе, воспитаніе, можно ли тебѣ вопервыхъ сказать, что ты и не потомокъ нашъ и не рабъ? Можешь ли сказать это и за себя и за своихъ предковъ? А если такъ, то думаешь ли, что твои и наши права равны? Думаешь ли, что когда мы рѣшаемся предписать тебѣ какое-нибудь дѣло, — ты имѣешь право противодѣйствовать нашимъ предписаніямъ? Да твое право не равнялось и праву твоего отца, и праву господина, если онъ былъ у тебя; потому что, страдая, тебѣ непозволительно было подвергать страданію, слушая брань, противорѣчить, принимая побои, бить, — и многое тому подобное. Ужели же позволительно тебѣ дѣлать это въ отношеніи къ отечеству и законамъ, такъ что, когда мы, опираясь на свое право, намѣреваемся погубить тебя, ты рѣшаешься, сколько отъ тебя зависитъ, погубить насъ — законы и отечество, и говоришь, что твой поступокъ справедливъ, — говоришь ты, истинный ревнитель добродѣтели? Такова-то твоя мудрость! Ты забылъ, что отечество почтеннѣе и матери, и отца, и всѣхъ предковъ; что оно досточтимѣе, священнѣе, выше ихъ и предъ богами, и предъ людьми умными; что предъ нимъ должно благоговѣть и, когда оно гнѣвается, покорствовать и угождать ему болѣе, чѣмъ отцу; что повелѣваетъ ли оно дѣлать, — надобно или уговорить его, или дѣлать, предписываетъ ли страдать, — надобно страдать, притомъ молча. Пусть оно бьетъ, налагаетъ оковы, ведетъ на войну для ранъ и смерти, надобно исполнять. — И вотъ справедливость: не уклоняться, не оставлять своего мѣста, но и на войнѣ, и въ судѣ, и вездѣ дѣлать то, что повелѣваютъ [29]городъ и отечество; или ужъ показать ему, въ чемъ состоитъ существо справедливости. Насиліе же и въ отношеніи къ отцу и матери нечестиво; а въ отношеніи къ отечеству оно еще хуже. Что скажемъ на это, Критонъ? Правду ли говорятъ законы, или нѣтъ?

Крит. Да, кажется.

Сокр. Смотри же Сократъ, продолжали бы вѣроятно законы, истинны ли слова наши, что, намѣреваясь совершить противъ насъ настоящій поступокъ, ты не правъ. Родивъ, воспитавъ, образовавъ тебя и давъ тебѣ, какъ и прочимъ гражданамъ, все зависѣвшее отъ насъ прекрасное, мы D. однакожъ публично предоставили на волю каждаго Аѳинянина выдержать испытаніе[23], узнать дѣла города и насъ — законы, и, если кому не нравимся, взять свое имущество и удалиться, куда угодно. Въ этомъ случаѣ ни который изъ насъ — законовъ не препятствуетъ и не запрещаетъ вамъ, если хотите, переселиться въ колонію[24], какъ скоро ни мы, ни городъ — не по мыслямъ, а оттуда переѣхать въ какое угодно иное мѣсто со всѣмъ своимъ имуществомъ. Но кто изъ васъ, видя, какъ мы разсматриваемъ судебныя дѣла и управляемъ [30]городомъ E. во всѣхъ отношеніяхъ, остался; тотъ у насъ почитается уже такимъ человѣкомъ, который далъ намъ согласіе на самомъ дѣлѣ — исполнять все, что бы ни было приказано, и если онъ не послушенъ, то мы признаемъ его втройнѣ виноватымъ: — и потому, что не повинуется намъ, какъ родителямъ, и потому, что оскорбляетъ насъ, какъ воспитателей, и потому, что согласившись слушаться насъ, и не слушается и не показываетъ намъ, что мы въ чемъ-нибудь поступаемъ 52. худо. Между тѣмъ какъ съ нашей стороны только предлагается, а не предписывается строго исполнять то, что приказываемъ, только позволяется одно изъ двухъ — или доказать намъ, или исполнить, — онъ не дѣлаетъ ни того ни другаго. Этимъ же обвиненіямъ подвергнешься и ты, Сократъ, какъ скоро совершишь то, что замышляешь, — подвергнешься и ты не только не менѣе прочихъ Аѳинянъ, но еще болѣе, чѣмъ они. А если бы я спросилъ ихъ: почему это такъ? — то они, можетъ быть, справедливо укорили бы меня и сказали: потому, что ты далъ намъ это согласіе предпочтительно B. предъ другими Аѳинянами. Они сказали бы: Сократъ! у насъ есть важныя доказательства, что и мы, и городъ — тебѣ нравились; потому что ты, вѣроятно, не жилъ бы здѣсь отлично отъ всѣхъ Аѳинянъ, если бы не имѣлъ столь же отличнаго расположенія къ мѣсту своего жительства. Ты никогда не оставлялъ города даже и для общественныхъ праздниковъ[25] разъ только ходилъ на Истмъ; никогда не отправлялся и въ другія мѣста, развѣ сражаться; никогда не предпринималъ и путешествій, какъ дѣлаютъ многіе. У тебя не было охоты [31]познакомиться съ иными городами и иными законами[26]: мы и нашъ городъ удовлетворяли тебя. Вотъ какъ ты C. предпочиталъ насъ и соглашался управляться нами! Да и дѣтей родилъ здѣсь, потому что здѣшнее тебѣ нравилось. При томъ, во время самаго судопроизводства, если бы тебѣ хотѣлось, въ твоей власти было обречь себя на изгнаніе; — и тогда ты сдѣлалъ бы тоже самое съ согласія города, что теперь предпринимаешь противъ его воли. Между тѣмъ, тогда ты показывалъ видъ, будто не оскорбляешься, если тебѣ надобно умереть, и говорилъ, что смерть предпочитаешь ссылкѣ: а теперь и тѣхъ словъ своихъ не стыдишься, и насъ — законовъ не совѣстишься, но умышляешь намъ погибель; теперь ты D. дѣлаешь то, что сдѣлалъ бы самый негодный рабъ, потому что рѣшаешься бѣжать, вопреки условіямъ и согласію управляться нами. Итакъ, сперва отвѣчай: правду ли мы говоримъ, утверждая, что ты обѣщался слѣдовать намъ, если не словомъ, то дѣломъ, или не правду? Что скажемъ на это, Критонъ? Не приходится ли согласиться?

Крит. Необходимо, Сократъ.

Сокр. Значитъ, ты нарушаешь заключенныя съ нами условія, сказали бы они, и забываешь о своемъ согласіи, E. которое далъ и не по необходимости, и не по дѣйствію обмана, и не потому, что имѣлъ мало времени для размышленія. Въ продолженіе семидесяти лѣтъ, тебѣ можно было бы удалиться, если бы мы не нравились, или, если бы твое согласіе казалось несправедливымъ. Такъ нѣтъ, ты не предпочелъ ни Лакедемона, ни Крита, которые всякій разъ признавалъ благоустроенными[27], и никакого инаго эллинскаго или 53. варварскаго города, ты рѣже оставлялъ свое отечество, чѣмъ хромые, слѣпые и другіе калѣки. Очевидно, что тебѣ болѣе, нежели прочимъ Аѳинянамъ, нравились — нашъ городъ и мы [32]законы; ибо кому понравился бы городъ безъ законовъ? И вотъ теперь однакожъ ты не стоишь въ своихъ обѣщаніяхъ. — Нѣтъ, Сократъ, насъ-то ты послушаешься и не уйдешь изъ города, что бы сдѣлаться предметомъ смѣха. Разсмотри-ка хорошенько: совершивъ свое преступленіе и уклонившись отъ своего долга, какое благо доставишь ты себѣ, или друзьямъ B. своимъ? Что друзья твои подвергнутся также необходимости бѣжать и лишиться отечества, или потерять имущество, — это почти вѣрно. А самъ ты? — положимъ сперва придешь въ который-нибудь изъ ближайшихъ городовъ, — въ Ѳивы или Мегару, потому что оба они отличаются благоустройствомъ: но туда явишься ты, Сократъ, какъ врагъ ихъ учрежденій; и тѣ, на которыхъ возложено