Крылатый экипаж (Аноним)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крылатый экипаж
автор неизвестен
Опубл.: 1845. Источник: «Иллюстрация». 1845. Т. I. С. 55.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Ill-1-ekipazh.jpg

Люди всё испытали и перепробовали для того, чтобы приобрести как можно более удобств в жизни. Пуще всего они хлопотали и хлопочут о дорогах. Огонь, воду, воздух — в очередь запрягали люди в свои экипажи; и дошли таки до того, что первые две стихии склонили покорно выю под ярмо человека; и пошли чинно, смирно, как хорошо уезженные лошади. Теперь принялись вплотную за воздух… И опыты уже обратились в доказанную истину, что по железным дорогам можно ездить посредством давления нашей атмосферы. Но в ХVI веке не было ещё железных дорог; а в Голландии устроили повозку, которая имела почти все свойства нынешних паровозов. В этой плоской стране, на ровном берегу вздумали применить к повозке паруса, которые могли ускорять её движение, так что повозка быстро пробегала значительное расстояние. Этот крылатый вагон возбудил общее любопытство. Пейреск, учёный, которого Байль называл генерал-прокурором литературы, следивший за всеми открытиями в области наук и искусства, осматривал в 1606 году эту повозку. Вот, что пишет Гассенди о впечатлении, какое эта повозка произвела на его друга.

Он поехал в Шевелинг. Желая убедиться собственными глазами в быстроте хода повозки, устроенной за несколько лет тому назад с таким искусством, что на парусахь она летела по берегу, как корабль по морю. Ему сказывали, что Мориц Нассауский в 1600 году, после Ньюпортской победы сел в эту повозку с плешиком своим Франциском Мендозою и в два часа прибыл в местечко Пультене в 14 милях от Шевелинга. Пейреск повторил этот опыт и потом часто рассказывал, что не мог довольно надивиться, когда, влекомый сильным ветром, он не мог его заметить, потому что быстрота езды была равна быстроте ветра; довольно глубокие рвы повозка перелетала, едва касаясь поверхности вод. Казалось, что скороходы, отправленные вперёд, идут назад; предметы, самые отдалённые, мгновенно оставались позади путешественников. Пейреск рассказывал ещё немало подобных чудес.

Но, к сожалению, Гассенди не повторил его рассказов; и вот всё, что нам осталось от любопытного экипажа, крылатого совместника, а может быть, и отца паровозов.