К Скарятину при посылке ему водевиля (Веневитинов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

К С<карятину> при посылке ему водевиля
автор Дмитрий Владимирович Веневитинов (1805—1827)
См. Ранние стихотворения. Дата создания: 1825, опубл.: 1829. Источник: lib.ru
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


К С<карятину>
при посылке ему водевиля


Не плод высоких вдохновений
Певец и друг тебе приносит в дар;
Не Пиэрид[1] небесный жар,
Не пламенный восторг, не гений
Моей душою обладал:
Нестройной песнею моя звучала лира,
И я в безумье променял
Улыбку муз на смех сатира.
Но ты простишь мне грех безвинный мой;
10 Ты сам, прекрасного искатель,
Искусств счастливый обожатель,
Нередко для проказ забыв восторг живой,
Кидая кисть — орудье дарованья,
Пред музами грешил наедине
15 И смелым углем на стене
Чертил фантазии игривые созданья.
Воображенье без оков,
Оно, как бабочка, игриво:
То любит над блестящей нивой
20 Порхать в кругу земных цветов,
То к радуге, к цветам небесным мчится.
Не думай, чтоб во мне погас
К высоким песням жар! Нет, он в душе таится,
Его пробудит вновь поэта мощный глас,
25 И смелый ученик Байрона,[2]
Я устремлюсь на крылиях мечты
К волшебной стороне,[3] где лебедь Альбиона[4]
Срывал забытые цветы.
Пусть это сон! меня он утешает,
30 И я не буду унывать,
Пока судьба мне позволяет
Восторг с друзьями разделять.
О друг! мы разными стезями
Пройдём определённый путь:
35 Ты избрал поприще, покрытое трудами,
Я захотел зараней отдохнуть;
Под мирной сению оливы
Я избрал свой приют;[5] но жребий мой счастливый
Не должен славою мелькнуть:
40 У скромной тишины на лоне
Прокрадется безвестно жизнь моя,
Как тихая вода пустынного ручья.
Ты бодрый дух обрёк Беллоне,[6]
И, доблесть сильных возлюбя,
45 Обрёк свой меч кумиру громкой славы. —
Иди! — Но стана шум, воинския забавы,
Всё будет чуждо для тебя,
Как сна нежданные виденья,
Как мира нового явленья.
50 Быть может, на брегу Днепра,
Когда в тени подвижного шатра
Твои товарищи, драгуны удалые,
Кипя отвагой боевой,
Сберутся вкруг тебя шумящею толпой,
55 И громко зазвучат бокалы круговые, —
Жалея мыслию о прежней тишине,
Ты вспомнишь о друзьях, ты вспомнишь обо мне;
Чуждаясь новых сих веселий,
О списке вспомнишь ты моём,
60 Иль взор нечаянно остановив на нём,
Промолвишь про себя: мы некогда умели
Шалить с пристойностью, проказничать с умом.


1825


Вариант

Автограф


Нет! нет нестройную[7] моя звучала лира

21 То мчится к радуге, завидя свод цвет небесный

23 К высоким мыслям жар. Нет, он в душе таится

26 Я полечу к

29 Пусть это сон! Меня надежда утвер<ждает>

36 Я захотел заране отдохнуть

38 Сыскал себе приют, но жребий мой счастливый
(а) Я избрал свой приют, но жребий мой счастливый
(б) Нашел себе приют, по жребий мой счастливый
(в) Ты хочешь дни считать делами громкой славы

46 Иди, но в стане жизнь, воинские забавы,
Все будет ново для тебя,
Как сна нежданные картинки

51 Среди подвижного шатра

  • Между 51 и 52:

В часы свободы и мученья
Когда с отвагой боевой
Когда при шпорах и усах

54 Сберутся вкруг тебя с бокалами в руках
(а) Сберутся вкруг тебя с стаканами в руках

55 И громко застучат бокалы круговые

56 Стремясь душой к тишине
(а) Несясь душой к тишине

57 Ты вспомнишь, может быть, невольно обо мне;
И чуждый шумных сих веселий,
Взглянув нечаянно на этот список мой

61 Ты Промолвишь про себя: Мы некогда умели
Пристойность сочетать с забавой и игрой




Примечания

Автограф — в ГБЛ, ф. 48 (Веневитиновых), к. 55, ед. хр. 7. Без заглавия. Впервые — изд. 1829 г., с. 16—18. В изд. 1829 г. датируется 1825 г.

Принято считать, что упомянутый в заглавии послания водевиль — «Неожиданный праздник», написанный ко дню именин кн. 3. А. Волконской. Между тем дифирамбический характер «Неожиданного праздника» не соответствует характеристике водевиля, данной Веневитиновым в послании: «И я в безумье променял / Улыбку муз на смех сатира». В примечании к посланию в изд. 1862 г. сказано: «Водевиль этот состоял из нескольких отрывочных сцен»; «Неожиданный праздник» же — произведение совершенно законченное (впервые — изд. 1940 г.). Какой же водевиль посылал Веневитинов? С. М. Шпицер опубликовал (журнал «Солнце России», 1913, No 26/177, июнь, с. 17) три стихотворных отрывка из неизвестного водевиля Веневитинова. Отрывки эти затем были напечатаны в изд. 1934 г. под общим названием «Из русского водевиля». В рецензии на изд. 1934 г. М. Аронсон, возражая против публикации отрывков, мотивировал свои возражения тем, что в обеих публикациях не указывалось местонахождение автографов (см.: Звезда, 1934, No 8, с. 188). Автографы двух фрагментов из неопубликованного водевиля Веневитинова обнаружены в ГЕЛ (ф. 48, к. 55, ед. хр. 48 и 50). Насколько можно судить по найденным фрагментам, содержание водевиля сводилось к рассказу о том, как двое молодых людей помогают дядюшке одного из них вернуть деньги, которые он одолжил своему знакомому. В сохранившихся отрывках — немало сатирических сцен, которые позволяют предположить, что в послании «К Скарятину» Веневитинов имеет в виду именно этот водевиль, где он, променяв «улыбку муз на смех сатира», готов «шалить с пристойностью, проказничать с умом».

Скарятин Фёдор Яковлевич (1806—1835) — офицер Нарвского драгунского полка, художник; приятель Веневитинова. К его рисунку Урании написал Веневитинов стихотворение «К изображению Урании»; Скарятину принадлежит рисунок комнаты, где жил поэт, и портрет Веневитинова, не дошедшие до нас.

  1. Пиэриды — музы.
  2. …смелый ученик Байрона… — Веневитинов неоднократно обращается к имени Байрона и в стихах; «Четыре отрывка из пролога «Смерть Байрона» (1824), «К Пушкину» (1826), и в прозе: в полемических статьях по поводу первой главы «Евгения Онегина», — высоко ценя и философскую широту поэзии Байрона, и его высокие человеческие качества.
  3. …Я устремлюсь на крылиях мечты / К волшебной стороне… — к Греции. Кроме упомянутого выше пролога «Смерть Байрона», Веневитинов обращался к греческой теме и в другом стихотворении — «Песнь грека» (1825).
  4. …лебедь Альбиона… — Байрон.
  5. …Под мирной сению оливы / Я избрал свой приют… — Видимо, Веневитинову живо помнилось «Послание к Веневитиновым» А. Хомякова (см. прим. к стихотворению «К друзьям»), в котором последний, обращаясь к нему, писал: «Пой, Дмитрий! Твой венец — зелёный лавр с оливой; / Любимец сельских муз и друг мечты игривой».
  6. Ты бодрый дух обрёк Беллоне… — здесь: войне; Беллона — богиня войны.
  7. Так в автографе.