попеченіе объ этихъ городахъ, будутъ смотрѣть на тебя съ недовѣрчивостію, C. какъ на разрушителя законовъ. Значитъ, твой поступокъ только подтвердитъ мнѣніе судей, что ихъ приговоръ надъ тобою, должно быть, справедливъ; ибо кто нарушаетъ законы, тотъ безъ сомнѣнія можетъ показаться развратителемъ юношей и безумцевъ. Положимъ опять, что ты постараешься избѣгать городовъ благоустроенныхъ и людей порядочныхъ: но дѣлая это, стоитъ ли тебѣ жить на свѣтѣ? Приближаясь къ нимъ, развѣ тебѣ не стыдно будетъ собственныхъ своихъ словъ? — и какихъ словъ, Сократъ! — тѣхъ, которыя ты говорилъ здѣсь, что добродѣтель и справедливость, политическія учрежденія и законы — для людей D. весьма важны. Не ужели не думаешь, что тогда Сократъ явится человѣкомъ презрѣннымъ[28]? И вѣдомо. Положимъ также, что, вырвавшись изъ этихъ мѣстъ, ты придешь въ Ѳессалію, къ Критоновымъ знакомымъ: тамъ-то уже величайшее неустройство и своеволіе; тамъ, можетъ быть, не безъ удовольствія будутъ слушать, какъ забавно бѣжалъ ты изъ темницы, завернувшись въ какой-нибудь плащь, или одѣвшись въ шубу, либо во что другое, по обычаю бѣглецовъ, и [33]такимъ образомъ измѣнивши свою наружность. Но и тамъ ужели никто не скажетъ, что ты, и старыхъ лѣтахъ, доживая, по всей вѣроятности, небольшой остатокъ своего E. времени, дерзнулъ такою скользкою дорогою усильно искать жизни и преступить великіе законы? Можетъ быть, — если никого не оскорбишь: а не то, — услышишь, Сократъ, много и такого, что не достойно тебя. Ты будешь жить, принаровляясь ко всѣмъ людямъ и служа имъ. Да и что тебѣ дѣлать въ Ѳессаліи, если не пировать, пріѣхавъ туда, будто на балъ? А тѣ рѣчи о справедливости и другихъ добродѣтеляхъ — куда дѣнутся у насъ? Но представимъ, что ты хочешь жить для 54. дѣтей — съ цѣлію воспитать и образовать ихъ. Такъ чтожь? лучше ли воспитаются и образуются они, перешедши въ Ѳессалію и сдѣлавшись иностранцами, чтобы и этимъ быть обязанными тебѣ? или воспитаніе и образованіе ихъ при тебѣ пойдетъ нехорошо, но будетъ успѣшнѣе безъ твоего участія[29], когда то-есть позаботятся о нихъ друзья твои? Но если твои друзья примутъ ихъ на свое попеченіе, по отшествіи твоемъ въ Ѳессалію; то неужели не попекутся о нихъ, по отшествіи твоемъ въ преисподнюю? И вѣдомо, что попекутся, лишь бы, называясь твоими друзьями, искренно B. хотѣли услужить тебѣ. Такъ, Сократъ; повинуясь намъ — твоимъ воспитателямъ, не ставь выше справедливости ни дѣтей, ни жизни и ни чего другаго, чтобы, сошедши въ преисподнюю, мочь въ свое оправданіе сказать все это властямъ ея. Твой поступокъ, видишь, и здѣсь не обѣщаетъ и тебѣ и твоимъ ничего хорошаго, справедливаго и святаго; да и по пришествіи туда не обрадуетъ тебя ничѣмъ лучшимъ. Если ты теперь отойдешь; то отойдешь обиженнымъ — не отъ насъ законовъ, а отъ людей: напротивъ, если убѣжишь, и такъ постыдно воздашь обидою за обиду, зломъ за [34]зло, нарушивъ свои обѣщанія и договоръ съ нами и сдѣлавъ зло тѣмъ, которые менѣе всего виноваты, то-есть, себѣ, друзьямъ, отечеству и намъ; то во время твоей жизни будемъ гнѣваться на тебя мы, а послѣ неблагосклонно примутъ тебя и наши братья — законы преисподней, зная, что ты, сколько отъ тебя зависѣло, умышлялъ на нашу погибель. Не вѣрь же Критону болѣе, чѣмъ намъ, и не дѣлай того, что онъ говоритъ.

