Лесник и соловей (Шелли; Бальмонт)/ВД 1998 (СО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лесник и соловей
автор Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: The Woodman and the Nightingale («A woodman whose rough heart was out of tune…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата создания: ориг. 1818; пер. 1902, опубл.: ориг. 1824; пер. 1902[1]. Источник: Перси Биши Шелли. [БМ Великий Дух. Стихотворения] / Перевод К. Д. Бальмонта. — М.: ТОО Летопись, 1998. — С. 100—103. — (Мир поэзии). — ISBN 5-88730-042-6.

Редакции



ЛЕСНИК И СОЛОВЕЙ


Один лесник, душою огрубелой,
Был враг созвучий, в слепоте своей;
При свете звезд и под луною белой

Ему был ненавистен соловей,
Что пел в лесу, над долом усыпленным;
Как по лугам, журча, бежит ручей, —

Как лунный свет горит во мраке сонном,
Как тубероза, в Индии, дыша,
Поит равнину духом благовонным,

И жизнь ее небесно-хороша, —
Так соловей в лесу поет, счастливый,
От звука к звуку радостно спеша,

С заката до тех пор, когда над ивой
Рассветная заискрится звезда, —
И внемлет мир в усладе молчаливой;

В узоры звезд замкнувшись навсегда,
Внимает небо; замерли, мечтая,
Земля и безглагольная вода;

Фиалка побледнела, расцветая,
Внимают розы, волны, облака,
Лучи светил, и травка молодая,

И каждое дыханье ветерка,
И сонмы птиц, и бабочка ночная,
Что, серебрясь, порывисто-легка,

Из гроба колыбели улетая, —
Как тот, кто в слишком дальнюю влюблен, —
Спешит к звезде, как будто золотая

Звезда, которой дышит небосклон,
Свеча земли, и бабочка не знает, —
Как тот, кто, в слишком дальнюю влюблен, —

Что, низкая, она полет свершает
К чрезмерной невозможной высоте
И, неба не достигнув, погибает, —

И все кругом, что замерло в мечте,
Что в храме ночи дышит обожаньем,
Внимает полнозвучной красоте,

И чудится, что тем очарованьем,
Той бурей звонкой песни соловья
Окутан мир, исполненный вниманьем, —

Вокруг всех форм и ликов бытия
Безбрежность звуков вьется пеленою,
И лишь в одной душе шипит змея.

. . . . . . . . . . . . . . . 

Он с топором вернулся и с пилою,
Деревья убивал он целый день,
А каждое из них, своей душою,

Лесною нимфой было, мглу и тень
Рождало и листами кружевными
Лелеяло прохладу, сон и лень;

В зеленой мгле, как будто в светлом дыме,
Среди ветвей дремали ветерки,
Дожди, блистая, каплями живыми

С них падали, прозрачны и легки,
Как слезы счастья, чуждые печали;
И колыбелью нежные листки

Они для птиц заботливо сплетали,
И бледные влюбленные цветы,
Как облака, прохладою питали,

А там, вверху, где в неге красоты
Прильнула ветка к ветке поцелуем,
Как будто в пышный храм сплелись листы, —

Различен этот мир, неописуем,
Столица веток, листьев и стволов,
Их мрак зеленый ветерком волнуем,

Молитвенных как бы исполнен слов,
И нежностью бесчисленных узоров
Он каждый миг — другой, он вечно-нов

Для восхищенных созерцаньем взоров;
Дрожат, шуршат, качаются листы,
Слагаются в изменчивость уборов,

Здесь дышит сложность нежной красоты,
Воздушность блесков, звуков, аромата,
Здесь шепчут убедительно мечты;

Дух бури, что порывами богата,
Поет напев, меняясь каждый час,
И каждый звук уходит без возврата,

В уме встает он сказкой каждый раз,
Рождаясь на неверное мгновенье,
И этот дух ветров незрим для глаз.

. . . . . . . . . . . . . . . 

Напев Дриад — восторг самозабвенья,
Но в мире слишком много лесников,
Они не видят в песне — откровенья,

И мучают звенящих соловьев.


1818

Примечания

  1. Журнал для всех. 1902. № 9. С. 1061—1064 — См. Библиография К. Д. Бальмонта / Под общ. ред. С. Н. Тяпкова. — Иваново: Ивановский государственный университет, 2006. — Т. 1. — С. 52 №261. — ISBN 5-7807-0583-6.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.
Кроме того, перевод выполнен автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликован прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.