К Азинию Поллиону (Гораций/Фет)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Къ Азинію Полліону
авторъ Горацій (68 — 8 г. до н. э.), пер. Аѳанасій Аѳанасьевичъ Фетъ (1820—1892)
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: «Motum ex Metello consule civicum…». — Опубл.: 1856. Источникъ: «Отечественныя записки», 1856, томъ CV, с. 1—3 К Азинию Поллиону (Гораций/Фет)/ДО въ новой орѳографіи


Къ Азинію Полліону[1].


Гражданскую войну при консулѣ Метеллѣ[2],
Причины, ходъ войны, ошибочность путей[3],
Фортуны прихоти и важные на дѣлѣ
Союзы дружества вождей[4],
Оружіе въ крови, еще неискупленной[5],
Представитъ, выбравъ трудъ опасный, роковой[6]
На почву ты ступилъ, гдѣ пламень затаенный
Прикрытъ обманчивой золой.
Пусть Муза строгая трагедіи до срока[7]
10 Театръ оставитъ: ты, как только разберешь[8]
Гражданские дѣла, по-прежнему высоко
Въ котурнахъ Кекропса пойдешь[9].
Кліентовъ въ горести заступникъ величавый,
О Полліонъ! Не разъ Сенатъ благословилъ
15 Тебя, котораго вѣнкомъ безсмертной славы
Тріумфъ Далмаціи покрылъ[10].
Ужь рокотомъ роговъ[11], грозящихъ и трескучихъ
Нашъ слухъ наполнилъ ты; уже труба трубитъ,
Ужь блескъ оружія смутилъ коней летучихъ
20 И взоры всадниковъ страшитъ.
И мнится, я внемлю словамъ краснорѣчивымъ[12]
Вождей, взывающихъ под пылью боевой,
И духомъ лишь Катонъ упорствуетъ строптивымъ[13],
Хоть покоренъ весь кругъ земной,
25 Юнона, и при ней всѣ африканцевъ боги[14],
Бѣжавшіе страны, которой не спасли,
Ко правнукамъ владыкъ Югурты слишкомъ строги,
Тѣнямъ ихъ въ жертву принесли[15].
Холмы[16] какихъ полей, латинской кровью тучныхъ,
30 О святотатственныхъ не говорятъ бояхъ?
О вопляхъ ужаса гесперцевъ[17] злополучныхъ,
Что Мидамъ слышатся въ степяхъ?
Какой водоворотъ, какой потокъ не знаетъ
Сраженій бѣдственныхъ! Не на моряхъ ли всехъ
35 Отъ труповъ Дауніи[18] волна свой цвѣтъ мѣняетъ?
Гдѣ нашей крови чуждый брегъ?
Но, Муза! рѣзвыя не оставляй затѣи[19],
Забудь цеосскій плачъ и грусти не буди[20],
А съ лирою моей въ пещерѣ Діонеи[21]
40 Напѣвы легкіе найди.


<1856>


Примѣчанія.

  1. К. Азиній Полліонъ, одержавшій блистательную побѣду въ Иллиріи, удалился отъ всѣхъ общественныхъ дѣлъ. Хотя по временамъ и появлялся онъ въ Сенатѣ, или въ качествѣ оратора, но главнымъ занятіемъ его были поэзія и исторія. Когда Полліонъ приступилъ къ историческому сочиненію, въ которомъ онъ описываетъ гражданскіе раздоры и междоусобицы, Горацій въ предлежащей одѣ, выхваляя достоинства своего друга, весьма-ловко указалъ на опасность, которой подвергался историкъ, касаясь такого щекотливого, въ тогдашнее время, предмета. Основываясь на смыслѣ 5-го стиха, можно, не безъ вѣроятности, отнести эту оду ко времени между 721 и 723 годами — словом, до акціумской битвы. (Прим. перев.)
  2. Здѣсь Горацій вообще разумѣетъ безпорядки при консулѣ Метеллѣ (въ 694 г.) во время перваго тріумвирата. (Прим. перев.)
  3. Слѣдующіе слова: «причины, ход» и проч., указываютъ собственно на междоусобную войну по смерти Красса и на ошибки Помпея и Красса. (Прим. перев.)
  4. Соединительная частица и заставляетъ подъ этими союзами подразумѣвать второй тріумвиратъ. (Прим. перев.)
  5. Оружіе, покрытое кровью гражданъ, не искупленной гибелью виновника войны, Антонія. (Прим. перев.)
  6. Горацій, зная беспристрастіе Полліона, боится, чтобъ онъ въ исторіи своей не выставилъ въ невыгодномъ свѣтѣ нѣкоторыхъ членовъ знатныхъ семействъ и тѣмъ не возбудилъ въ народѣ слишкомъ-сильнаго сочувствія къ своему произведенію, что объясняетъ въ двухъ послѣдующихъ стихахъ. (Прим. перев.)
  7. Полліонъ извѣстенъ былъ какъ трагическій писатель. (Прим. перев.)
  8. Азиній не занималъ никакой общественной должности; слѣдовательно, должно понимать: «как только ты по порядку изложишь событія». (Прим. перев.)
  9. Котурны — башмаки на высокихъ подошвахъ, которые надавали трагическіе актеры. Кекропсъ — основатель Афинъ, родины Ѳесписа, отца трагедіи. (Прим. перев.)
  10. Далмація граничила съ Иллиріей, гдѣ торжествовалъ Поллioнъ. Въ качествѣ оратора онъ защищалъ кліентовъ и подавалъ мнѣніе въ Сенатѣ. (Прим. перев.)
  11. Подобная живость воображенія нерѣдко встрѣчается у Горація: читая исторію Полліона, онъ ясно видитъ битвы. (Прим. перев.)
  12. Слышитъ рѣчи вождей, безъ которыхъ ни одинъ римскій историкъ не обойдется. (Прим. перев.)
  13. О Катонѣ см. I, од. 12, 36. (Прим. перев.)
  14. Въ Карфагенѣ особенно чтили Юнону, и поэтому Юнона, покровительница Карѳагена, мститъ римлянамъ за разореніе любимаго города. (Прим. перев.)
  15. Послѣ фарсальской битвы, приверженцы Помпея, въ Африкѣ, вновь восстали противъ Цезаря и потерпѣли ужасное пораженіе при Тапсѣ. Горацій говоритъ, что римляне, бывшіе на сторонѣ помпеевой партіи, принесены Юноной въ жертву тѣнямъ убитыхъ африканцевъ за то, что они были правнуки тѣхъ самыхъ римлянъ, которые нѣкогда погубили Югурту. (Прим. перев.)
  16. Отъ «Холмы» до «брегъ?» Горацій развиваетъ мысль: какое обширное поле дѣйствія занимали жестокія междоусобныя войны. (Прим. перев.)
  17. Здѣсь Гесперія вмѣсто: Италіи. (Прим. перев.)
  18. Даунія см. I, од. 22, 14. (Прим. перев.)
  19. Горацій часто, увлекшись какимъ бы то ни было предметомъ за предѣлы эротической поэзіи, указываетъ въ концѣ оды Музѣ на ея прямой путь. (Прим. перев.)
  20. Грустное содержаніе пѣсенъ Симонида, жителя Цеоса. (Прим. перев.)
  21. Діона — дочь Океана и Ѳетиды, мать Венеры; но и сама Венера называлась Дионеей. Въ пещерѣ, посвященной Венерѣ, героическія песни не у мѣста. (Прим. перев.)