Вотъ слова, любезнѣйшій другъ, Критонъ, которыя я, кажется, слышу, какъ кориванты слышатъ флейту[30]! Звуки этихъ словъ такъ поражаютъ меня, что я не могу внимать ничѣму другому. Знай же, что ты напрасно бы говорилъ, если бы сталъ утверждать что-нибудь противъ настоящаго моего мнѣнія. Впрочемъ, если можешь сказать болѣе, говори.

Крит. Нѣтъ, Сократъ, не могу.

Сокр. Такъ перестань, Критонъ; сдѣлаемъ то, къ чему ведетъ Богъ.


Примѣчанія

  1. ὅρθρος βαθύς. Этимъ выраженіемъ Критонъ точнѣе опредѣляетъ значеніе предыдущаго πρώ, рано; ибо послѣднее можетъ относительно указывать на всякое время, а ὅρθρος, по Фриниху, есть τὸ πρὸ ἀρχομένης ἡμέρας, ἐν ῷ ἕτι λύχνῳ δύναταί τις χοῆσθαι. Далѣе: глаголы услышать и впустить соотвѣтствуютъ одному греческому ὑπακούειν, подобно тому, какъ Protag. 314. А встать и выйти — одному ἐξαναστᾶν. См. примѣчаніе къ этому мѣсту.
  2. Ib. C. Которое перенесть мнѣ было бы, по видимому, тяжелѣе всего, ἣν ἐγώ ὡς ἐμοὶ δοκῶ, ἐν τοῖς βαρύτατ ἂν ἐνέγκαιμι. Переводчика можетъ затруднять здѣсь ἄν; потому что Критонъ уже получилъ извѣстіе и долженъ былъ говорить положительно о своей скорби. Но ἂν ἐνέγκαιμι указываетъ не на возвращеніе корабля, а на имѣющую послѣдовать за тѣмъ смерть Сократа. При томъ Критонъ пришелъ съ надеждою уговорить своего друга къ бѣгству изъ темницы, и представляетъ, что если бы надежда его не сбылась, то ему было бы тяжелѣе всего перенести наступающее бѣдствіе.
  3. Аѳиняне ежегодно праздновали день благополучнаго возвращенія Тезея съ острова Крита. Праздникъ состоялъ въ томъ, что въ этотъ день увѣнчиваемъ былъ корабль и на немъ послы, θεωροὶ (отъ глаг. ὣρεῖν т. е. φροντίζειν, θεραπέυειν, и θὲος т. е. Аполлонъ), отправлялись на Делосъ, для принесенія жертвы Аполлону. Ихъ плаваніе, смотря по погодѣ, иногда продолжалось около мѣсяца, и во все это время въ Аѳинахъ не позволялось исполнять приговоровъ надъ преступниками, присужденными къ смерти (Xenoph. Mem. IV. 8. 2.). Окончательный судъ надъ Сократомъ случился на другой день по отплытіи увѣнчаннаго корабля; а по тому Сократъ содержался въ темницѣ до его возвращенія, и именно тридцать дней. Phaed. init.
  4. τύχῃ ἀγαθῇ — извѣстная формула привѣтствія, которою Греки выражали свое благожеланіе отъѣзжающимъ, или пріѣзжающимъ. У Римлянъ соотвѣтствовала ей: quod bene vertat, quod felix faustumque sit. Symp. p. 177. E.
  5. То-есть одиннадцать архонтовъ, на которыхъ лежала обязанность исполнять судейскіе приговоры надъ преступниками. См. Apol. Socr. 39. C.
