Линия наименьшего сопротивления (Е. Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Линия наименьшего сопротивления
автор Евгений Петрович Петров
Опубл.: 1927. Источник: Илья Ильф, Евгений Петров. Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска / сост., комментарии и дополнения (с. 430-475) М. Долинского. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 101-103. • Единственная прижизненная публикация: Смехач. 1927. № 24.


Сдавши зачет по органической химии и вернувшись в свою комнату, Вася Илотов развалился в непринужденной позе отдыхающего бонвивана на ободранном клеенчатом диване и радостно захохотал. Светило яркое солнышко. Нежное июньское небо дружелюбно заглядывало в Васино окно. Пташки, очевидно пронюхав о выказанных Васей академических успехах, стройно пели хвалебный гимн, слова которого в переводе с птичьего языка на человечий могли означать только — «К черту органическую химию! Да здравствует жизнь!» — и вообще выказывали Васе свое расположение.

Да. Жизнь была прекрасна. Сомнений быть не может.

— Ур-ра-а! — крикнул Вася и, разбежавшись по комнате, сделал замысловатое па наурской лезгинки. Но этого Васе показалось мало. Он полез в карман и нащупал в этом безнадежно и систематически пустующем месте две уцелевшие от стипендии каким-то чудом монетки: одну двадцати-, другую пятнадцатикопеечного достоинства.

Находка привела Васю в мечтательно-лирическое настроение. Возможностей была тьма. Во-первых, можно было катнуть за город — себя показать и людей посмотреть. Можно было съесть на бульваре порцию мороженого. Можно было попробовать силу и взвеситься. Можно… Впрочем, мало ли хорошего и приятного можно сделать на 35 копеек, имея за собой 19 лет жизни и отошедший в область преданий зачет по "химии.

— Эх! — воскликнул студент, а не выпить ли мне бутылочку пива? Хор-рошо было бы… Прохладно… А? Или не стоит?.. А?.. Или выпить?.. Или, может быть, попробовать силу?.. А?.. Или пива?..

Вася на секунду замер, размышляя, как получше использовать неожиданное богатство. Две серебряные монетки тяжелым грузом лежали в его руке.

. . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . .

Вася Илотов поставил на подоконник бутылочку купленного в Моссельпроме пива и наполнил стаканчик.

— Ну, будем здоровы! — сказал он, чокаясь с чернильницей, — с благополучным зачетом вас!.. Спасибо. И вас также!..


А в то время ответственная съемщица вдова Велисапетова стояла у Васиных дверей и подслушивала.

— Тоже, юноши теперь пошли, — злобно думала вдова, — сам пивы распивает, а сам за электрическую энергию не платит. Сам кутежи устраивает, а сам воду за собой не спускает!.. Ладно…

И вдова Велисапетова, охая и жалуясь на вдовью свою судьбу, поплелась к управдому.


Узнав о поведении Васи, управдом покачал головой.

— Так им и пропишите! — хрипела вдова нелегальным шепотом, — сам пивы распивает, а сам…

— Будьте спокойны, мадам, — сказал управдом, — потому Илотов Василий злостный неплательщик.

И управдом написал в Васин институт отношение.


— Ага! — сказал председатель исполбюро, — я давно подозревал Илотова. Разлагается. Ясно, как общее собрание. Сам алкоголь распивает, а сам…

И поднял вопрос о лишении Васи стипендии.

Выяснив, что Вася больше не стипендиат, управдом сладострастно потер руки.

Вы, гражданин Илотов, сколько за сажень платите? Одиннадцать копеек? Ага! Так-с. Теперь будете платить девять рублей. Как лицо свободной профессии.


— Что?! — воскликнул председатель исполбюро, — Илотов платит девять рублей за сажень?! А вот мы его — 150 рублей за правоучение!.. Не угодно ли?!


— Ка-а-ак?! Илотов платит 150 рублей за правоучение?! Ха-ха!.. А вот мы…

И управдом наложил на Васю по 25 рублей за сажень.

— Паз-з-звольте, товарищи! Да ведь Илотов просто-напросто нэпман!!! Он платит 25 рублей за сажень. Предлагаю эту гидру вымести из института железной метлой!..

Вымели.


— Ах! Так?! Илотова выгнали?! Теперь мы можем с ним не церемониться!.. По 75 рублей за сажень… Не угодно ли?! Или — вон!!!

. . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . .

Вася встрепенулся, тяжело вздохнул и разжал руку. На ладони блеснули две серебряные монетки, одна Двадцати-, другая пятнадцатикопеечного достоинства.

Солнце с отвращением скрылось за тучи. Небо померкло. Пташки замолкли.

М-да, — пробормотал Вася, — Пойти, что ли, попробовать силу?..

И решительно направился к дверям.