  6. Слово «незадолго» ὀλίγον πρότερον, поставлено здѣсь, кажется, не безъ причины. Древніе полагали, что сны послѣ полуночи бываютъ вѣрны. Hom. Odyss. IV. v. 842. XX. v. 82—91. Horat. Satir. 1. 10. 33. Quirinus post mediam noctem visus, quum somnia vera.
  7. ἤματί κεν τριτάτῳ Φθίην ἐρίβωλον ἵκοιω. Это предсказаніе есть стихъ Иліады IX. 363, произнесенный Ахиллесомъ, который, разгнѣвавшись на Агамемнона, приходитъ къ Улиссу и объявляетъ, что чрезъ три дня онъ будетъ въ холмистой Фтіи, то-есть въ своемъ отечествѣ. По этому у Омира читается ἱκοίμην. Само собою разумѣется, что Сократъ указываетъ этимъ на будущую жизнь.
  8. Это выраженіе показываетъ, что Критонъ и прежде упрашивалъ Сократа бѣжать изъ темницы; но всѣ прозьбы его были отвергаемы.
  9. αὐτὰ δὲ δῆλα τὰ παρόντα νυνί. Должно замѣтить, что δῆλον иногда имѣетъ значеніе дѣйствія и выражаетъ то же, что δηλοἴ или δῆλοτικόν. Поэтому нѣтъ надобности, вмѣстѣ съ Стефаномъ, замѣнять его глаголомъ δηλοῖ.
  10. ἔπειτα οὐχ ὁρᾶς. Слова εἶτα и ἔπειτα въ вопросительной рѣчи ставятся предъ заключеніемъ и выражаютъ негодованіе или презрѣніе. Напримѣръ: Aristoph. Nubb. v. 226 ἔπειτ᾽ ἀπὸ ταῤῥοῦ τοὺς θεοὺς ὑπερφρονεῖς; такъ сидя въ корзинѣ, ты презираешь боговъ? Versp. v. 1128. ἔπειτα παῖδας χρὴ φυτέυειν καὶ τρέφειν; такъ послѣ этого, думаешь, надобно рождать и воспитывать дѣтей?
  11. Преимущественно Симміасъ и Кевисъ, Ѳивейцы, короткіе друзья Сократа. Жизнеописанія и мнѣнія ихъ изложены Діогеномъ Лаерц. 11. 124. 125. Оба они писали въ философскомъ родѣ. До насъ дошла Картина Кевиса, если только она дѣйствительно Кевисова.
  12. Указывается на Апол. Сокр. p. 37. C. D.
  13. ὡς εἰςῆλθες. По всей вѣроятности надобно читать: ὡς εἰςῆλθεν. Этого чтенія держится и Вольфъ, слѣдуя лучшимъ спискамъ Платоновыхъ сочиненій. Но дальнѣйшія слова: ἑξὸν μὴ εἰςελ&εἶν суть или глоссема, или неполная фраза. Предположивъ послѣднее, надлежало бы читать: ἢν δ᾽ ἑξὸν μὴ εἰςελθεῖν. Этою мыслію тогда, можетъ быть, указывалось бы или на законъ, упоминаемый Лизіасомъ (p. 354 ed. Reisk.), что δεδιότι δίκης ἔνεκα δρασκάζειν, то-есть обвиняемому, не надѣющемуся оправдаться, позволяется бѣжать, — или на расположеніе Анита помириться съ Сократомъ, послѣ того какъ онъ представилъ въ судъ свой доносъ. Liban. T. 1. p. 644.
  14. μετριώτατα σκοποίμεθα αὐτά; Μετρίως σκοπεῖσθαι значитъ изслѣдовать надлежащимъ образомъ, какъ должно, по существу дѣла. Въ этомъ смыслѣ μετρίως λέγειν употребляется Theaet. p. 180. C. de Rep. IV. p. 421. C. VI. p. 484. B. al. Ниже D. выраженіе: въ дѣльности своихъ словъ, τὶ λέγεις, противуполагается словамъ: ребячество и болтанье, φλυαρεῖν καὶ ληρεῖν; изъ этого видно, въ какомъ смыслѣ надобно всегда разумѣть его. Vigerus. p. 731.
  15. ὃ τῷ μεν δικαίῳ βέλτιον ἐγίγνετο, τῷ δὲ ἀδίκῳ ἀπώλλυτο. Этими прошедшими временами указывается на мнѣнія Сократа въ прежней его жизни, какъ онъ разсуждалъ о томъ съ своими учениками. Сократъ хотѣлъ сказать: ὃ τῷ μῆν δικαίῳ βέλτιον γίγνεσθαι, τῷ δὲ ἀδίκῳ ἀπόλλυσθαι ἐλέγετο ἑκάστοτε ὑφ᾽ ἡμῶν περὶ τῶν τοιούτων δι αλεγομένων.
  16. То-есть, мы и прежде говорили, что не должно слѣдовать мнѣніямъ толпы, хотя бы она покушалась на нашу жизнь.
  17. ἐγὼ περὶ πολλοῦ ποιοῦμαι πεῖσαί σε ταῦτα πράττειν, ἀλλὰ μὴ ἄκοντος. Это выраженіе можетъ быть переведено двоякимъ образомъ: 1) я дорого цѣню, что ты убѣждаешь меня сдѣлать это, — но только бы не противъ моей воли; 2) я дорого цѣню убѣдить тебя сдѣлать это, лишь бы не противъ твоей воли. Двузнаменательность этой фразы зависитъ отъ неокончат. πεῖσαί σε, котораго подлежащимъ можетъ быть и Критонъ и Сократъ. По моему мнѣнію, подлежащее здѣсь Критонъ, такъ что къ слову μὴ ἄκοντος надобно умственно присоединить μοῦ потому что въ противномъ случаѣ Сократу было бы дорого убѣдить Критона только въ томъ, чтобы онъ не повторялъ одного и того же; а этому смыслу противорѣчитъ значеніе глагола πράττειν, которое всегда ставится въ связи съ предикатомъ положительнымъ. При томъ должно замѣтить, что μὴ ἄκοντος относится не къ πεῖσαι, а къ πράττειν; ибо иначе стояло бы μὴ ἄκοντα. Впрочемъ, вмѣсто того, чтобы сказать: мнѣ дорого, что ты убѣждаешь меня, я перевожу: для меня дорого быть убѣжденнымъ тобою; такого оборота рѣчи требуетъ аористъ πεῖσαι.
  18. ἀλλὰ πειράσομαι. Такъ употребляется ἀλλὰ въ смыслѣ одобренія, или, какъ говорятъ грамматики, ἀποστατικῶς. Подобное употребленіе этого союза см. de Rep. IV. p. 421. ἀλλὰ καλῶς μοι δοκεῖς λέγειν. Hoogven. doctrina particularum ling. gr. 13. VI.
  19. Протагоръ, Горгіасъ и другіе софисты учили, что надобно доброхотствовать друзьямъ и вредить врагамъ (Apolog. Socr. p. 28. C. Archiloch. ap. Theophil. ad Autolyc. L. II. 37. Ἕν δ᾽ ἐπίσταμαι μέγα, τὸ κακὼς τι δρῶντα δεινοῖς ἀνταμείβεσθαι κακοῖς. Solon, in Brunckii Poёt, gnom. p. 73.. Εἶναι δὲ γλυκὺν ὠδε φίλοις, ἑχθρροῖσι δὲ πικρον῾ τοῖσι μὲν αἰδοἶον, τοῖσι δὲ δεινὸν ἰδεῖν. Fragm. ap. Valcken. p. 157. Ἐχθρὸν κακῶς δρᾶν ἀνδρὸς ἡγοῦμαι μέρος). Напротивъ Сократъ доказывалъ, что за несправедливость не должно платить несправедливостію, то-есть, враждебныя отношенія человѣка еще никому не даютъ права дѣлать ему зло. Однажды спросили Сократа (Gorg. p. 469): «неужели согласился бы онъ лучше быть обиженнымъ, нежели обидѣть»? Сынъ Софрониска отвѣчалъ: «я не хотѣлъ бы ни того ни другаго: но еслибы встрѣтилась необходимость либо обидѣть, либо быть обиженнымъ, то скорѣе избралъ бы послѣднее, чѣмъ первое». Сколь ни высока эта нравственность въ сравненіи съ софистическою; но что значитъ она предъ нравственностію христіанскою, которая повелѣваетъ не только не обижать враговъ, но еще любить ихъ и благотворить имъ!
  20. οὐ δῆτα. Частица δῆτα въ отвѣтахъ обыкновенно соединяется либо съ μὴ, либо съ οὐ. Μὴ δῆτα выражаетъ страстное движеніе чувства, отвращающагося отъ чего-нибудь; напр. Eurip. Orest. v. 1329. θανεῖν Ορέστην κᾄμ´ ἔδοξε τῇ δὲ γῇ. — Μὴ δῆτα, Оресту и мнѣ суждено въ этой землѣ умереть. — Да не будетъ. Напротивъ οὐ δῆτα только усиливаетъ отрицаніе, напр. Aristoph. Acharn. v. 619. ὦ δημοκρατία, ταῦτα δῆτ᾽ ἀνασχετά; — οὐ δῆτα. О демократія! это ли можно стерпѣть? — Никакъ.
  21. τί δὲ δή; Эта формула употребляется въ смыслѣ заключительномъ: 1) при увѣщаніяхъ, и соотвѣтствуетъ русской: такъ что же? Напр. Plat. Protag. p. 358. τί δὲ δή, ᾦ ἄνδρες τὸ τοιὸν δὲ αἰ ἐπί τούτου πράξεις ἅπασαι κ.τ.λ. Такъ что же это, почтеннѣйшіе? Всѣ наши дѣйствія и проч.; 2) При возвращеніи къ главному предмету рѣчи, какъ русское ну, а....; напр. Euthyphr. p. 14 Τῖ δὲ δή; τῶν πολλῶν καὶ καλῶν κ. τ. λ. Ну, а изъ многихъ прекрасныхъ дѣлъ, производимыхъ богами, и проч. 3) При выведеніи результата послѣ изслѣдованія; порусски: что же теперь? Напр. въ Hipp. p. 575 послѣ многократнаго повторенія τί δὲ, наконецъ говорится: τί δὲ δή, ἀνθρώπου ψηχήν κεκτῆσθαι κ. τ. λ. Въ этомъ послѣднемъ значеніи она употреблена и здѣсь.
  22. ὄπως μὴ παρὰ δόξαν ὁμολογῇς. Здѣсь говорится о мнѣніи въ томъ же смыслѣ, въ какомъ выше принималъ его Критонъ, то-есть объективно, въ смыслѣ народной молвы, которая, какъ ему казалось, должна побудить Сократа уйти изъ темницы. Астъ и Шлейермахеръ неправильно понимаютъ и переводятъ это выраженіе; по Асту: at vide, Crito, ne hoc concedens, praeter tuam ipse sententiam cedas; по Шлейермахеру: und siehe wohl zu, Kriton, wenn du dies eingestehest, dass du es nicht gegen deine Meinung eingestehest.
  23. δοκιμασθᾖ. Такъ читается во всѣхъ спискахъ, кромѣ одного венеціанскаго Ξ, въ которомъ стоитъ δοκιμάσῃ. Не смотря на то, что послѣдняго чтенія держатся почти всѣ переводчики, я, вмѣстѣ съ Штальбомомъ, не нахожу причины предпочитать его первому; потому что страдательнымъ δοκιμασθᾖ, указывается на древній законъ, которымъ предписывалось вводить юношу въ званіе человѣка совершеннолѣтняго посредствомъ испытанія, δοκιμασία εἰς ἀνδρας. Это испытаніе, долженствовавшее дать юношѣ право на общественную службу и почести, состояло въ показаніи его происхожденія и законности его генеалогіи, также въ изслѣдованіи его понятій о государственныхъ постановленіяхъ и вообще о добрѣ и злѣ. Юноши, выдержавшіе испытаніе, вносимы были въ особую книгу, ληξιαρχικὸν γραμματεῖον, или βιβλίον.. Aeschin. adv. Timarch. p. 26. ed. Bremi. Ἐπειδὰν δὲ ἐγγραφῇ τις εἰς τὸ ληξιαρχικὸν γραμματεῖον, καὶ τοὺς νόμους εἰδῇ τοὺς τῆς πόλεως καὶ ἤδη δύνηται διαλογίζεσθαι τὰ καλὰ καὶ τὰ μὴ, οὐκ ἔτι ἑτέρῳ διαλεγεσθαι (ὁ νομοθέτης). Demosth. in Midiam. C. 43. Boeckh. de ephebia Attica, въ книгѣ: Neues Archiv für Philologie etc. v. Seebode P. III. p. 18 sqq.
  24. εἰς ἀποικίαν ἰέναι. Выраженіе εἰς ἀποικίαν ἰέναι, значитъ, переселиться въ греческую и именно аѳинскую колонію, а μετοικεῖν переѣхать въ другое, греческое или варварское государство.
  25. καὶ οὐτ᾽ ἐπὶ θεωρίαν. Разумѣются олимпійскія, немейскія, истмійскія и пиѳійскія игры, на которыя стекалась вся Греція. Слѣдующее: разъ только, ὅτι μὴ ἅπαξ, не должно быть смѣшиваемо съ εἰ μή. Εἰ μὴ есть формула просто исключительная, а ὅτι μὴ исключаетъ только послѣ предшествующей отрицательной мысли. Напр. не хорошо было бы сказано: ἀπώλοντο πάντες, ὅτι μὴ ὀλίγοι τῇ φυγῇ σεσωσμένοι. Надобно сказать: οὐδεὶς ἐσώθη ὅτι μὴ ὀλίγοι τῇ φυγῇ. Thucyd. L. IV. C. 94. οὺ παρεγένοντο, ὅτι μὴ ὀλιγοι. Впрочемъ должно замѣтить, что ὅτι μὴ часто употребляется вмѣсто εἰ μή, но ἐι μὴ — никогда вмѣсто ὅτι μή, если не предшествуетъ отрицаніе.
  26. По свидѣтельству Сенеки, Лаерція, Ливанія и др., Сократъ отказался отъ многихъ иноземныхъ приглашеній, и между прочимъ отъ приглашенія Архелая, который звалъ его въ Македонію.
  27. Эти отзывы Сократа см. de Republ. VIII. p. 544. C. Legg. I. p. 634. sqq. Protag. p. 342. C. D. Alcib. 1. p. 121.
  28. καὶ οὐκ οἴει – τὸ τοῦ Σωκράτους πρᾶγμα См. къ Протаг. p. 312 C.
  29. Греческій текстъ въ этомъ мѣстѣ видимо перепутанъ. Онъ читается такъ: ἤ τοῦτο μιὲν οὔ, αὐτοῦ δὲ τρεφόμενοι σοῦ ζῶντος βέλτιον θρέψονται καὶ παιδεύσονται, μὴ ξυνόντος σοῦ αὐτοἵς?. Кажется, слѣдовало бы читать: ἢ τοῦτο μεν οὔ, αύτοῦ σοῦ ζῶντος, τρεφόμενοι δὲ βέλτιον θρέψοται καὶ παιδεόσονται μὴ ξυνόντος σοῦ αυτοῖς.
  30. ὤςπερ οἱ κορυβαντιῶντες τῶν αὺλῶν δοκοῦσιν ἀκούειν. Кориванты, служители великой матери боговъ въ Фригіи. По свидѣтельству Страбона, они выражали присутствіе въ себѣ бога изступленною пляскою. Strabo X. p. 726. Отсюда κορυβαντιᾶν — страдать воображаемою болѣзнію, называвшеюся въ древности κορυβαντιασμός.